Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Литература

5 мистических триллеров, которые увлекут с первой до последней строчки

05.07.2022 15:49:50 | Автор: admin
Для тех, кто любит пощекотать себе нервы, пять отличных триллеров, в которых захватывающий сюжет сочетается с тонким психологизмом.



В подборке от крупнейшего книжного сервиса в России и странах СНГ ЛитРес повести от сына Стивена Кинга, роман о жуткой психиатрической клинике и новый российский экшен о недалеком будущем.

Пресс-тур, Андрей Поляков
Увлекательный роман Андрея Полякова появился на ЛитРес пару недель назад и уже успел стать популярным. Это микс психологического триллера, антиутопии и сатиры на современность. В России находят источник альтернативного топлива, который сулит стране экономическое процветание.

Пиарщик Павел должен организовать пресс-тур на Крайний Север для журналистов и блогеров. Группа едет смотреть, как добывают новое ископаемое, однако все идет не по плану. Павел и его подопечные сталкиваются с эпидемией, сводящим с ума холодом и отчаянием.

Обстоятельства мешают им вернуться домой, и в стрессовой ситуации каждый из участников пресс-тура проявляет свои лучшие и худшие качества. Это классический литературный прием, который почти всегда срабатывает: невероятно интересно наблюдать за людьми, оказавшимися в экстремальных условиях.




Будет кровь. Сборник, Стивен Кинг
Стивен Кинг один из самых плодовитых писателей. Каждый год он радует поклонников новыми фантастическими триллерами, и каждое произведение блестящий образец жанра. В этот авторский сборник вошли четыре повести: Будет кровь, Телефон мистера Харригана, Жизнь Чака и Крыса.

Вы снова встретитесь с Холли Гибни, талантливой девушкой из романа Чужак, которой в очередной раз не посчастливится столкнуться с мистическим злом. Но главное это тонкий психологизм и мастерство Кинга, позволяющее раскрыть каждого персонажа через призму фантастической истории, показать его страхи, истинные мотивы и противоречия.






Тайна, Олег Рой
Тайна это деревенская девушка Ольга, у которой есть выдающиеся экстрасенсорные способности. Ольга точно предсказывает будущее, видит прошлое и чувствует энергетику каждого человека. Из-за своего дара девушка страдает: она видит печальную судьбу возлюбленного, знает, как закончатся жизнь всех, кто ей дорог. При этом на Ольгу постоянно охотятся спецслужбы, которые хотят использовать ее способности в политических целях.

Сюжет романа по-настоящему увлекательный, однако самая важная мысль книги обратить внимание читателя на то, как порой тяжело приходится особенным людям и какую смелость нужно иметь, чтобы позволить себе выделяться из толпы.







Полный газ. Сборник, Джо Хилл

Джо Хилл сын Стивена Кинга, унаследовавший литературный талант своего знаменитого отца. Хилл также работает в жанре фантастического триллера, и этот сборник отлично подходит для знакомства с творчеством писателя. Заглавная повесть Полный газ создана в соавторстве с Кингом. Фабула звучит кинематографично: компания байкеров, которую возглавляют отец и сын, случайно совершает убийство.

В панике они обсуждают содеянное, а их разговор случайно слышит водитель-дальнобойщик. Он начинает преследовать убийц на своем огромном грузовике посреди пустыни, доводя когда-то лихих байкеров до исступления. Получилось страшно и динамично в лучших традициях Кинга.






Пациент, Джаспер Девитт
Увлекательный триллер, действие которого разворачивается в психиатрической лечебнице. Молодой и амбициозный врач Паркер устраивается на новую работу и сразу же обращает внимание на одного из самых старых пациентов клиники. Джо с шести лет живет в закрытой палате, врачи и санитары его боятся, а точный диагноз парню никто не может поставить.

Поначалу Паркеру кажется, что он сможет помочь больному, однако вскоре доктор понимает, что имеет дело вовсе не с психическим расстройством Джо управляют какие-то потусторонние злые силы, которые выходят за пределы человеческого сознания. И тогда психиатр начинает сомневаться: это все реальность или он сходит ума?
Подробнее..
Категории: Литература

Ужасные сказки и легенды в основе мультиков Disney (20 фото)

04.07.2022 19:58:55 | Автор: admin
Большая часть фильмов и мультиков Диснея основана на старых сказках и легендах. А что объединяет все старые сказки и легенды? Да то, что в них попадаются такие сюжетные повороты, от которых волосы на голове встают и у современных взрослых.

Это сегодня все сказочки сладкие до неприличия, а в оригинале-то ничего светлого и доброго не было.



1. Золушка





В диснеевской версии Золушка попадает на бал в образе прекрасной принцессы, теряет туфельку и потом принц ищет девушку, которой туфелька бы пришлась в пору. Находит Золушку и они живут вместе долго и счастливо.






В оригинале, написанном Шарлем Перро более 300 лет назад, все происходит примерно так же, только с кровавыми подробностями. В частности, Мачеха заставляет своих дочерей отрезать пятку или большой палец чтобы туфелька пришлась им в пору. А на свадьбе какие-то бешеные голуби выклевывают Сестрицам глазки. Кстати, советские создатели старой доброй Золушки, как помнят твои родители, поступили честнее по отношению к оригиналу там мачеху и сестер тоже немножко унижают (выгоняют из Королевства), хотя и не так брутально.



2. Спящая красавица




В версии студии Дисней принцесса укалывает пальчик о веретено и засыпает вечным сном. Потом приходит прекрасный принц, будит ее поцелуем и они живут вместе долго и счастливо.







В версии этой сказки Джамбаттиста Базиле все интереснее. Спящую красавицу у него зовут Аврора и она просыпается не от поцелуя, а в родовых муках у нее рождаются близнецы. Прекрасный принц в сказке есть, но поцелуем он, ясное дело, не ограничивается. Более того пока Аврора спит, а в ее чреве развивается новая жизнь, принц успевает жениться. Когда Аврора с детьми приходит в замок, жена принца пытается убить соперницу и ее детей, однако в дело вмешивается король. Он не только запрещает трогать Аврору, но приказывает сыну жениться на девушке, которую тот изнасиловал, пока она спала.


3. Красавица и Чудовище





Белль похищена Чудовищем и живет в роскошном замке, а затем познает скрытую красоту своего похитителя. Она влюбляется, целует его и развеивает чары, которые делают его уродливым. Мораль физическая красота не имеет значения.






В оригинале авторства Габриэль-Сюзанна Барбо де Вильнев, жившей в XVIII веке, Белль отпрашивается у чудовища и отправляется на недельку домой, чтобы побыть с семьей. Сестры, видя как роскошно Белль одета, слушая ее рассказы о беззаботной жизни, пытаются уговорить ее остаться дома подольше. Они надеются, что Чудовище сойдет с ума от обиды на нарушенное обещание вернуться к нему через неделю и в припадке гнева сожрет Белль.


Белоснежка




Главной героине мультика пришлось спасаться бегством и жить с семью гномами из-за своей красоты и честности. Ведьма отравила ее с помощью яблока, а гномы отомстили за смерть любимицы, придавив ведьму увесистым камушком. Потом из ниоткуда появился прекрасный принц и спас девушку поцелуем.






А вот в оригинале сказки авторства братьев Гримм ведьма умерла вовсе не легкой быстрой смертью. На нее обули раскаленные железные башмаки и заставили танцевать в них до тех пор, пока она не пала замертво от боли и истощения.


5. Русалочка




В диснеевской версии русалочка Ариэль, дочь короля моря, обменяла голос на пару ног и отправилась на сушу в поисках любви. Которую и встретила в лице принца Эрика. Вдвоем они прибили ведьму, с которой Ариэль заключила сделку и жили вместе долго и счастливо.






В оригинале Ханса Кристиана Андерсена, написанном в XIX веке, русалочка получила пару ног в обмен на то, что при ходьбе она будет испытывать такую боль, словно ходит по остриям ножей. Поскольку постоянная боль и соблазнение плохо сочетаются, принц в конце концов полюбил другую и женился на ней, а русалочка от горя бросилась в море и стала морской пеной.


Покахонтас





В сказке Disney это индианка, которая разговаривает с деревьями, а ее лучший друг енот. Однажды она влюбляется в англичанина и из-за этого почти начинается война между двумя народами.






Согласно старой индейской легенде Покахонтас прозвище индейской принцессы Матоака, данное ей отцом Поухатаном вождем индейского племени поухатанов, жившего на территории современной Виргинии. В 1607 году принцесса спасла английского капитана Джона Смита от смерти в индейском плену, но это ровно все отношения, что между ними были. В конце концов она была похищена европейскими поселенцами, которые держали ее в заложницах. В 17 лет ее выдали замуж за одного англичанина, а в 22 года она умерла по неизвестной причине.


Геркулес




В мультике Геракл младший сын Зевса и Алкмены, который из грязи выбился в князи, то есть попал на Олимп.





В древнегреческих мифах Геракл был довольно брутальным дикарем и очень многие из его подвигов попали бы под разные статьи Уголовного кодекса практической любой страны мира.


8. Горбун из Нотр-Дама





В мультике Квазимодо молодой горбун, который влюбляется в цыганку Эсмеральду и спасает ее от казни.





В оригинальном и совсем не детском произведении Собор Парижской Богоматери Виктора Гюго Квазимодо не удается спасти Эсмеральду (более того, он нечаянно помогает властям ее схватить) и он наблюдает за ее казнью. Потом он идет на ее могилу и умирает на ней от голода. Годы спустя, когда кто-то открывает ее могилу, их скелеты находятся вместе. При попытке их разделить они превращаются в прах.


9. Пиноккио





В диснеевской сказке Пиноккио предстает озорным и милым мальчуганом, сыном плотника, сделанным из полена. В конце концов, несмотря на то, что он подвергает жизнь отца опасности, все заканчивается хорошо и он превращается в настоящего мальчика.






В настоящей сказке Карло Коллоди Пиноккио редкостный мерзавец без капли харизмы и чувства юмора. Он крадет, обманывает и предает. Даже собственный отец относится к сыну с плохо скрываемым презрением. В конце концов, Лиса и Кот вешают Пиноккио на дереве, приладив в качестве веревки собственный нос мальчика. В общем, Коллоди писал морализаторскую драму-предостережение, но в современном мире у Пиноккио совсем другой имидж.


10. Маугли






У Disney Маугли мальчик, брошенный родителями в джунглях. Его воспитывают медведь и пантера, который учат его петь и защищаться.





В Книге джунглей Редьярда Киплинга есть пара важных штрихов, уточняющих образ Маугли. Например, он безжалостно, с помощью волков и слонов, уничтожает целую деревню и убивает ее жителей, которые похитили его биологических родителей. Позже ему приходится убегать, так как жители деревни решили, что он злой дух и устроили на него охоту. В конце концов он находит приют в политически правильном на тот момент месте в деревне, находящейся под управлением британцев.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Вспоминаем хорошие книги лучшая переводная фантастика последних лет (7 фото)

27.06.2022 15:54:49 | Автор: admin
Вместе с нашими друзьями из издательства Эксмо мы подготовили для вас подборку неординарных романов в жанре научной фантастики читать не перечитать!



2019 год подарил поклонникам фантастики много ярких новинок. О некоторых из них мы вместе с нашими друзьями из Эксмо уже рассказывали летом. С тех пор увидело свет еще немало примечательных книг, на которые мы рекомендуем обратить внимание поклонникам жанра. Благо на праздниках обязательно найдется время на хорошую книгу.

Марта Уэллс Отказ всех систем



Марта Уэллс начинала писательскую карьеру в жанре фэнтези, но по-настоящему оглушительный успех пришел к ней только в последние годы, когда она попробовала себя на ниве фантастики. Она выпустила серию повестей об обаятельном андроиде Киллерботе, который взломал свой модуль контроля и, таким образом, обрел свободу. Правда окружающие, в том числе и люди, на которых он работает в качестве защитника, об этом не подозревают.

Цикл о приключениях Киллербота по формату напоминает телевизионный сериал он состоит из повестей, каждая из которых обладает законченным сюжетом, а связаны они между собой миром и главным героем. Причем сериал это очень динамичный и насыщенный увлекательными приключениями.

В сборник Отказ всех систем вошли две первые повести Дневников Киллербота. За первую из них писательница получила премии Хьюго, Небьюлу и Локус. За вторую еще по Хьюго и Локусу. Таким успехом цикл обязан в значительной степени образу протагониста. Киллербот не просто получился интересным и обаятельным особенно близок он по духу любителям фантастики, ведь тоже обожает фильмы и сериалы. Марте Уэллс удалось создать по-настоящему убедительного персонажа, который мыслит и ведет себя иначе, чем человек, и автор очень интересно показывает людей с точки зрения искусственного интеллекта.


Чэнь Цюфань Мусорный прибой



Благодаря успехам Лю Цысиня на Западе, в том числе и в России, возник нешуточный интерес к китайской фантастике. И теперь, следом за Цысинем до наших палестин добрался другой примечательный автор из Поднебесной Чэнь Цюфань. В отличие от создателя Задачи трех тел, он не старается заглянуть в далекое будущее и космические дали, а показывает мир, отстоящий от современности на считанные годы, и поднимает актуальные вопросы.

Как и намекает название, роман непосредственно связан с мусором. События книги происходят на гигантской футуристической свалке, где перерабатываются технологические отходы. В Китае уже существуют очень похожие огромные помойки, и неподалеку от одной из них вырос Цюфань. И писатель говорит о таких проблемах, как загрязнение окружающей среды и эксплуатация малоимущих, которые и сегодня важны, а в будущем грозят достичь еще больших масштабов.

При этом, подобно признанным мастерам жанра, молодой китайских фантаст органично вплетает серьезные темы в напряженную и захватывающую историю. Ее отправной точкой становится попадание на Кремниевый остров экспериментальной разработки, которая попадает в руки одной из местных рабочих и навсегда меняет ее жизнь. И это становится катализатором для вспышки конфликтов, которые уже давно тлеют на острове противостояние местных банд, стремящихся прибрать к рукам власть над островом, и борьба рабочих за свои права.


