Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Главных книг, которые нужно читать в июле (7 фото)

Мемуары автора Зови меня своим именем Андре Асимана, нон-фикшн про Tinder, сборник заметок великого философа XX века Людвига Витгенштейна и не только.






Алла Горбунова, Конец света, любовь моя

Прекрасно написанный сборник рассказов про героев из девяностых и нулевых, которые живут обычной жизнью с ее контрастами и курьезами. Однако, оглядываясь назад, понимаешь, что обычная жизнь в необычных обстоятельствах тоже перестает быть обычной: норма жизни искорежена, судьбы перепутаны, ткань привычной жизни вся в прорехах именно это показывает Горбунова, как никто другой, с любовью и нежностью, с сожалением о несчастье. Жутковатая школа, неудачный секс, психологически трудная семья самые простые из тех вещей, с которыми эти герои, если у них остались силы, наверняка пошли к психотерапевтам в десятые.





Людвиг Витгенштейн, Zettel. Заметки

Витгенштейн одна из ключевых фигур для философии двадцатого века. Над его Логико-философским трактатом до сих пор ломают головы лучшие умы, по нему защищаются диссертации, к нему пишутся сотни страниц комментариев, и нет причин думать, что эти дискуссии прекратятся в ближайшее время. Одним из дополнительных ключей ко всему наследию Витгенштейна может стать эта небольшая книга заметок, собранная им самим, драгоценные размышления, наблюдения над языком, над миром, над философскими категориями, которая напоминает экспериментальное поле, место для тренировки глубины мысли и герметичности письма. Настоящее интеллектуальное событие. Перевод Валерия Анашвили.



Джонатан Коу, Дом сна

Четыре героя с четырьмя разными темпераментами живут в одном студенческом общежитии, между ними завязываются причудливые отношения. Они расстаются на двенадцать лет и встречаются на том же месте теперь там клиника лечения расстройств, связанных со сном, и тут все ружья, аккуратно развешенные автором по стенам мрачного дома, выстреливают в нужный момент. Обе части истории идут параллельно, сплетаясь друг с другом и нагнетая интригу. Перед нами переиздание подробного, живого, не лишенного гротеска романа, в котором размышления о жизненном опыте, мечтах, желании, отношениях между людьми и тайнах человеческой души оборачиваются высказыванием о том, как же на самом деле мы прочно и неочевидно связаны друг с другом. Книга переведена Игорем Алюковым.




Евгений Бабушкин, Пьяные птицы, веселые волки

Это не сборник рассказов в привычном понимании, а скорее составленный плей-лист, в котором сходятся фолк, рок, классика и техно и не противоречат друг другу. Драма, стихи, проза, многообразие промежуточных форм разнообразные регистры письма формируют уникальную вселенную Бабушкина, в которой экзистенциальное одиночество не компенсируется человеческой теплотой, но все-таки сосуществует с ней. А полюбить его героев оказывается совсем не сложно, кем бы они ни были животными, людьми, сказочными персонажами или даже и тем, и другим, и третьим одновременно.




Жюдит Дюпортей, Любовь по алгоритму. Как Tinder диктует, с кем нам спать

Серфинг по тиндеру насторожил Дюпортей почему нам выпадают именно эти люди, а не другие? Она увлеклась и затеяла полномасштабное исследование алгоритмов приложения, провела десятки интервью, общалась с математиками и программистами. Ей удалось невозможное после публикации руководству тиндера пришлось признать, что алгоритмы были несовершенны, так как сортировали людей в зависимости от их социального положения, и изменить их. Помимо этого, перед нами подлинный феминистский манифест, рассуждение о природе любви и просто очень обаятельная и смешная книга. Перевод Татьяны Тростниковой.




Ильва Эстбю, Хильда Эстбю, Это мой конек: наука запоминания и забывания

Память личная, историческая, культурная сейчас одна из самых горячих тем для обсуждения, о ней написаны сотни художественных, научных и научно-популярных книг. Авторы этой сумели объединить их достоинства: для того, чтобы читатель смог лучше понять себя и других, они переплетают научные данные о мозге с интервью, эссеистические фрагменты с личными историями известных и совсем неизвестных людей. Это мой конек неторопливая, почти медитативная книга о том, почему мы помним и почему мы забываем. Перевод Дарьи Гоголевой.



Андре Асиман, Прочь из Египта

Автор Назови меня своим именем родился в еврейской семье в еще по сути колониальном Египте, его окружали любящие родители, бабушки и дедушки, их многочисленные друзья, говорящие на разных языках и представляющие разные культуры. Однако размеренная буржуазная жизнь оказалась очень хрупкой после прихода Насера к власти тучи начали сгущаться. Перед нами понастоящему замечательная книга воспоминаний, возвращающая к жизни мир, которого уже давно нет, схожая с другими книгами автора разве что суммой солнца и любви. Перевод Юлии Полищук.

Источник: ekabu.ru
К списку статей
Опубликовано: 31.07.2020 19:49:01
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Литература

Последние комментарии

© 2006-2020, wellwebway.ru