Дэвид Педрейра Пороховая Луна



Долгое время Луна была не слишком интересна писателям-фантастам, которые брались писать про освоение космоса. С куда большим интересом авторы отправляли своих героев хотя бы на Марс, то и куда подальше за пределы Солнечной системы. Однако к таким достижениям человечество движется куда медленнее, чем надеялись классики фантастики, рисовавшие в середине XX века картины стремительной космической экспансии нашей цивилизации. И даже возвращение человека на Луну постоянно откладывается, а потому писатели в последние годы стали обращать больше внимания на спутницу Земли.

Журналист Дэвид Педрейра в своем дебютном романе Пороховая Луна постарался изобразить максимально реалистичный сценарий освоения спутника во второй половине XXI века. Это касается не только технологий, которые описывает автор хотя и в их отношении он старается быть предельно достоверным. Педрейра убедительно обосновывает возобновление космической гонки, экономические причины, которые могут заставить человечество активно колонизировать Луну, и потенциальные последствия борьбы за нее для крупнейших мировых держав.

На этом фоне разворачивается захватывающая детективная история о первом убийстве в космосе. Оно может стать искрой, которая приведет к первой настоящей войне. Главным героем романа выступает бывший морской пехотинец, который надеялся, отправившись на Луну забыть о смерти и убийствах, но вместо этого ему приходится расследовать гибель своего подчиненного, чтобы попытаться предотвратить разгорающийся конфликт.


Джаспер Ффорде Ранняя пташка



Фантастика не всегда показывает нам, что может ждать нас в будущем. Порой авторы предлагают нам отправиться в необычайные миры. Джаспер Ффорде признанный мастер создавать именно такие, что он убедительно продемонстрировал и в своем свежем романе, Ранняя пташка.

Книга рассказывает об альтернативной реальности, в которой Ледниковый период продолжается до наших дней. Человечество приспособилось к суровым условиям и на зиму впадает в спячку, и вокруг этой идеи Ффорде выстраивает всю свою цивилизацию. Например, наука озабочена повышением шансов на выживание людей во время спячки, а на несколько зимних месяцев экономическая и политическая жизнь по сути замирает. Но Ффорде не просто создал проработанные и самобытные фантастические декорации, на фоне которых разворачивается лихо закрученная приключенческая история с детективной интригой, заговорами и снами, оказывающимися чем-то большим, чем просто ночные грезы.

Ффорде по праву пользуется репутацией достойного последователя Терри Пратчетта и Дугласа Адамса. Он насыщает свой роман острой сатирой, ироничными диалогами, пронизанными английским юмором и изящными культурными аллюзиями. Рассказывая фантастическую историю, Ффорде попутно затрагивает проблемы и вопросы актуальные для нашего мира. Ранняя пташка непременно придется по вкусу тем, кто ищет необычную фантастику, любит постмодернизм и ценит в книгах смелый полет фантазии и многослойность.



Таде Томпсон Роузуотер



Роузуотер Таде Томпсона представитель популярной в последнее время этнической фантастики, в которой фантастические элементы перемешиваются с культурой, отличной от западно-европейской. В прозе Томпсона традиции нигерийской литературы сочетаются с фантастическими элементами в духе Нейроманта Уильяма Гибсона и Района номер девять Нила Бломкампа.

Основные события романа разворачиваются в 2066 году в Нигерии в городе Роузуотер, выросшем вокруг огромного инопланетного объекта, окруженного непроходимым для человеческих технологий куполом. Ученые, военные и искатели приключений мечтают проникнуть внутрь, но побывавших внутри купола счастливчиков (каждый из которых получил сверхчеловеческие способности) можно пересчитать по пальцам, и с каждым днем пальцев понадобится все меньше, ведь все они начинают погибать при загадочных обстоятельствах. Главный герой книги, Кааро, один из подобных людей, он выполняет грязную работу для правительства, и теперь обязан отыскать таинственного убийцу прежде, чем убийца настигнет его.

Роузуотер подкупает чарующей и да, экзотической для нашего читателя атмосферой, убедительным и продуманным главным героем и действительно оригинальным и захватывавшим сюжетом.



Ричард Морган Рыночные силы



Книги Ричарда Моргана издаются в России уже полтора десятка лет, но настоящий интерес к ним возник лишь после выхода первого сезона телесериала Видоизмененный углерод. На волне успеха к сериалу начали активно издаваться на русском и другие книги автора.

Рыночные силы один из немногих внецикловых романов в творчестве Моргана. Идейно он настолько перекликается с Видоизмененным углеродом, что в ряде интервью автор даже допустил, что действие Рыночных сил разворачивается в том же мире, но на несколько столетий раньше.

В мире Рыночных сил транснациональные корпорации занимаются спонсированием международных конфликтов в менее развитых странах, деловые вопросы разрешаются автомобильными дуэлями на пустых шоссе, а Лондон превратился в настоящий ад. И Крис Фолкнер, главный герой книги, готов на все, чтобы выбраться из этого ада. Даже если для этого понадобится убивать людей и разжигать новые вооружённые конфликты.

Рыночные силы роман очень жесткий, брутальный и провокационный, но в то же время кинематографичный, с харизматичными персонажами, запоминающимися диалогами, взрывным экшеном и продуманной экономической составляющей.


Йен Макдональд Дорога запустения


На счету британского фантаста Йена Макдональда уже два десятка романов, но на русский язык переведена в лучшем случае половина, причем все как один из более позднего творчества. И вот на русском впервые выходит дебютный роман Дорога запустения, и он совершенно не похож на Бразилию, Дом дервиша или Новую луну.

Дорога запустения это безумный коктейль из Ста лет одиночества Габриэля Гарсиа Маркеса, Книги нового солнца Джина Вульфа, По собственным следам Роберта Хайнлайна, О скитаньях вечных и о Земле Рэя Бредбери и Маленького, большого Джона Краули. На страницах романа твердая научная фантастика перемешивается с магическим реализмом, лирика с сатирой, наука с мифами и магией, а мощный финал аккуратно закольцовывает повествование воедино.

Роман состоит из коротких главок-миниатюр, делящихся на три части. Первая рассказывает о том, как в отдаленной марсианской пустыне возник город под названием Дорога запустения. Во второй части жители поселения оказываются по разные стороны баррикад, а в третьей в город приходит гражданская война, грозящая смести поселение с лица Марса.

При всех прочих главным достоинством романа остается элегантный, поэтический язык со множеством неологизмов, словесных игр, необычных сравнений и аллитераций. И хотя количество действующих лиц превышает все мыслимые пределы, автору удается сохранить темп, удержать баланс и подвести повествование к удивительно красивому финалу.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Что читать летом 10 новых книг о том, как мы живем сегодня (10 фото)

26.06.2022 09:50:21 | Автор: admin
Бумага дорожает, издательства схлопываются, а Стивен Кинг и Нил Гейман прощаются с нами, возможно, навсегда. И все же книги продолжают выходить более того, продолжают рассказывать нам много интересного о том, как мы сегодня живем. Как люди взрослеют, как спорят, как разговаривают о прошлом и настоящем, как пытаются изменить мир или хотя бы маленькую его область, как самые невинные наши исследования и научные победы могут привести к слишком большим последствиям. Для этого лета Лиза Биргер выбрала десять книг, которые помогут объяснить сегодняшний день или найти в нем свое место.


Джулиан Барнс, Элизабет Финч





Джулиан Барнс исключительно интересный собеседник редкий автор, который умеет так закрутить детективный сюжет в интеллектуальном философском романе, что читатель еще долго после финальной точки будет бродить в этом лабиринте и не хотеть выходить. Мы читаем его уже больше 40 лет, и не надоедает Барнса как-то всегда мало. Но с годами в романах Барнса встречается все больше настоящей скорби, они все чаще посвящены его дорогим ушедшим и все больше напоминают завещания, чем утешения. Так устроена и Элизабет Финч главная героиня, профессорша, вдохновлявшая студентов разговорами об истории, уловимо напоминает покойную подругу Барнса Аниту Брукнер, новеллистку, лауреатку Букеровской премии. Разгадать героиню главная цель этого увлекательного романа-некролога. Романы Барнса выстроены с невероятной легкостью, благодаря которой они могут показаться изящными безделушками, но на самом деле это исключительно устойчивая конструкция, и читатель не заметит, как его затянет к разговору об устройстве разговоров. Тем более что роман с секретиком впрочем, как и всегда у Барнса.

Кайли Рид, Такой забавный возраст



Литературный дебют, который в 2020 году вошел во все американские рейтинги лучших книг года, история юной чернокожей няни в поисках себя. Хотя главная героиня, Эмира, уже не тинейджер, она зарабатывает как бебиситтер, ухаживая за очаровательной трехлетней Барбарой, на которую, как всегда бывает, немного не хватает времени у ее очень занятых родителей. После того как охранник в супермаркете принимает ее за воровку, укравшую белого ребенка, она всерьез начинает задумываться о расе и классах. Вокруг нее слегка одержимые ею белые люди, для которых она превращается в фетиш, объект манипуляции и источник игры, но никто, кажется, не понимает ее по-настоящему. Кажется, что все эти вопросы про расы и классы очень американские, не очень близкие именно нам нам есть о чем сегодня позаботиться еще. На самом деле оказывается, что огромный разрыв между взрослыми и детьми важен для любого общества. Взрослые странные и это объединяет нас через континенты, несмотря на контекст.

Р. С. Шеррифф, Две недели в сентябре




В 1931 году английский драматург Р. С. Шеррифф задумал роман о каникулах, в которых ничего не происходит. Одна абсолютно нормальная семья отправляется на море в старенький пансион с почерневшими газовыми рожками и рваным постельным бельем и искренне радуется отпуску. Ветеран Первой мировой, чудом выживший в битве при Ипре, Шеррифф написал книгу о мирном времени о семье, быт которой, хоть и бедный, построен на взаимной любви, о том, как главной заботой может быть, как не пропустить пересадку в пути и занять места в купе для курящих. Шеррифф сам не ожидал успеха своего романа, но нам он абсолютно понятен: невозможно перестать читать, как люди любят друг друга, гуляют, едят толстые бутерброды с вареньем, купаются и ничего больше не случается. И все же за пределами сюжета остается странное напряжение, как будто все участники этой тихой драмы подсознательно знают, что на самом деле мирным денькам вот-вот придет конец.





Эмма Клайн, Папуля



Американская романистка Эмма Клайн прославилась в 2016-м после грандиозно неуютных Девочек о том, как девочки поздних 1960-х попадали в секты и что с ними там случалось. Папуля ее вторая книга, сборник небольших рассказов, которые она писала в перерыве, десять совершенно ясных кратких текстов уже о современности. В каждом из этих текстов так или иначе присутствует папуля мужчина средних лет, казалось бы, совершенно обыкновенный. Но так или иначе за скобки сюжета всегда оказывается вынесено насилие какой-то кусочек прошлого, что-то позорное, стыд, взрывы гнева, страх. Папуль вроде и жалко, и Клайн показывает их с огромным сочувствием, но не забывает намекать, что за сюжетом оказалось что-то гораздо более тревожное и страшное, чем их средний возраст. Это убийственно точные рассказы о том, сколько напряжения и человеческой драмы может скрываться за обыкновенным диалогом.

Лена Элтанг, Радин


Среди 100 причин любить писательницу Лену Элтанг (например, за редкое умение строить крепкий убедительный сюжет и вольно смешивать жанры) самая первая, пожалуй, это умение выцепить и описать современного героя, немного растерянного, в чем-то излишне интеллектуального, постоянно страдающего, живого, совершенно лишнего. Герои Радина, ее последнего на сегодняшний день романа, эмигранты, обычные русские люди, запущенные в необычные места. И в том, как они пытаются найти себя, через язык или через мечты, читатель может увидеть много родного. Только у Лены Элтанг условные мы выглядят гораздо лучше, чем есть на самом деле, мир вокруг разнообразнее, удивительнее и загадочнее. В ее романах можно так перенестись в мир странного, словно навсегда проснуться во сне, и почувствовать другое, более глубокое содержание событий. Общий жизненный выигрыш или проигрыш, возможность или невозможность влиять на ход событий уже не так важны, когда есть это множественное измерение мира.

Даша Благова, Южный ветер



Дебютный роман журналистки Даши Благовой о журналистке Саше, которая возвращается из Москвы на родину, в небольшой кавказский город, чтобы заботиться о своем младшем брате с ментальными особенностями. Даша Благова основала радио Зазеркалье, где работали люди с психиатрическими диагнозами, и сняла на основе их историй мультфильм Голоса, а ее героиня открывает радиокружок, чтобы пациенты психиатрической больницы могли рассказывать свои собственные истории. Но на самом деле это совсем не завуалированная автобиография, а книга о чем-то гораздо большем: о возможностях и способностях отдельного маленького человека победить тьму, о том, что реальные общественные перемены от маленьких действий требуют больших жертв.


Александр Стесин, Троя против всех



За последние три года поэт, прозаик, эссеист и врач Александр Стесин покорил читателя своей автофикшен-прозой текстами, в которых, что бы ни описывал автор (будь то путешествия, наблюдение за птицами или встречи в приемном покое больницы), поражает его чрезвычайная внимательность к миру, внутреннему содержанию любого маленького события. Трою против всех роман о взрослении героя между культур и континентов отличает такая же внезапная глубина незначительного. Молодость, первая любовь, поиски призвания в таком тексте становятся не поисками лучшего нового пути, а истинным содержанием жизни, до которого надо добраться усилием осознания и памяти: ты теряешь и то, и это, и вся твоя жизнь попытка узнать, что остается. Впрочем, в романе Стесина есть путь к расшифровке истинного содержания настоящего и прошлого, и это музыка, и даже название романа это имя юношеской панк-группы.

Давид Диоп, Ночью вся кровь черная



Роман, получивший осенью 2021 года Гонкуровскую премию, история двух сенегальских солдат, сражающихся за Францию в Первой мировой войне. Один умирает, другой, героически дотащив тело до своих окопов, сходит с ума от навязчивого воспоминания, как не смог спасти друга детства от страданий, добить, чтобы не мучился. Каждую ночь он проползает в стан противника, убивает одного из них и приносит обратно трофей левую руку. Но в этом ритуале есть много больше, чем просто военное безумие. В этом романе, написанном совершенно безжалостно и не для слабонервных, Диоп показывает, как война ломает порядок вещей, вызывает к жизни силы, не поддающиеся рациональному пересказу, ущерб ее неизлечим и мир войны навсегда окажется сломан. Это тяжелое чтение с его яркими кровавыми образами кажется в чем-то даже необходимым.

Матиас Энар, Ежегодный пир Погребального братства


Гонкуровский лауреат Матиас Энар неплохо переведен на русский язык мы уже читали, например, его роман Совершенный выстрел о том, как молодой снайпер на войне постепенно превращается в убийцу. Его седьмой по счету роман, довольно веселенький о молодом антропологе, который приезжает исследовать скучную сельскую жизнь в далекое местечко, которое сам же он обзывает Дебри науки. Веселый рассказ в письмах о приключениях городского нежного тюфячка оборачивается грандиозным банкетом, где мертвые встречаются с живыми и провинциальная Франция оказывается вовсе не так тиха, как кажется. Это щедрая на литературную игру книга доказывает, что в мире не существует ничего понятного и простого: всюду теплится разнообразная жизнь и еще более веселая смерть.



Сьюзан Линди, Разум в тумане войны: наука и технологии на полях сражений


Убийственный нонфикшен напоследок исследование профессора из Гарварда о роли ученого на войне и как на протяжении веков эта роль менялась, требуя все больших моральных компромиссов. Но когда ученые придумывали оружие, для них это был способ покончить с войной. Современность же устроена иначе мы не можем точно сказать, где заканчивается война и начинается мир. Поэтому теперь, по мнению Сьюзан Линди, ученые должны разобраться в том, как устроено сегодня насилие, и совместными усилиями остановить его. Она строго называет работу современных ученых пустой растратой человеческих способностей и талантов, ведь почти вся научная деятельность сегодня ориентирована на создание новых способов контроля и уничтожения. Можем ли мы измениться и вместо этого заботиться о благополучии и процветании? Кажется, сама Линди не слишком в это верит.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Что почитать летом список из 45 увлекательных книг, где каждый найдет что-то для себя фото

23.06.2022 17:49:55 | Автор: admin
Теперь точно есть, что почитать на все следующие два месяца лета и не только. Составили для вас универсальную литературную подборку: от исторических романов и сложной интеллектуальной прозы до исследований о мемах и нон-фикшн про Tinder.

Квентин Тарантино, Однажды в Голливуде



Культовый режиссер адаптировал свой девятый фильм в литературный формат, как пример того, что кино и литература искусства совершенно разные. Отличия между книгой и кинолентой принципиальны, и от дебютного романа Тарантино получаешь не меньше удовольствия, чем от его последней постановки.

Джен Кэмбл, Диковинные диалоги в книжных магазинах



Английская поэтесса Кэмбл, которая не понаслышке знает о работе в книжном магазине, собрала удивительные, а порой уморительные, разговоры с покупателями в одну книгу, а российские независимые магазины дополнили ее.

Литературная матрица. Учебник, написанный писателями. ХХ век



Рассказ о российской классике глазами современных русских писателей, представляющих тонкий и любопытный взгляд на всем известные произведения. В числе авторов Алла Горбунова, Дмитрий Быков, Роман Сенчин, София Синицкая и многие другие.

Дэниел Мейсон, Зимний солдат



Людмила Петрушевская, Черное пальто. Страшные случаи

Роман о человечности и силе духа. Главный герой Люциуш Кшелевский родом из дворянской польской семьи. Предчувствуя грядущую катастрофу, о которой еще никто не подозревает, он решает стать врачом и спасать раненых. Вчерашнего студента отправляют во всеми забытую церквушку в Карпатских горах, где он оказывается единственным медицинским работником.



83-летняя авангардистка Петрушевская не роняет планку и продолжает радовать искушенных читателей. Черное пальто. Страшные случаи сборник рассказов с мистическими сюжетами, яркими художественными средствами и характерным для писательницы намеком на связь реальности и текста.

Оливия Лэнг, Тело каждого. Книга о свободе



Самая откровенная книга Оливии Лэнг о теле и сексуальности. Главные герои Зигмунд Фрейд, Кристофер Ишервуд, Сьюзен Сонтаг и другие.

Татьяна Орлова, За закрытыми дверями. Почему происходит домашнее насилие и как его остановить



О психологических и социальных причинах возникновения домашнего насилия на реальном опыте, а также об инструментах самопомощи. Автор книги Татьяна Орлова, соучредительница центра психологической помощи НеТерпи: психологи за отношения без насилия.

София Синицкая, Хроника Горбатого



София Синицкая финалистка Национального бестселлера, Ясной Поляны и Большой книги, постоянный автор Правила жизни. В новой книге она рассказывает о судьбе старинного города Выборг и ее героях, вместе с которыми мы наблюдаем за трагической историей этих мест. Необычная по форме сага, наполненная деталями финского быта;


Фридрих Горенштейн, Дрезденские страсти



Книги Горенштейна пускай и неочевидный для всех, но важнейший вклад в российскую культуру. Дрезденские страсти остроумная повесть на грани прозы и документалистики, исследующая природу и истоки антисемитизма.

Балинт Мадьяр, Балинт Мадлович, Посткоммунистические режимы



Гид двух венгерских ученых по политическим системам Центральной и Восточной Европы и Китая. Об их прошлом, настоящем и будущем.

Александра Коллонтай, Хочу быть свободной





Многие помнят Александру Коллонтай ее усилиями, направленными на сексуальное просвещение и освобождение женщин от быта. Книга Хочу быть свободной сборник текстов, посвященным всем возможным деталям женского вопроса в революционной России.

Мег Вулицер, Жена



Автор Исключительных и Женских убеждений не только об очень сложном браке, но и о женщине, которая прорывается сквозь трудные обстоятельства и делает это неожиданным образом.

Александра Эндрюс, Кто такая Мод Диксон?


Авантюрно-детективный роман. Мечтающая о литературной славе девушка устраивается ассистенткой к известной писательнице, скрывающей свою личность под псевдонимом Мод Диксон. Во время командировки в Марокко писательница исчезает после автокатастрофы. Главная героиня неожиданно занимает ее место (ведь никто не знает, как выглядит настоящая Мод Диксон).



Иван Кузнецов, Мемы. Научный взгляд на феномен поп-культуры, захвативший мир



Об истории, развитии и использовании мемов в наши дни, а также о том, как они работают, и почему нам смешно.

Джоан Дидион, Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме



Джоан Дидион великая американская писательница, одна из основоположниц новой журналистики наряду с Томом Вулфом, Труменом Капоте, Хантером Томпсоном. Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме сборник ее текстов, эссе, благодаря которым писательница стала знаменитой во всем мире.

Анна Соколова, Новому человеку новая смерть? Похоронная культура раннего СССР


Исследование Анны Соколовой проводит параллели между тем, как люди проводят усопших и относятся к смерти, а также о восприятии реальности. В основе похоронные обряды жителей СССР, в которых отражается отношение советского человека к прошлому, настоящему и будущему.

Алис Зенитер, Искусство терять



Алис Зелитер выразила национальную травму Франции во время военных действий в Алжире наиболее подходящим образом через масштабную семейную сагу о влиянии прошлого на настоящее. Роман-путешествие девушки Наимы на историческую родину стал важным произведением о понимании самого себя и своих предков.


Михаил Трофименков, XX век представляет. Избранные






Великий кинокритик и искусствовед Трофименков написал книгу с мемуарами и очерками о великих деятелях прошлого века: от Алексея Балабанова и Алексея Германа до Денниса Хоппера и Джеймса Дина. Безумно интересное чтиво, написанное в свойственной автору прозорливой и ироничной стилистике.

Жак Тарди, Адель Блан-Сек. Необыкновенные приключения



Классический французский комикс, который довольно сомнительно экранизировал известный режиссер Люк Бессон. Первый том авантюрных историй о любопытной журналистке Адель рисует яркий образ Франции начала XX века, которой уже давно нет.

Дэниел Левитин, На музыке: Наука о человеческой одержимости звуком



Музыкант и профессор психологии Дэниэл Левитин написал интереснейшую книгу о взаимоотношениях человеческого мозга и звука. Прелюбопытный нон-фикшн, который поможет читателю понять, как музыка помогает нам пройти через радость, злость и печаль.

У Мин-И, Человек с фасеточными глазами




Тайваньский писатель, художник, преподаватель и экологический эксперт У Мин-И написал красивую и антиутопическую книгу, в которой остров накрывает ужасное цунами. Переживание катастрофы вместе с героями романа рождают в читателе чувство ответственности за планету и ее будущее.



Джеймс Маккиннон, День, когда мир перестал покупать




Журналист Джеймс Маккиннон вносит вклад в исследование темы сверхпотребления и его негативных последствий и выстраивает воображаемый эксперимент, представляя мир с минимальным потреблением. Написанная до пандемии книга кажется пророческой: многие ее выводы мы уже испытали на себе.

Ава Олафсдоттир, Мисс Исландия





Феминистский роман о девушке Гекле, мечтающей писать стихи в Исландии начала 60-х, где поэзия считается исконно мужским занятием. Увлекательная работа о любви к литературе, поисках счастья и обретении свободы.

Энн Пэтчетт, Голландский дом


История о жизни двух сироток в зловещем особняке: там они взрослеют и затем покидают дом. Автор Бельканто и Свои-чужие, любящий работать с замкнутыми пространствами, на этот раз написал книгу о замкнутом пространстве в нашей голове: ведь если выгнать детей из особняка, не значит, что так легко выгнать особняк из них.

Эдвард Сент-Обин, Двойной контроль




Эдвард Сент-Обин автор серии книг, на которых основан популярный сериал Патрик Мелроуз. В новом романе писатель смиксовал коктейль из персонажей, локаций, науки, бизнеса, экологии и любовных драм не нужно ждать, что после прочтения в вашей голове появится много новых идей, но уж точно ее будет одно удовольствие читать.




Линор Горалик, Имени такого-то





Роман, основанный на реальных событиях. Как и в книге Мойра Морта мертва, реальность связана с нашей, но не похожа не нее. Произведение о настоящих героях и жестоких испытаниях.

Алексей Васильев, Рената Литвинова







Сборник статей Алексея Васильева о Ренате Литвиновой разных лет. Критик уже давно следит за ее творчеством и, возможно, лучших других о нем знает. Что особенно приятно, в сборник уже включены статьи об одном из главных фильмов года литвиновском Северном ветре, музыку к которому написала Земфира.

Время вышло: современная российская антиутопия



Сборник современных российских рассказов в жанре антиутопии знакового для нашей литературы со времен Мы Замятина и Котлована Платонова. Внушительная подборка авторов от Дмитрия Захарова до Ксении Букши, будущее в произведениях которых пугает, но завораживает.

Людмила Черная, Чудеса в решете, или Веселые и невеселые побасенки из века минувшего




Третья мемуарная книга 103-х летней переводчицы прозы Белля и Ремарка Людмилы Черной, публикации которой предшествовали произведения Косой дождь и Записки Обыкновенной Говорящей лошади. Живое, душевное и ироничное произведение, после прочтения которого удивляешься энергии и ясности ума писательницы.

Георгий Соколов, Круг свободы



Сотрудник Эрмитажа Георгий Соколов продолжает дело Екатерины Андреевой и делает весомый вклад в исследование русского искусства второй половины XX века. Круг свободы рисует весьма яркий портрет разнообразной художественной жизни Ленинграда, особое внимание уделяя музейной культуре.

Моника Блэк, Земля, одержимая демонами. Ведьмы, целители и призраки прошлого в послевоенной Германии



Интереснейший нон-фикшн о фрустрированном сознании германской нации после поражения во Второй мировой, в которой тема исследуется через исследование обращения немцев к мистике: колдунам, магам и целителям. Интереснейшая книга, которая многих приведет к занятным историческим параллелям.

Натали Шапиро-Манукян, Сильви Фридман, Почему родители мне всё запрещают? И другие вопросы, которые интересуют подростков



Две журналистки решили ответить на заботящие подростков вопросы, которые само молодое поколение стесняется задавать. Из разговоров с психологами, врачами и самими подростками сложилась увлекательная книга о теле, внешности, отношениях и неуверенности в завтрашнем дне, которая заинтересует и зумеров и их родителей.

Матиас Энар, Ежегодный пир погребального братства




30-летний антрополог-аспирант Давид Мазон из Парижа, отправляется в деревню Пьер-Сен-Кристоф, чтобы написать дипломную работу, посвященную жизни в сельской Франции. Он останавливается на местной ферме, во флигеле Дебри науки, и находит тех, кто расскажет ему о традициях. Один из них мэр, а по совместительству член Погребального братства. Дэвид скрупулезно фиксирует случайные факты и местные обычаи. Лишь одно он не берет в расчет: согласно легендам, балом здесь правит Смерть.



Джонатан Коу, Мистер Уайлдер и я





Книга для ценителей британской литературы и кино. Автор рассказывает о Билли Уайлдере культовом оскароносном американском режиссере, который по сюжету романа снимает новый фильм на острове. Там он знакомится и сближается с девушкой эта встреча изменит их обоих.

Кельвин Касалки, Расстройство лички





Экспериментальная проза: весь роман состоит из переписки в чате, которая начинается с сообщения сотрудника в рабочем чате о том, что он случайно сгрузил себя в сеть и теперь не может выбраться. Книга о том, как нас меняет общение в сети.

Анна Старобинец, Лисьи Броды



Если вы устали от периодически утомляющей интеллектуальности российской прозы, но все же хотите прочитать увлекательную книгу Лисьи Броды для вас. Это приключенческий мистический триллер про затерянное на русско-маньчжурской границе проклятое место, в котором китайские лисы-оборотни встречаются с советскими офицерами, а беглые зэки с даосом, владеющим тайной бессмертия.

Джеймс Эдмунд, Орнитология Шекспира


Вовсе не филологическое исследование Шекспира, а пересчет птиц в пьесах великого автора! Причем, не только пересчет, а и объяснение, зачем, откуда и для чего они там.


Иван Шишкин, Жареные факты



Книга об истории продуктов, их свойствах и еде в целом от одного из самых известных российских поваров, сооснователя ресторана Delicatessen, вошедшего в первый российский мишленовский гид. Произведение построено в формате вопрос-ответ.

Нина Дашевская Поиск звука. Творогов

Добрая подростковая книга о сложных отношениях человека и звука: главный герой не может сосредоточиться ни на одном, пока не найдет тот самый.




Вера Мильчина, Как кошка смотрела на королей и другие мемуаразмы




Вера Мильчина исследует историю, культуру и литературу Франции, а также русско-французские связи. Как кошка смотрела на королей и другие мемуаразмы книга воспоминаний, где мы видим целую галерею важнейших персонажей отечественной культуры.

Алла Горбунова, Конец света, любовь моя


борник рассказов об обыкновенной жизни героев из девяностых и нулевых в не очень обыкновенных обстоятельствах. О том, как размывается понятие нормы в обществе, и что с этим делать людям, которые испытали такое на себе.

Джонатан Коу, Дом сна


Ироничный и виртуозно написанный роман о любви, одиночестве, утрате и безумии. У героев Коу запутанные отношения со сном они спят слишком мало, слишком много, не спят вовсе, видят странные сны, не видят снов никогда. Четыре года герои жили в одном общежитии, а потом жизнь разбросала их в разные стороны, но они по-прежнему связаны прочными нитями бессонницы и снов. После ряда странных и поразительных событий, чрезвычайно напоминающих запутанное сновидение, все четверо снова оказываются в Эшдауне.



Ильва Эстбю, Хильда Эстбю, Это мой конек: наука запоминания и забывания

Медитативная книга о свойствах памяти: личной исторической, культурной их достоинствах и недостатках.

Андре Асиман, Прочь из Египта

Автор романа Назови меня своим именем о своем детстве в Александрии и побеге с семьей во Франциюпо. По-настоящему замечательная книга воспоминаний, возвращающая к жизни мир, которого уже давно нет.

Жюдит Дюпортей, Любовь по алгоритму. Как Tinder диктует, с кем нам спать

После публикации этой книги руководству Tinder даже пришлось признать, что алгоритмы несовершенны. Ведь Жюдит Дюпортей провела масштабное исследование и разобралась: почему же нам попадаются именно те люди, а не другие? Это феминистский манифест, рассуждение о природе любви и просто очень обаятельная и забавная книга.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

Что почитать летом список из 45 увлекательных книг, где каждый найдет что-то для себя (28 фото)

23.06.2022 15:53:20 | Автор: admin
Теперь точно есть, что почитать на все следующие два месяца лета и не только. Составили для вас универсальную литературную подборку: от исторических романов и сложной интеллектуальной прозы до исследований о мемах и нон-фикшн про Tinder.

Квентин Тарантино, Однажды в Голливуде



Культовый режиссер адаптировал свой девятый фильм в литературный формат, как пример того, что кино и литература искусства совершенно разные. Отличия между книгой и кинолентой принципиальны, и от дебютного романа Тарантино получаешь не меньше удовольствия, чем от его последней постановки.

Джен Кэмбл, Диковинные диалоги в книжных магазинах



Английская поэтесса Кэмбл, которая не понаслышке знает о работе в книжном магазине, собрала удивительные, а порой уморительные, разговоры с покупателями в одну книгу, а российские независимые магазины дополнили ее.

Литературная матрица. Учебник, написанный писателями. ХХ век



Рассказ о российской классике глазами современных русских писателей, представляющих тонкий и любопытный взгляд на всем известные произведения. В числе авторов Алла Горбунова, Дмитрий Быков, Роман Сенчин, София Синицкая и многие другие.

Дэниел Мейсон, Зимний солдат



Людмила Петрушевская, Черное пальто. Страшные случаи

Роман о человечности и силе духа. Главный герой Люциуш Кшелевский родом из дворянской польской семьи. Предчувствуя грядущую катастрофу, о которой еще никто не подозревает, он решает стать врачом и спасать раненых. Вчерашнего студента отправляют во всеми забытую церквушку в Карпатских горах, где он оказывается единственным медицинским работником.



83-летняя авангардистка Петрушевская не роняет планку и продолжает радовать искушенных читателей. Черное пальто. Страшные случаи сборник рассказов с мистическими сюжетами, яркими художественными средствами и характерным для писательницы намеком на связь реальности и текста.

Оливия Лэнг, Тело каждого. Книга о свободе



Самая откровенная книга Оливии Лэнг о теле и сексуальности. Главные герои Зигмунд Фрейд, Кристофер Ишервуд, Сьюзен Сонтаг и другие.

Татьяна Орлова, За закрытыми дверями. Почему происходит домашнее насилие и как его остановить



О психологических и социальных причинах возникновения домашнего насилия на реальном опыте, а также об инструментах самопомощи. Автор книги Татьяна Орлова, соучредительница центра психологической помощи НеТерпи: психологи за отношения без насилия.

София Синицкая, Хроника Горбатого



София Синицкая финалистка Национального бестселлера, Ясной Поляны и Большой книги, постоянный автор Правила жизни. В новой книге она рассказывает о судьбе старинного города Выборг и ее героях, вместе с которыми мы наблюдаем за трагической историей этих мест. Необычная по форме сага, наполненная деталями финского быта;


Фридрих Горенштейн, Дрезденские страсти



Книги Горенштейна пускай и неочевидный для всех, но важнейший вклад в российскую культуру. Дрезденские страсти остроумная повесть на грани прозы и документалистики, исследующая природу и истоки антисемитизма.

Балинт Мадьяр, Балинт Мадлович, Посткоммунистические режимы



Гид двух венгерских ученых по политическим системам Центральной и Восточной Европы и Китая. Об их прошлом, настоящем и будущем.

Александра Коллонтай, Хочу быть свободной





Многие помнят Александру Коллонтай ее усилиями, направленными на сексуальное просвещение и освобождение женщин от быта. Книга Хочу быть свободной сборник текстов, посвященным всем возможным деталям женского вопроса в революционной России.

Мег Вулицер, Жена



Автор Исключительных и Женских убеждений не только об очень сложном браке, но и о женщине, которая прорывается сквозь трудные обстоятельства и делает это неожиданным образом.

Александра Эндрюс, Кто такая Мод Диксон?


Авантюрно-детективный роман. Мечтающая о литературной славе девушка устраивается ассистенткой к известной писательнице, скрывающей свою личность под псевдонимом Мод Диксон. Во время командировки в Марокко писательница исчезает после автокатастрофы. Главная героиня неожиданно занимает ее место (ведь никто не знает, как выглядит настоящая Мод Диксон).



Иван Кузнецов, Мемы. Научный взгляд на феномен поп-культуры, захвативший мир



Об истории, развитии и использовании мемов в наши дни, а также о том, как они работают, и почему нам смешно.

Джоан Дидион, Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме



Джоан Дидион великая американская писательница, одна из основоположниц новой журналистики наряду с Томом Вулфом, Труменом Капоте, Хантером Томпсоном. Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме сборник ее текстов, эссе, благодаря которым писательница стала знаменитой во всем мире.

Анна Соколова, Новому человеку новая смерть? Похоронная культура раннего СССР


Исследование Анны Соколовой проводит параллели между тем, как люди проводят усопших и относятся к смерти, а также о восприятии реальности. В основе похоронные обряды жителей СССР, в которых отражается отношение советского человека к прошлому, настоящему и будущему.

Алис Зенитер, Искусство терять



Алис Зелитер выразила национальную травму Франции во время военных действий в Алжире наиболее подходящим образом через масштабную семейную сагу о влиянии прошлого на настоящее. Роман-путешествие девушки Наимы на историческую родину стал важным произведением о понимании самого себя и своих предков.


Михаил Трофименков, XX век представляет. Избранные






Великий кинокритик и искусствовед Трофименков написал книгу с мемуарами и очерками о великих деятелях прошлого века: от Алексея Балабанова и Алексея Германа до Денниса Хоппера и Джеймса Дина. Безумно интересное чтиво, написанное в свойственной автору прозорливой и ироничной стилистике.

Жак Тарди, Адель Блан-Сек. Необыкновенные приключения



Классический французский комикс, который довольно сомнительно экранизировал известный режиссер Люк Бессон. Первый том авантюрных историй о любопытной журналистке Адель рисует яркий образ Франции начала XX века, которой уже давно нет.

Дэниел Левитин, На музыке: Наука о человеческой одержимости звуком



Музыкант и профессор психологии Дэниэл Левитин написал интереснейшую книгу о взаимоотношениях человеческого мозга и звука. Прелюбопытный нон-фикшн, который поможет читателю понять, как музыка помогает нам пройти через радость, злость и печаль.

У Мин-И, Человек с фасеточными глазами




Тайваньский писатель, художник, преподаватель и экологический эксперт У Мин-И написал красивую и антиутопическую книгу, в которой остров накрывает ужасное цунами. Переживание катастрофы вместе с героями романа рождают в читателе чувство ответственности за планету и ее будущее.



Джеймс Маккиннон, День, когда мир перестал покупать




Журналист Джеймс Маккиннон вносит вклад в исследование темы сверхпотребления и его негативных последствий и выстраивает воображаемый эксперимент, представляя мир с минимальным потреблением. Написанная до пандемии книга кажется пророческой: многие ее выводы мы уже испытали на себе.

Ава Олафсдоттир, Мисс Исландия





Феминистский роман о девушке Гекле, мечтающей писать стихи в Исландии начала 60-х, где поэзия считается исконно мужским занятием. Увлекательная работа о любви к литературе, поисках счастья и обретении свободы.

Энн Пэтчетт, Голландский дом


История о жизни двух сироток в зловещем особняке: там они взрослеют и затем покидают дом. Автор Бельканто и Свои-чужие, любящий работать с замкнутыми пространствами, на этот раз написал книгу о замкнутом пространстве в нашей голове: ведь если выгнать детей из особняка, не значит, что так легко выгнать особняк из них.

Эдвард Сент-Обин, Двойной контроль




Эдвард Сент-Обин автор серии книг, на которых основан популярный сериал Патрик Мелроуз. В новом романе писатель смиксовал коктейль из персонажей, локаций, науки, бизнеса, экологии и любовных драм не нужно ждать, что после прочтения в вашей голове появится много новых идей, но уж точно ее будет одно удовольствие читать.




Линор Горалик, Имени такого-то





Роман, основанный на реальных событиях. Как и в книге Мойра Морта мертва, реальность связана с нашей, но не похожа не нее. Произведение о настоящих героях и жестоких испытаниях.

Алексей Васильев, Рената Литвинова







Сборник статей Алексея Васильева о Ренате Литвиновой разных лет. Критик уже давно следит за ее творчеством и, возможно, лучших других о нем знает. Что особенно приятно, в сборник уже включены статьи об одном из главных фильмов года литвиновском Северном ветре, музыку к которому написала Земфира.

Время вышло: современная российская антиутопия



Сборник современных российских рассказов в жанре антиутопии знакового для нашей литературы со времен Мы Замятина и Котлована Платонова. Внушительная подборка авторов от Дмитрия Захарова до Ксении Букши, будущее в произведениях которых пугает, но завораживает.

Людмила Черная, Чудеса в решете, или Веселые и невеселые побасенки из века минувшего




Третья мемуарная книга 103-х летней переводчицы прозы Белля и Ремарка Людмилы Черной, публикации которой предшествовали произведения Косой дождь и Записки Обыкновенной Говорящей лошади. Живое, душевное и ироничное произведение, после прочтения которого удивляешься энергии и ясности ума писательницы.

Георгий Соколов, Круг свободы



Сотрудник Эрмитажа Георгий Соколов продолжает дело Екатерины Андреевой и делает весомый вклад в исследование русского искусства второй половины XX века. Круг свободы рисует весьма яркий портрет разнообразной художественной жизни Ленинграда, особое внимание уделяя музейной культуре.

Моника Блэк, Земля, одержимая демонами. Ведьмы, целители и призраки прошлого в послевоенной Германии



Интереснейший нон-фикшн о фрустрированном сознании германской нации после поражения во Второй мировой, в которой тема исследуется через исследование обращения немцев к мистике: колдунам, магам и целителям. Интереснейшая книга, которая многих приведет к занятным историческим параллелям.

Натали Шапиро-Манукян, Сильви Фридман, Почему родители мне всё запрещают? И другие вопросы, которые интересуют подростков



Две журналистки решили ответить на заботящие подростков вопросы, которые само молодое поколение стесняется задавать. Из разговоров с психологами, врачами и самими подростками сложилась увлекательная книга о теле, внешности, отношениях и неуверенности в завтрашнем дне, которая заинтересует и зумеров и их родителей.

Матиас Энар, Ежегодный пир погребального братства




30-летний антрополог-аспирант Давид Мазон из Парижа, отправляется в деревню Пьер-Сен-Кристоф, чтобы написать дипломную работу, посвященную жизни в сельской Франции. Он останавливается на местной ферме, во флигеле Дебри науки, и находит тех, кто расскажет ему о традициях. Один из них мэр, а по совместительству член Погребального братства. Дэвид скрупулезно фиксирует случайные факты и местные обычаи. Лишь одно он не берет в расчет: согласно легендам, балом здесь правит Смерть.



Джонатан Коу, Мистер Уайлдер и я





Книга для ценителей британской литературы и кино. Автор рассказывает о Билли Уайлдере культовом оскароносном американском режиссере, который по сюжету романа снимает новый фильм на острове. Там он знакомится и сближается с девушкой эта встреча изменит их обоих.

Кельвин Касалки, Расстройство лички





Экспериментальная проза: весь роман состоит из переписки в чате, которая начинается с сообщения сотрудника в рабочем чате о том, что он случайно сгрузил себя в сеть и теперь не может выбраться. Книга о том, как нас меняет общение в сети.

Анна Старобинец, Лисьи Броды



Если вы устали от периодически утомляющей интеллектуальности российской прозы, но все же хотите прочитать увлекательную книгу Лисьи Броды для вас. Это приключенческий мистический триллер про затерянное на русско-маньчжурской границе проклятое место, в котором китайские лисы-оборотни встречаются с советскими офицерами, а беглые зэки с даосом, владеющим тайной бессмертия.

Джеймс Эдмунд, Орнитология Шекспира


Вовсе не филологическое исследование Шекспира, а пересчет птиц в пьесах великого автора! Причем, не только пересчет, а и объяснение, зачем, откуда и для чего они там.


Иван Шишкин, Жареные факты



Книга об истории продуктов, их свойствах и еде в целом от одного из самых известных российских поваров, сооснователя ресторана Delicatessen, вошедшего в первый российский мишленовский гид. Произведение построено в формате вопрос-ответ.

Нина Дашевская Поиск звука. Творогов

Добрая подростковая книга о сложных отношениях человека и звука: главный герой не может сосредоточиться ни на одном, пока не найдет тот самый.




Вера Мильчина, Как кошка смотрела на королей и другие мемуаразмы




Вера Мильчина исследует историю, культуру и литературу Франции, а также русско-французские связи. Как кошка смотрела на королей и другие мемуаразмы книга воспоминаний, где мы видим целую галерею важнейших персонажей отечественной культуры.

Алла Горбунова, Конец света, любовь моя


борник рассказов об обыкновенной жизни героев из девяностых и нулевых в не очень обыкновенных обстоятельствах. О том, как размывается понятие нормы в обществе, и что с этим делать людям, которые испытали такое на себе.

Джонатан Коу, Дом сна


Ироничный и виртуозно написанный роман о любви, одиночестве, утрате и безумии. У героев Коу запутанные отношения со сном они спят слишком мало, слишком много, не спят вовсе, видят странные сны, не видят снов никогда. Четыре года герои жили в одном общежитии, а потом жизнь разбросала их в разные стороны, но они по-прежнему связаны прочными нитями бессонницы и снов. После ряда странных и поразительных событий, чрезвычайно напоминающих запутанное сновидение, все четверо снова оказываются в Эшдауне.



Ильва Эстбю, Хильда Эстбю, Это мой конек: наука запоминания и забывания

Медитативная книга о свойствах памяти: личной исторической, культурной их достоинствах и недостатках.

Андре Асиман, Прочь из Египта

Автор романа Назови меня своим именем о своем детстве в Александрии и побеге с семьей во Франциюпо. По-настоящему замечательная книга воспоминаний, возвращающая к жизни мир, которого уже давно нет.

Жюдит Дюпортей, Любовь по алгоритму. Как Tinder диктует, с кем нам спать

После публикации этой книги руководству Tinder даже пришлось признать, что алгоритмы несовершенны. Ведь Жюдит Дюпортей провела масштабное исследование и разобралась: почему же нам попадаются именно те люди, а не другие? Это феминистский манифест, рассуждение о природе любви и просто очень обаятельная и забавная книга.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

10 книг, которые стоит прочесть в отпуске (9 фото)

18.06.2022 09:55:18 | Автор: admin
Порой книга может оказаться лучшим компаньоном в путешествии, который может вас вдохновить и подарить ощущение легкости. Делимся подборкой из 10 фикшн и нон-фикшн книг для отпуска.

Художественная литература



Беззаботные годы
Автор: Элизабет Говард
Издательство: Эксмо
Эта книга калейдоскоп встреч и разговоров многочисленных членов семейства. Повествование сконцентрировано на семейных проблемах героев и их взаимоотношениях. Некоторые ситуации могут показаться читателю знакомыми, и он сможет переосмыслить личные истории.





Эта ласковая земля
Автор: Уильям Крюгер
Издательство: АСТ
Роман-путешествие рассказывает о периоде Великой депрессии в США. Братья-сироты Оди и Альберт вместе с друзьями убегают из школы-интерната, чтобы отправиться в путешествие по реке Миссисипи в Сент-Луис. Эта книга о внутренних детях, которые есть в каждом из нас, о дружбе, силе воли и любви к жизни.




Через пять лет
Автор: Ребекка Серл
Издательство: МИФ
После непростого периода в жизни Данни наконец-то получает работу мечты, а ее молодой человек делает ей предложение. В эту ночь ей снится яркий сон, действие которого происходит через пять лет. В нем она замужем за другим мужчиной. Через время Данни встречает любимого человека своей лучшей подруги и обнаруживает, что он и есть тот мужчина из сна, который начинает становиться реальностью.




28 лет. Каждое лето
Автор: Элин Хильденбранд
Издательство: МИФ
Несколько недель подряд книга держалась в рейтинге бестселлеров New York Times и входила в топ-20 самых продаваемых книг на Amazon. Эта история сразу же вовлекает читателя и не отпускает до последней страницы. Главные герои встретились в пляжном коттедже Мэлори. В результате нескольких мини-катастроф они сблизились и рассказали друг другу обо всем. К моменту, когда нужно расставаться, герои понимают, что им легко вместе. Мэлори и Джейк договариваются каждый год встречаться в то же время и в том же месте. Внезапно Мэлори узнает о смертельном диагнозе. И, кажется, что 28-летняя встреча станет последней?




Как Мэй ходила в гости
Автор: Джессика Фрэнсис Кейн
Издательство: Эксмо
Вместе с главной героиней вы отправляетесь в гости к ее подругам, с которыми Мэй давно не общалась. А вместе с этим читателю расскажут несколько историй, а также помогут переосмыслить дружбу и напомнить о ценностях взаимоотношений.



Нон-фикшн



Что делать, когда не знаешь, что делать
Автор: Джонатан Херринг
Издательство: Альпина Паблишер
Отпуск хорошая возможность для расхламления головы и пересмотра своих целей и желаний. Эта книга поможет найти новые ориентиры, если старые уже не актуальны. Она предоставит вам возможность попрактиковаться в принятии решений, поставив себя на место других людей, а главное предоставит возможность избавиться от неуверенности и страха принимать решения.




Счастье не спешить. Практики Slow Life для жизни без стресса и суеты
Автор: Екатерина Ракова
Издательство: Альпина Паблишер
Ритм жизни часто становится причиной стресса, повышенной тревожности и проблем со здоровьем. Мы живем на автомате и постоянно спешим есть, одеваться и общаться. За быстроту жизни рано или поздно следует расплата. В противовес быстрой жизни появилось движение Slow Life, о котором рассказывает Екатерина Ракова.



1913. Лето целого века
Автор: Флориан Иллиес
Издательство: AdMarginem
Хроника последнего мирного года накануне Первой мировой войны. Эта книга калейдоскоп исторических и личных событий, которые происходили одновременно. Все они предшествовали другим, более глобальным. На ее страницах вы встретитесь с Прустом, Луи Армстронгом, Стравинским, Коко Шанель и не только.




Кафе на краю земли. Как перестать плыть по течению и вспомнить, зачем ты живешь

Автор: Джон Стрелеки
Издательство: Бомбора
Вместе с главным героем Джоном вы пройдете путь к самому себе. Каждому из нас необходимо хоть раз остановиться посреди суеты и тревог современного мира и ответить на главный вопрос: Почему я здесь? Книга помогает найти себя и переосмыслить свое место.




Хаос любви
Автор: Си Ди Си Рив
Издательство: Individuum
Сборник из десяти эссе, в которых автор совмещает глубокое знание античных текстов с фрейдистским психоанализом, концепциями Лакана, социологией интимной жизни Гидденса, заставляя задуматься о том, как мы определяем свою телесность и мыслим о своих прошлых и будущих партнерах.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

Книги, способные прокачать ваш мозг лучшие научно-популярные издания о том, как устроен мир

17.06.2022 19:54:32 | Автор: admin
Книжному издательству МИФ исполнилось 17 лет. Самый подходящий возраст, чтобы изучать удивительный мир вокруг и свой внутренний, не менее чудесный. Что, в общем, интересно в любом возрасте.




А для всех, кто любопытен, эта подборка научно-популярных книг, раскрывающих большие и маленькие секреты мироздания.

Семь с половиной уроков о мозге

Какова основная задача нашего мозга? Она не в рациональном мышлении, формировании эмоций и не в том, чтобы человек мог пользоваться воображением, быть креативным или эмпатичным. Главная функция мозга управлять организмом, своевременно прогнозируя, в каких ситуациях и сколько придется израсходовать энергии, чтобы совершить действительно необходимые действия и, таким образом, выжить.

Безусловно, мозг умеет и думать, и чувствовать, и воображать, и выполнять еще множество других задач, например, помогать вам читать и понимать этот текст. Но все это лишь филиалы основной деятельности контроля за накоплением и расходованием биологических ресурсов, необходимых, чтобы выжить. Именно с этой миссией неразрывно связано абсолютно все, что создает наш мозг, от воспоминаний до галлюцинаций, от ощущения экстаза до чувства стыда.

Лиза Фельдман Барретт, известная ученая, занимающаяся исследованиями мозга, развенчивает мифы, написала интересные и понятные эссе, которые откроют вам дверь в удивительный мир человеческого разума. Вы познакомитесь с самыми последними данными, полученными специалистами, исследующими мозг, и попутно освободитесь от влияния многих мифов, таких как гипотеза о рептильном мозге, теория о борьбе рассудка и эмоций и разграничение между врожденными и приобретенными качествами. Настоящий подарок, для всех, кто хочет разобраться, как устроен и работает наш мозг.




Полный бред!

В отличие от прямой лжи, чушь звучит весьма правдоподобно. Это информация, про которую нельзя однозначно сказать, что она ложна, но она определенно представляет реальность в искаженном виде. Чушь бывает злонамеренной (например, фейк-ньюс) или становится результатом ошибок или невнимательности.

К сожалению, в эпоху соцсетей чушь имеет свойство быстро распространяться, что может приводить к самым непредсказуемым последствиям. Чушь использует язык науки и статистики, создавая впечатление сложности и одновременно точности. Наукообразность ослабляет нашу внимательность, и совсем немногие бывают готовы действительно разбираться в том, что отражено на сложной диаграмме или графике на уважаемом сайте.

Прочитав эту книгу, вы поймете, что не обязательно быть экспертом в статистике и эконометрике, не нужно уметь анализировать данные, тратить массу усилий и глубоко зарываться в источники, чтобы вывести обманщика на чистую воду порой вполне достаточно критического мышления и обычной логики.



Основы реальности

Вчерашняя сенсация это сегодняшняя норма и завтрашняя история. Самое, казалось бы, ясное представление о каждом из основных принципов устройства мироздания радикально изменилось всего за последние 100 лет. В то же время новые знания быстро входят в нашу жизнь и становятся фундаментом для следующих революционных открытий и научных достижений.

Один из лучших популяризаторов науки Фрэнк Вильчек описывает основные составляющие физической реальности пространство, время, материю, энергию и динамическую сложность. Они относятся к тому, что у нас есть. Помимо этого вы узнаете о том, каким образом то, что у нас есть, образовалось о теории Большого взрыва и возникновении Вселенной. Наконец, самое увлекательное и захватывающее знакомство с одними из крупнейших проектов современности, расширяющими горизонт наших знаний и раздвигающими границы того, что мы умеем: охота на частицу Хиггса и поиск гравитационных волн, положивших начало новому виду многоканальной астрономии.

Книга лауреата Нобелевской премии по физике с объяснением 10 основополагающих концепций современной науки. Для всех, кто хочет приблизиться к пониманию устройства Вселенной.




Вероятности и неприятности

Правда ли, что дожди чаще идут в выходные? Отчего большая часть дел всегда остается на последнюю ночь? Почему на вкус и цвет товарищей нет, а автобуса почти всегда приходится ждать долго?

Пришло время узнать, как работают законы подлости от закона арбузной корки (покупая многомерный арбуз, ты приобретаешь в основном его корку) до наблюдения Этторе (соседняя очередь всегда движется быстрее).

Несовершенство нашего мира и жизненные закономерности имеют объективное математическое обоснование. С помощью жизненных примеров автор познакомит вас с миром нешкольной математики: теорией вероятностей и математической статистикой, а также смежными областями теорией мер, марковских цепей, стохастических процессов, очередей, динамического хаоса.



Загадка нестареющей медузы

Ученые, занимающиеся вопросами старения, используют термин скорость убегания от старости (longevity escape velocity). Он означает, что нам нужно не искать волшебную пилюлю, а добиться постепенных улучшений. Каждый раз, хотя бы немного тормозя процесс старения, мы покупаем себе время. А за это время произойдут новые улучшения, они подарят нам еще немного времени. И так далее.

Если мы достигнем момента, когда наука будет увеличивать среднюю продолжительность жизни быстрее, чем идет хронологическое время (например, на полтора года ежегодно), можно будет считать, что мы достигли бессмертия.


Эта книга посвящена одной из самых волнующих для каждого человека тем долголетию. Следуя за автором, вы перенесетесь в самые дальние уголки земного шара, а из них в самые передовые исследовательские лаборатории, встретитесь с самыми старыми жителями нашей планеты, с клетками-зомби и голыми землекопами (грызунами, обладающими самой большой продолжительностью жизни и устойчивостью к раковым заболеваниям!), а еще узнаете об экспериментах, которые могут переосмыслить наши фундаментальные представления о жизни на Земле.


Эти и почти 4000 других книг за полцены и дешевле, сюрпризы, подарки и розыгрыши на праздничной странице издательства МИФ.

В честь дня рождения МИФ дарит подарки: это весомые скидки, щедрые розыгрыши, необычный мерч и много других. Посмотреть можно здесь



Источник. Подробнее..
Категории: Литература

10 книг, из-за которых ты снова полюбишь читать (10 фото)

14.06.2022 15:43:54 | Автор: admin
Смотришь с отвращением на всю литературу еще со школы? Эти книги изменят твое отношение!


Многие из нас прекращают читать сразу после школы, потому что карательные уроки литературы начисто отбивают желание открывать хоть какую-то книгу. И люди продолжают думать всю жизнь, что художественная литература это нудятина про смерть и моральные терзания.

Однако это не так. Существует много литературы, благодаря которой можно пробудить интерес к чтению. Даже если в школе ты был распоследним троечником, скурившим половину букваря.

В этой статье представлены 10 книг, из-за которых ты снова полюбишь читать. Мы не стали брать всем известные произведения типа Властелина колец или Гарри Поттера, часть из которых ты точно не читал.




1. Станция Одиннадцать, Мандел Сент-Джон

Действие происходит в мире, который 20 лет назад едва пережил пандемию смертельного вируса. Главный герой Кирстен вместе с дорожным театром разъезжает по поселениям и пытается сохранить остатки культуры. Но его жизнь оказывается под угрозой, когда они приезжают в городок, где живет опасный самопровозглашенный пророк.

Очень увлекательный роман, получивший премию Артура Кларка и книжную премию Торонто. Еще по нему сняли одноименный сериал на HBO в конце 2021 года.



2. Подстрочник: Жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана, Олег Дорман

В книге рассказывается о жизни Лилианны Лунгиной мастера литературного перевода. Благодаря ей страна познакомилась с произведениями Гофмана, Андерсена, Гамсуна, Стриндберга и многих других. Она человек очень удивительной судьбы, чья жизнь прошла через весь непростой XX век. Лилианна сменила несколько стран, столкнулась с немецким фашизмом, прошла через 1937 год в СССР, войну и многое другое.



3. Саймон и программа Homo sapiens, Бекки Алберталли

Все начинается с того, что главный герой Саймон по доброте душевной доверяет свой самый большой секрет интернет-другу Блю. Но их переписку читает одноклассник Мартин и шантажирует Саймона, чтобы увести его подругу. А Саймон в ответ на это решает пойти на крайние меры.


4. Дом, в котором, Мариам Петросян

Этот роман писательницы Мариам Петросян был опубликован впервые в 2009 году и до сих пор считается одним из главных русскоязычных произведений последних лет. Его перевели на десять языков, он несколько раз завоевывал значимые литературные премии, в том числе Русскую премию и Большую книгу.

В романе рассказывается об обитателях Дома интерната для детей-инвалидов со столетней историей, полного тайн и мистики. Главный герой Курильщик попадает туда и узнает, что всех ребят, даже воспитателя и директора, зовут по кличкам, а не по именам. И что больше всего их страшит Наружность то, что находится за пределами Дома. Причем настолько, что каждый выпуск настоящее испытание.




5. Век чудес, Карен Уокер

Совсем нетипичная книга об апокалипсисе, потому что он в ней настаёт не внезапно, а постепенно. Сначала день удлиняется на несколько минут, потом на несколько часов, приливы сходят с ума, птицы начинают вести себя странно, а в новостях объявляют, что планета вращается все медленнее. И сделать с этим ничего нельзя, но жизнь продолжается. На фоне этого мы видим, как Джулия переживает подростковый кризис и становится свидетелем того, как меняется мир, общество, ее семья и она сама.



6. Золото бунта, или Вниз по реке теснин, Алексей Иванов

Книга рассказывает о событиях на Урале в конце XVIII века, спустя несколько лет после Пугачевского восстания. Вокруг суровый мир, в нем правят купцы, заводчики и старообрядцы. Где-то в этих местах зарыт золотой бунт пугачевский клад, который не могут найти ни разбойники, ни авантюристы, ни шаманы. Главный герой, молодой сплавщик Остафий Переход, расследует гибель своего отца, который что-то знал об этом сокровище.



7. Шантарам, Грегори Дэвид Робертс

Один из самых мощных романов начала XXI века. Это история человека, который много лет скрывался от закона. После развода с женой его лишили родительских прав, из-за чего он пристрастился к наркотикам и бросился во все тяжкие. Он стал грабить банки, из-за чего австралийский суд приговорил его к девятнадцати годам заключения. На второй год он бежал из тюрьмы строгого режима, добрался до далекого Бомбея, где был фальшивомонетчиком, контрабандистом, торговцем оружия и участвовал в разборках индийской мафии. А еще нашел свою настоящую любовь и снова ее потерял.




8. Уолден, или Жизнь в лесу, Генри Дэвид Торо

Генри Торо, американский писатель, в 28 лет ушел из общества, построил дом в лесу на берегу Уолденского пруда и прожил в нем два года. За это время он наблюдал за природой, самим собой и тем, что происходит с его характером и душой.

Роман со временем стал классикой американской литературы. Торо хотел показать современникам, что можно хорошо и счастливо жить вне общества, без материальных излишеств, удовлетворяя потребности собственным трудом. Еще он критиковал общество потребления, противопоставляя ему простую жизнь и близость к природе.



9. Мальчики с бантиками, Валентин Пикуль

Во многом автобиографичная повесть Валентина Пикуля о флотской юности в сороковые. В 1942 году на Соловецких островах была создана Школа юнг ВМФ, куда отправились многие ребята прямо со школьной скамьи. После обучения они связали свою жизнь с морем и ступили на палубы боевых кораблей. Книга рассказывает о том, какими они были, о чем мечтали и сбылись ли их надежды.



10. Похороните меня за плинтусом, Павел Санаев

Автобиографическая повесть Павла Санаева, вышедшая в 1995 году. Со временем она настолько полюбилась читателям, что ее номинировали на Букеровскую премию и экранизировали в 2009 году.

В ней от первого лица рассказывается история сложного детства мальчика Паши Санаева. Тема счастливого детства переворачивается с ног на голову благодаря злому и сюрреалистическому юмору. Что самое интересное, прототипы персонажей известные всем реальные люди: Отчим Ролан Быков, мать Елена Санаева, дедушка Всеволод Санаев, бабушка Лидия Санаева, Саша Савельев сам Павел Санаев.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

5 фантастических книжных новинок, которые стоит прочесть этим летом

11.06.2022 09:58:39 | Автор: admin
История показывает, что фантастические миры, созданные писателями, рано или поздно становятся реальностью. Что же волнует современных фантастов и каким им видится наше будущее? Мы сделали подборку самых свежих книг жанра.




Пресс-тур, Андрей Поляков
Автор PR-менеджер с многолетним опытом работы в международных компаниях вложил в эту книгу свой профессиональный опыт. Герои романа-антиутопии отправляются в пресс-тур в сопровождении столичного пиарщика Павла. Его цель продемонстрировать добычу альтернативного источника энергии, месторождение которого недавно открыли в России. Но рабочая поездка грозит обернуться соревнованием на выживание. Ведь журналисты и блогеры должны столкнуться с таинственной эпидемией, суровым холодом и фатальными последствиями человеческой жадности. Выберется ли кто-то живым из кровавой ловушки? Кто виноват в произошедшем? И не скрывается ли за этим хоррором объективный взгляд на актуальную действительность?



Сделка, Даша Куц
Кажется, с Артуром ещё в детстве произошло большое несчастье. Только он не заметил этого. Играя, он случайно заключил сделку с дьяволом и продал ему свою душу. Теперь у героя есть всего десять дней, чтобы найти способ расторгнуть зловещее соглашение. Классический сюжет про соблазнительное предложение Дьявола снова предлагает каждому читателю задуматься над важными вопросами. Что вы готовы отдать, чтобы самое заветное желание исполнилось? Может, души не существует? Что будет, если от неё отказаться?




Космонавт из Богемии, Ярослав Калфарж
Смешайте Брэдбери и Лема с Сент-Экзюпери, и, возможно, немного Кафки, и вы получите роман чешского писателя-иммигранта Калфаржа, писал критик об этой увлекательной книге. Объединяя тонкие аспекты чешской истории, Холодной вoйны и сегодняшней шаткой демократии, автор создал тонкое упражнение в фантастике. О чём? Именно чешскому профессору-астрофизику Якубу Прохазке выпадает честь отправиться в космос, чтобы изучить облако газа и космической пыли, принесенное из Глубокого Космоса недавно пролетевшей кометой. Но вместо частиц нового химического вещества его ждёт ещё более невероятное первый в истории человечества контакт с внеземным разумом. Человек и пришелец готовятся встретить свою судьбу.



Забытые кости, Вивиан Барц
Прежде чем начать чтение, заприте дверь и включите на полную свет, рекомендует критик Мэттью Фаррелл. Жестокие преступления заставляют объединиться профессора-шизофреника Эрика Эванса и детектива полиции Сьюзен Марлан. Первый видит галлюцинацию в виде мёртвого мальчика в джинсовом комбинезончике, а потом фото ребёнка показывают в новостях оказывается, его убили более полувека назад и закопали у телефонного столба. Вторая нуждается хоть в какой-то зацепке и берёт показания профессора в работу. Только вот как понять, где правда, пусть и невероятная, а где приступы шизофрении? Тем более что галлюцинаций у Эванса становится всё больше. Как и найденных трупов...



Месяц за Рубиконом, Сергей Лукьяненко
Очередной роман главного российского фантаста о вoйне и мире. Человечество должно объединиться, чтобы спасти свою планету от инопланетных захватчиков. Ведь уже восемь лет Земля колония Инсеков, могущественной цивилизации. Максим Воронцов один из лидеров сопротивления узнаёт неожиданную правду оказывается, Земля никогда и не была свободной. Теперь он вынужден покинуть родную планету и скрываться среди Измененных, бывших людей, ставших солдатами Инсеков. Ему надо понять, для чего Инсеки ведут бесконечные вoйны. Узнать, что такое Смыслы, которые они собирают как дань с захваченных планет. И найти возможность избавить Землю от вечного рабства потому что лишь так он сможет вернуть свою любовь.


Источник Подробнее..
Категории: Литература

Орхан Памук в пяти с половиной книгах (6 фото)

10.06.2022 16:00:24 | Автор: admin
7 июня 2022 года Орхану Памуку исполнилось 70 лет детский возраст для писателя. Нобелевский лауреат по литературе и один из самых продаваемых турецких писателей в мире, Памук тем не менее не сильно напомнает литературную суперзвезду. Скорее, он стамбульский затворник, который много лет уже почти безвылазно живет в семейном доме в Джихангире, редко выходит на публику и создает сложноустроенные миры, вдохновляясь в первую очередь турецкой историей и стамбульским мифом, обстоятельствами жизни города, который столько всего в себе сочетает, так многое соединил, что любой способ поговорить о нем обречен превратиться в морок, в сказку. Вот уже 40 лет Памук рассказывает эти сказки, и его сочинения делаются все причудливее, все сложнее. Правила жизни попытались объяснить это на примере шести показательных произведений.




Юбилей писателя хороший повод поговорить о том, чего он успел добиться. Но в отличие от многих современных авторов, Орхан Памук фигура не слишком публичная. Не помогло, наверное, то самое злосчастное интервью 2005 года, в котором он заговорил о курдском вопросе и геноциде армян и о своем несогласии с официальной позицией государства. На Памука начались гонения, по делу о неуважении к государству ему грозило до трех лет тюрьмы, радикальные группы включили его в список смертников, и спасти его от народного и государственного гнева удалось только совместными усилиями литераторов всего мира, увенчавшимися Нобелевской премией. С тех пор Памук избрал молчание в публичном пространстве, и его можно понять: сложноустроенные, многостраничные книги способны рассказать гораздо больше, чем многостраничные интервью. Тем более что Памук не самый загадочный автор. Разве что слегка многословный. Рассказываем про Орхана Памука в пяти его главных книгах и одном очень зачитанном нон-фикшене.

Джевдет-бей и сыновья (1982)



Отпрыск слегка разорившейся, но очень гордой стамбульской семьи, Орхан Памук учился в самом престижном в городе лицее старинном американском Робертс-колледже, расположенном на одном из босфорских холмов, куда простым смертным нет входа, а затем отправился изучать архитектуру в Стамбульский университет. И через три года бросил, чтобы заниматься литературой. Хотя семья его была этим решением недовольна, они все равно поддерживали его еще десять лет, до первого большого литературного успеха. Этим успехом стал роман Джевдет-бей и сыновья о трех поколениях стамбульской семьи и о том, как непросто ей давались перемены. Занятия архитектурой пошли юному писателю исключительно на пользу. Его романы всегда исключительно сложно выстроены как сложноустроенные здания с множеством комнат. В них всегда есть своя система зеркал и внутренних перекличек. И всегда есть дом центр жизни, города, страны, который герои строят или неизменно в него возвращаются.

Снег (2002)



Мой единственный политический роман, говорил Памук, описывая замысел, в котором город Карс, старинный, некогда русский город на востоке Турции, оказывается заперт от мира снежной бурей и в нем сталкиваются в борьбе за власть разные силы. Главный герой, Ка, недавно вернулся в Турцию после 12 лет изгнания по политическим причинам. Он приезжает в город как журналист расследовать загадочные убийства молодых девушек, но одновременно он поэт, который ищет давно потерянную любовь. Под снегом город Карс (Карс город, Кар по-турецки снег, то есть название романа, Ка герой) превращается в маленькую волшебную модель Турции, словно снежный стеклянный шарик: тут есть и исламисты, и секуляристы, и террористы, и молодые курды, и кого только нет. Разве что нет ответа на вопрос, что делать в этом странном мире нормальным то есть примерно таким, как мы с вами.

Стамбул город воспоминаний (2005)



Было время, когда без воспоминаний Памука в Стамбул даже не отправлялись: его книга, которую сам он иногда называет путеводителем, не давала карт, списка достопримечательностей, маршрутов прогулок или адресов кафе, но давала способ прочтения города таким, каким запомнил его сам Памук в ранние годы своего детства. Он писал о городе, который черно-белый, в том числе от копоти буржуек, дыма пароходов и летящего снега. О городе, который глубоко погружен в меланхолию, как будто все его жители замерли, пораженные тяжестью и глубиной собственной грусти. События детства, взросление в доме в Нишанташи, жизнь стамбульских тетушек вечных главных героинь любого стамбульского сюжета становятся тут только фоном. Эта маленькая книга, во многих изданиях снабженная фотографиями легендарного армянского фотографа Ары Гюлера, идеальная точка входа в город для читателя, который хотел бы прочувствовать его и прожить, как свой.

Музей невинности (2008)



Музей невинности это больше, чем роман, хотя сюжет его на фоне архитектурной сложности ранних романов Памука кажется почти примитивным. Главный герой, богач Кемаль, влюбляется в свою бедную дальнюю родственницу, Фюсун. Но на дворе 1970-е, стамбульский мир живет по своим жестким социальным законам, и пока Кемаль решается расторгнуть помолвку с девушкой своего круга, Фюсун пропадает. Он находит ее уже замужем за другим и долгие годы нахаживает к своей возлюбленной в гости, приворовывая вещи из ее дома на память. В финале романа Кемаль отдает свою коллекцию писателю Орхану Памуку, и тот составляет из экспонатов музей, который так и называется. Музей невинности повседневная история Стамбула с 1970-х до наших дней. Теперь по зданию Музея невинности можно пройти в стамбульском районе Чукурджума, где происходит большая часть действия. Это прекрасный пример того, как жизнь (драмы памуковских ровесников) рождает литературу, а та, в свою очередь, влияет на жизнь, позволяя читателю и зрителю зайти в этот большой странный мир и погулять в нем, как дома.

Мои странные мысли (2014)



Кажется, единственное, что повторяется из раза в раз в романах Памука, это их исключительная многословность, а еще Стамбул как главный герой. Хотя формально главный герой Моих странных мыслей нищий, странноватый продавец бозы по имени Мевлют. Продавцы бозы, кстати, и по сей день ходят по стамбульским улицам кажется, их вечной популярности способствовал именно роман Памука. Но важнее, что тут впервые Стамбул и перемены, случившиеся в турецком обществе за последние полвека, описаны глазами главного действующего лица этих перемен бедняка, приехавшего из голодной Анатолии, чтобы завоевать и подчинить Стамбул, и не перестающего городом восхищаться и удивляться ему. Сама задумка этого романа похожа на акт внутренней деколонизации понять, что разговор о городе не принадлежит только богатым потомственным стамбульцам, и научиться слышать другие голоса.

Чумные ночи (2021)


В самом начале пандемии, весной 2020 года, Памук обмолвился в интервью, что уже несколько лет пишет роман об эпидемии чумы и карантине в Османской империи. Тут же всполошились издатели и заставили автора дописать книгу. В ней один вымышленный остров в Эгейском море охватывает эпидемия чумы, и, закрывшись на карантин, его жители переживают свою версию османской истории, со своей маленькой революцией, рождением своей Республики, своих легенд и своих злодеев. Миниатюра один из самых давних и уважаемых жанров в турецком искусстве, Памук уже отдавал ей дань в Меня зовут красный, где героем, точнее героическим трупом, становился художник-миниатюрист. Все дело в том, что когда страхи и интриги империи уменьшаешь до размеров крошечного острова, все это становится чрезвычайно хорошеньким. Ну и еще кое-что: в этой книге Памук впервые описал османский мир, который был мусульманским только наполовину, и, возможно, еще не на самую лучшую. Чума и история уничтожают этот хрупкий мир без оглядки но, может, карантин станет и единственной возможностью как-то сохранить это уникальное равновесие.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Билл Гейтс назвал 5 книг, которые рекомендует прочитать этим летом (видео)

09.06.2022 09:45:51 | Автор: admin
Сооснователь Microsoft Билл Гейтс опубликовал в своем блоге подборку книг, которые он рекомендует прочитать этим летом. В пятерку попали книги о гендерном равенстве, изменении климата, политике.



1. Сила, Наоми Алдерман (The Power, by Naomi Alderman)
Этот роман Гейтс прочитал по совету дочери. Книга исследует гендерные роли и гендерное равенство.

Читая Силу, я острее ощутил,
с какой жестокостью и несправедливостью
сталкиваются многие женщины сегодня.
Выражаю признательность людям,
которые занимаются этими
проблемами в США и во всем мире.


2. Почему мы поляризованы, Эзра Кляйн (Why Were Polarized, by Ezra Klein)
Книга исследует проблему растущей поляризации в США.

Книга в основном посвящена
американской политике,
но она также представляет собой
увлекательный взгляд на человеческую психологию.


3. Шоссе Линкольна, Амор Тоулз (The Lincoln Highway, by Amor Towles)
Это роман-продолжение книги Джентельмен в Москве, которую Гейтс включил в список рекомендаций в 2019 году. Действие произведения происходит в 1954 году. Два брата хотят добраться из Небраски в Калифорнию, чтобы найти свою мать, но их путешествие идет не так.

Тоулз вдохновляется путешествиями известного героя и,
кажется, хочет сказать
, что наш личный путь никогда не бывает таким линейным или предсказуемым,
как нам бы хотелось.


4. Министерство будущего, Ким Стэнли Робинсон (The Ministry for the Future, by Kim Stanley Robinson)
Гейтс пишет, что эту книгу ему рекомендовали несколько человек, и книга оказалсь потрясающей.

Робинсон представляет увлекательную историю,
которая охватывает десятилетия и континенты,
наполненную захватывающими идеями и людьми.


5. Как на самом деле устроен мир, Вацлав Смил (How the World Really Works, by Vaclav Smil)
Это один из любимых авторов Гейтса. В отличие от других книг Смила, которые читаются как учебники и раскрывают одну тему глубоко, эта написана для широкой аудитории и дает представление об основных областях его компетенций.



Источник: GatesNotes Подробнее..
Категории: Литература

К прочтению обязательны 7 громких книжных новинок 2022 года (6 фото)

08.06.2022 15:47:39 | Автор: admin
Книги, о которых будут говорить!


Для тех, кто читает только качественную литературу, мы вместе с крупнейшим книжным сервисом в России и странах СНГ ЛитРес выбрали семь ключевых книжных новинок этого года. Тут и новый роман Памука, и сборник рассказов Мураками и даже Лукьяненко, написавший пугающе правдивый фантастический блокбастер, наверняка можно найти что-то для себя.


Перекрестки, Джонатан Франзен

Джонатан Франзен писатель, которого мы уже смело можем назвать современным классиком. Его романы (Поправки, Свобода, Безгрешность) мудрые, многослойные и узнаваемые. Перекрестки это история американского священника Расса Хильдебрандта, который несчастлив в браке и не может найти общий язык со своими взрослыми детьми. Старший бросает учебу, младший торгует наркотиками, дочь связалась с плохой компанией Семья, религия, привычные ценности в жизни Расса вдруг наступает период, когда все эти понятия теряют прежнее значение. Сможет ли он наполнить их новым смыслом? Это книга обо всем, что волнует современного человека: в ней Франзен размышляет о принципах воспитания и задачах семьи во времена, когда институт брака становится почти бесполезным.







Билли Саммерс, Стивен Кинг

Стивен Кинг крайне продуктивный автор, при этом каждая его книга (обычно Кинг выпускает по роману в год) событие. Главный герой Билли Саммерс, яркий персонаж, у которого точно появится армия фанатов. Он наемный убийца с обостренным чувством справедливости. Билли кажется, что он лишает жизни лишь тех, кто действительно этого заслуживает. Перед тем как уйти на пенсию, Саммерс получает последнее задание убить своего коллегу, беспринципного и жестокого стрелка Джоэла Аллена. Однако Билли еще не знает, что этот последний выстрел может стать для него роковым. Как и всегда у Кинга, роман получился философским и захватывающим, а летом прошлого года он ожидаемо занял первое место в списке бестселлеров New York Times. Теперь книга доступна и на русском языке.




От первого лица. Сборник рассказов, Харуки Мураками

Харуки Мураками легкими мазками рисует картину причудливой действительности: в его текстах звучит джаз, Токио предстает магическим городом-лабиринтом, а главный герой, интровертный интеллектуал, вечно пребывает в состоянии меланхоличного созерцания. Многие произведения Мураками автобиографичны, и новый сборник не исключение. Каждая история это откровение автора, напоминающее дневниковые заметки. Вас ждет внезапный поворот сюжета, тема одиночества и, конечно, мистика, которую писатель выдает за повседневную рутину. Красиво, витиевато и очень по-японски. Словом, в этой книге есть все, за что читатели любят Харуки Мураками.



Месяц за Рубиконом, Сергей Лукьяненко

Романы Лукьяненко это фантастика, пугающе напоминающая реальность. Максим Воронцов, главный герой новой книги, ставшей продолжением серии Измененные, вынужден покинуть родную планету Земля и отправиться в космическое путешествие в поисках лучшего места для жизни. Тем временем Землей правят могущественные Инсеки, которые постоянно ведут войны с Прежними. С захваченных цивилизаций Инсеки собирают нечто вроде дани, которую называют Смыслом. Максиму предстоит узнать, почему эти кровопролитные войны так сложно остановить и что означает тот самый Смысл.


Совы охотятся ночью, Энтони Горовиц
Писатель и сценарист Энтони Горовиц (Сороки-убийцы, Громобой) создает очень кинематографичные романы с динамичным сюжетом. Действие новой книги Совы охотятся ночью разворачивается на греческом острове, куда приезжает англичанка Сьюзен Райленд. Она оставила свою редакторскую карьеру в Лондоне, чтобы управлять симпатичным отелем на берегу моря. Однако дела не идут гладко: финансовые проблемы усугубляются тем, что Сьюзен скучает по жизни в мегаполисе. Но однажды к ней обращаются родители пропавшей девушки и просят Сьюзен помочь найти дочь. Ключ к разгадке этого исчезновения кроется на страницах детективного романа, который Сьюзен когда-то редактировала. Так повествование превращаются в настоящую головоломку, историю внутри истории, которую невероятно интересно распутывать.



Человек, который умер дважды, Ричард Осман

Новинка от автора бестселлера Клуб убийств по четвергам это и продолжение первой книги, и самостоятельный роман. Решайте сами, с чего начать знакомство с творчеством британского писателя и комика. Главные герои пенсионеры, которые живут в доме престарелых, а в свободное время (у них их предостаточно) расследуют преступления. На этот раз героиня книги Элизабет получает письмо от человека из прошлого. Более того, этот человек когда-то умер на глазах у Элизабет, а теперь выясняется, что он все-таки жив Загадочное происшествие становится завязкой запутанного дела, которое великовозрастные детективы обязательно раскроют. Не обойдется без преследований, наркоторговцев, агентов разведки и потрясающего юмора, которым отличаются все романы Ричарда Османа.





Чумные ночи, Орхан Памук

Нобелевский лауреат Орхан Памук снова обращается к историческому материалу. Действие романа разворачивается на острове Мингер в 1901 году. В это время всю Османскую империю охватила эпидемия чумы, уносящая тысячи жизней. Мудрый султан отправляет на остров молодого, хорошо образованного доктора Нури и главного санитарного инспектора Бонковского-пашу вместе они должны остановить пандемию. Однако медики сталкиваются с множеством преград. Суеверия местных жителей и их нежелание соблюдать карантинные меры создают куда больше проблем, чем можно было ожидать. Все это усугубляется религиозными войнами, даже во время чумы христиане и мусульмане не могут отказаться от вражды и распрей. В этом романе Памуку удалось создать магический образ города, охваченного эпидемией, а заодно поднять важнейшие общечеловеческие темы.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

8 увлекательных книг, которые можно осилить за несколько вечеров (8 фото)

12.05.2022 15:49:21 | Автор: admin
Что связывало Шекспира с птицами, чему нас учит история и как по-настоящему любить еду.


Джеймс Эдмунд, Орнитология Шекспира



ОШекспире написаны тысячи книг, для исследователей историков и филологов важна каждая деталь в его произведениях. Эдмунд, британский натуралист и орнитолог, зашел к Шекспиру через форточку его заинтересовали именно птицы, которые встречаются в его пьесах и стихотворениях. Знал ли Шекспир об их реальных повадках и образе жизни? Вплетал ли это в метафорику и как конструировал символические значения? Как наши современные знания о птицах помогают читать Шекспира сегодня? Прекрасная, умная книга как для влюбленного в литературу, так и для начинающего бердвотчера (для продвинутого тоже).

Джен Кэмбл, Диковинные диалоги в книжных магазинах


Кэмбл английская поэтесса и сказочница, сама работала в книжном и знает об этой работе не понаслышке. Некоторые представляют это в романтическом ключе: пыльные стеллажи, читай весь день, переставляй себе книги с места на место. Однако, это тяжелый труд, где нужно успевать делать тычу разных вещей одновременно, наводить порядок и, конечно, общаться с людьми, которые приходят за книгами. Это один из главных источников радости в такой работе и, конечно, источник смешного: чего только не спросят люди, каких только странных вещей они не расскажут! Кэмбл собрала такие удивительные разговоры в эту уморительную книгу, а российские независимые магазины дополнили ее получилось волшебно и душеспасительно.

Анни Эрно, Событие


Сейчас в Европе и Америке обострился разговор об абортах: судебные тяжбы, многотысячные митинги и шествия, дискуссии вокруг законодательного регулирования. Анни Эрно рассказывает собственную историю из 1963 года, когда она скрывала беременность от родителей, пыталась сделать нелегальный аборт, столкнулась с общественным осуждением и предрассудками. Так, прежде всего это беспощадная книга о женщине, которая осталось один на один со своими проблемами и такого, конечно, не должно происходить.





В. Г. Зебальд, Естественная история разрушения



В.Г. Зебальд писатель, родившийся в Германии во время Второй Мировой войны, глубоко травмированный ужасным прошлым своей страны, при первой возможности уехавший в Великобританию и преподававший там. Так или иначе, все его книги посвящены теме памяти от рефлексивного, туманного романа Аустерлиц до любого эссе, самое известное из которых Естественная история разрушения. Это поразительный текст, в котором Зебальд размышляет, как германский народ пережил бомбежки союзных войск. Автор приходит к тому, что этот жуткий опыт практически не оставил свидетельств и от этого становится еще более жутко.

Вера Мильчина, Как кошка смотрела на королей и другие мемуаразмы


Вера Мильчина уникальный исследователь в российском контексте, в ее фокусе история, культура и литература Франции, а также русско-французские связи. Ее книги Париж в 1814-1848 годах: повседневная жизнь, Имена парижских улиц. Путеводитель по названиям, Французы полезные и вредные: надзор за иностранцами в России при Николае I в непременном списке чтения российских интеллектуалов. Как кошка смотрела на королей и другие мемуаразмы книга воспоминаний, где мы видим целую галерею важнейших персонажей отечественной культуры (и чуть лучше видим отдельные ее вехи), веселая, полная любви и курьезов.

Иван Шишкин, Жареные факты


Иван Шишкин один из самых известных российских поваров, сооснователь ресторана Delicatessen, вошедшего в первый российский мишленовский гид. Эта книга структурирована просто, в формате вопрос-ответ, их в книге 137. Шишкин остроумно рассказывает о еде, истории продуктов и их свойствах, готовке, практиках культурного потребления, дает советы, передает свой взгляд на поварское искусство. Книга подойдет как для тех, кто является заядлым гастрономом, так и для тех, кто просто любит вкусно поесть, но хочет еще вкуснее.




Нина Дашевская Поиск звука. Творогов


Нина Дашевская одна из самых замечательных российских писательниц, создающих книги для детей и подростков. День числа Пи, Я не тормоз, Тео, театральный капитан любимы десятками тысяч детей и взрослых. В Поиске звука. Творогов Дашевская вновь обращается к сложным отношениям человека и звука: ее главный герой юноша Творогов не может сосредоточится ни на чем, пока не найдёт тот самый звук. Ему непросто в школе и дома, с ним вообще трудно, но он обязательно со всем справится. Тонкая, добрая подростковая книга.

Пабло Сендра, Ричард Сеннет, Проектировать беспорядок: эксперименты и трансгрессии в городе

Сеннет профессор социологии Университетского колледжа Лондона, Сендра преподаватель городского планирования и урбанистики в Школе городского планирования Бартлетт. Сеннет один из тех, кто подхватил революционные идеи великой Джейн Джекобс о том, что городское планирование и развитие сверху не идет на пользу ни людям, ни экономике, ни городской среде. Еще в 1970 году он опубликовал книгу О пользе беспорядка, в которой показал, что столь противный многим проектировщикам хаос необходим городам, идёт им на пользу, а уже исследование этого хаоса помогает нам понять что и как можно улучшить. В этой книге Сеннет и Сендра объединились, чтобы провести ревизию, прошла ли проверку временем эта идея и как она работает в современных условиях.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Книжная полка 25 книг мая (14 фото)

06.05.2022 15:46:58 | Автор: admin
Первый концерт в истории Северной Кореи, жизнь в Первую и Вторую мировые войны, США в угаре 1960-х и история мемов Максим Мамлыга выбрал главные книжные новинки последнего месяца весны.



Флориан Иллиес, Любовь в эпоху ненависти. Хроника одного чувства, 19291939



Флориан Иллиес германский историк и искусствовед, автор бестселлера 1913. Лето целого века, в котором он сформулировал уникальный метод работы: пользуясь архивными данными, дневниковыми записями, воспоминаниями, мемуарами и интервью, писатель реконструирует жизнь своих героев, но не как ученый-документалист, а как рассказчик. Иллиес выбирает исторический период, когда вот-вот неизбежно наступит катастрофа: в Лете целого века это была приближающаяся Первая мировая война, а в новой книге преддверие гитлеровской диктатуры в Германии и Второй мировой. Перед нами замечательное трогательное, интеллектуальное, душеспасительное чтение, которое действительно необходимо в темные времена.

Рэй Монк, Роберт Оппенгеймер. Жизнь в центре



Джулиус Роберт Оппенгеймер удивительная фигура в американской истории. Молодой ученый, выходец из еврейской семьи в Нью-Йорке, интеллектуал, физик-теоретик, он в возрасте 38 лет присоединяется к Манхэттенскому проекту и скоро становится его руководителем. Во многом именно благодаря его невероятным знаниям, организационным способностям и тщеславию ядерная бомба прошла путь от теоретической возможности до реального и грозного оружия так быстро не зря Оппенгеймера называют отцом атомной бомбы. Однако вскоре, во времена маккартизма, он подвергся гонениям (обвинялся в недопустимых связях с коммунистами), а во время холодной войны он возвышал свое слово в защиту мира. Биография профессора Монка идеальная книга для того, чтобы попытаться понять этого глубокого, неординарного, противоречивого человека. Что прекрасно, это не просто история жизни и творчества, но в первую очередь история идей и столкновения интеллектуальных течений.

Дэниел Мейсон, Зимний солдат



Главный герой Люциуш Кшелевский родился в польской дворянской семье. Вокруг душная и прекрасная Вена рубежа веков, где никто еще не знает о грядущей катастрофе, но наш герой как будто предчувствует это и решает стать врачом. Он прерывает обучение, чтобы помогать больным и раненым в больницах, но его, вчерашнего студента, отправляют во всеми забытую церквушку в Карпатских горах, служащую временным госпиталем, где он единственный медицинский работник, не считая монахини, выполняющей обязанности медсестры. Перед нами роман о человеческой стойкости, кульбитах истории и настоящем гуманизме.

Татьяна Орлова, За закрытыми дверями. Почему происходит домашнее насилие и как его остановить




В последние годы в России набирала обороты общественная дискуссия о проблемах домашнего насилия и способах его снижения. Сейчас, несмотря на то что о законе о противодействии домашнему насилию никто не вспоминает, эта проблема не утратила своей актуальности: тысячи и тысячи людей находятся в затруднительном, униженном положении. Татьяна Орлова, соучредительница центра психологической помощи НеТерпи: психологи за отношения без насилия, на основе реальных кейсов рассказывает о социальных и психологических причинах возникновения домашнего насилия с упором на российский опыт и о том, как должна выглядеть система помощи пострадавшим. А также об инструментах самопомощи, практических шагах, которые помогут справиться с ситуацией либо облегчить выход из нее.

Сергей Беляков, Парижские мальчики в сталинской Москве



В Мальчиках, уже вошедших в длинный список премии Большая книга, Сергей Беляков сосредотачивается на судьбах двух друзей: Сергея Эфрона и Дмитрия Сеземана. Эфрон известен чуть больше: это сын Марины Цветаевой Мур, родившийся в Чехии, выросший в Париже и оказавшийся в советской России вместе с семьей, когда они вернулись из эмиграции. Мы знаем эту историю до деталей и то, что Беляков интересуется не только им, но и его другом с похожей судьбой очень умный и нестандартный ход. Два молодых человека, никогда не видевших Россию, только слышавших о ней, судят о стране, опираясь на свою воображаемую Россию и на парижскую жизнь. Так, они слишком поздно замечают, что оказались в аду и обречены на большие беды. Перед нами документальное повествование, в котором судьбы конкретных людей сплетаются с большой историей, социальной историей и историей культуры.

Балинт Мадьяр, Балинт Мадлович, Посткоммунистические режимы



После исчезновения Восточного блока на карте появилось множество стран с режимами, которые сами по себе трудно укладываются в привычную классификацию: демократический, авторитарный, тоталитарный. Эта монументальная книга двух венгерских ученых внимательно рассматривает страны Центральной и Восточной Европы и Китая, пытаясь описать, охарактеризовать и ранжировать их политические системы, чтобы понять, что же произошло, происходит и какое будущее их может ждать.



София Синицкая, Хроника Горбатого


Новая книга Софии Синицкой, финалистки Национального бестселлера, Ясной Поляны и Большой книги, постоянного автора Esquire. Теперь Синицкая обратилась к судьбе Выборга романтического старинного города, в разное время находившегося под властью Швеции, Финляндии, России. Ее герои живут, сражаются, дружат и любят и вмести с ними мы видим трагическую историю этих мест от истоков до почти наших дней. Это, как и всегда у Синицкой, необычная по форме и замечательная по языку сага, до краев наполненная деталями финского быта, гением места и волшебством и, кажется, перед нами та самая книга о Выборге, которую мы так давно ждали.

Александра Коллонтай, Хочу быть свободной




Александра Коллонтай родилась в очень состоятельной дворянской семье, рано прониклась идеалами революции, подружилась с кругом крайне левых политиков, навлекла на себя подозрения полиции, эмигрировала и вернулась, когда разразилась революция, стала первой женщиной-министром в истории России. Несмотря на противоречивую, очень насыщенную биографию, включающую в том числе значительные дипломатические успехи, Коллонтай запомнилась широким народным массам именно усилиями, направленными на сексуальное просвещение и освобождение женщин от быта. В этой книге собраны тексты, не только позволяющие понять истоки теории стакана воды, но и посвященные всем возможным граням женского вопроса в революционной России. Сейчас тексты Коллонтай читаются как пронзительные и не утратившие актуальности и показывающие, что феминистские идеи на этой земле имеют гораздо более глубокие корни, чем можно услышать в досужих разговорах.

Фридрих Горенштейн, Дрезденские страсти





Горенштейн удивительный писатель: его книги Попутчики и Зима 53-го года, сценарии к Солярису и Рабе любви неочевидный для многих, но важнейший вклад в российскую культуру. Дрезденские страсти повесть на грани прозы и документалистики, где действие разворачивается вокруг Первого международного антисемитского конгресса в 1882 году. Перед нами остроумная книга, исследующая истоки и природу антисемитизма, Горенштейн намеренно уводит этот разговор во вторую половину XIX века, когда несколько европейских интеллектуалов начали подбирать ему научную основу.


Джоан Дидион, Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме





Джоан Дидион великая американская писательница, одна из основоположниц новой журналистики наряду с Томом Вулфом, Труменом Капоте, Хантером Томпсоном. Дидион стали переводить на русский язык сравнительно недавно в переводе сейчас доступны Синие ночи и Год магического мышления, в которых писательница переживает боль утраты после смерти дочери и мужа, также ранее был единожды издан роман Демократия. Сборник Ползут, чтоб вновь родиться в Вифлееме восстанавливает эту вопиющую недостаточность и знакомит нас с эссеистикой Дидион теми текстами, благодаря которым она стала популярна сначала в Америке, а затем и во всем мире. Перед нами панорама США конца 1960-х сотрясаемая финансовым кризисом и войной во Вьетнаме, где ломаются традиции и изобретается новейшая техника, где принимают наркотики и пытаются веселиться до тех пор, пока это не разрушит жизни.

Александра Шевченко, Стационар



Комикс, основанный на личном опыте автора: после попытки суицида она проходила лечение в психоневрологическом стационаре. Перед нами галерея портретов людей, оказавшихся там по самым разным причинам, с самыми разными ментальными особенностями и болезнями, но таких же людей, как мы с вами. Это остросоциальный комикс, поднимающий вопросы социального отчуждения, отношения общества к тем, кому нужна психологическая помощь (а также особенностей и структуры такой помощи), а еще незавуалированный призыв к гуманному отношению людей друг к другу. Книга особенно важна для дискуссии, развернувшейся в последние годы вокруг оказания психологической, психотерапевтической и психиатрической помощи, именно потому, что это синтетическое произведение на грани текста и картинки и то, что не может выразить язык букв, выражает графика.

Мартин Тровик, Жан Валнуар Симулен, Дни освобождения. Laibach и Северная Корея




Тровик норвежский писатель, художник, режиссер, обожаемый за то, что всегда находит место эксцентрике. Эта книга рассказывает удивительную историю: Тровику удалось организовать настоящий рок-концерт первый в истории! группы Laibach в самой закрытой стране мира, тоталитарной Северной Корее. Весь путь замысел, сбор команды, переписка с северокорейскими цензорами и чиновниками, сами гастроли и то, что было после, на этих страницах. Эта восхитительная авантюра описана остроумно, ярко, сопряжена с размышлениями об искусстве и политике и обыграна художником Жаном Валнуаром, оформлявшим обложки для блэк-металлических альбомов. Все-таки даже в самом мрачном государстве можно найти место для приключений и юмора, пусть и очень черного.

Томас Пинчон, Радуга тяготения






Это долгожданное переиздание шедевра современной американской литературы. Пинчон икона для интеллектуалов, прославившийся буквально после первых своих романов, а затем, подобно Сэлинджеру, ставший затворником. Радуга тяготения его главный постмодернистский текст, сюжет которого крутится вокруг американского солдата, ищущего в послевоенной Германии секретную, очень опасную ракету. Пинчон начиняет текст теоретическим винегретом из математических, эзотерических, научных идей, доводя повествование до гротеска. Эта книга из тех, что требует постоянного напряжения мысли, дает изощренное интеллектуальное удовольствие, которая переиздана именно тогда, когда нужно: то, о чем сказал Пинчон, невероятно актуально сейчас.

Сьюзан Линди, Разум в тумане войны





За несколько последних столетий вооружения многократно усложнились и стали смертоноснее, чем когда-либо. Не странно ли, что все это не только дело рук человеческих, но и результат работы человеческого разума? Сьюзан Линди делает следующий шаг и задается вопросом: как быть, когда сам человеческий разум становится полем сражения? И, что не менее интересно, какие это влечет последствия: экономические, политические, социальные? Перед нами книга, которая ставит очень правильные и своевременные вопросы и предлагает некоторые небезынтересные ответы.


Мег Вулицер, Жена


Перед нами очередной роман Мег Вулицер, написавшей Исключительных и Женские убеждения. Главная героиня замужем за писателем значительным, успешным, популярным, лауреатом премий. Для многих этого было бы достаточно, но не для нее: она сама имеет литературные способности и быть тенью мужа не для нее. Это история не только про очень сложный брак, но прежде всего о женщине, которая хочет вырваться из не устраивавших ее обстоятельств и делает это не самым очевидным образом.

Александра Эндрюс, Кто такая Мод Диксон?



Молодая девушка, мечтающая о карьере большой писательницы, ищет дорогу в большую литературу и находит. Она становится ассистенткой очень популярной но таинственной писательницы, которая творит под псевдонимом и скрывается от публики. Наша героиня считает это за честь. Они отправляются в рабочую поездку в Марокко, и случается страшное писательница исчезает после автокатастрофы. Героиня в ужасе и, внезапно для себя, занимает ее место ведь ее начальницу никто не видел. Хороший авантюрно-детективно-книжный роман.

Иби Зобои, Гордость



Дело происходит в Нью-Йорке, в афроамериканском районе Бушвике. Главная героиня Зури Бенитес считает себя местной аристократией, ее мечта выучиться в университете и просветить родные места, чтобы их жителям легче жилось. В один прекрасный день в дом напротив въезжает семья, богатая, другого этнического состава и это напрягает Зури. А когда ее сестра влюбляется в одного из братьев-ровесников из того самого дома, это уже переходит все границы. Перед нами трогательный young-adult о любви, идентичности и жизни в одном из самых знаменитых пригородов Нью-Йорка.

Иван Кузнецов, Мемы. Научный взгляд на феномен поп-культуры, захвативший мир



За последние годы мемы стали частью нашей повседневности социальные сети без них, кажется непредставимы. Однако этот феномен еще совсем не исследован. Почему нам смешно? Как они работают? Почему одна картинка с надписью становится мемом, а другая нет? Кузнецов утверждает, что мемы появились задолго до интернета, рассказывает об их истории и развитии, об их использовании в наше время в экономике, политике, индустрии развлечений. Конечно, эту книгу нельзя назвать исчерпывающей, однако приятно, что мы видим первые размышления на этот счет.

Виктор Кривулин, Ангел войны



Виктор Кривулин звезда ленинградского андерграунда, поэт, распространявший свои стихи в самиздате и тамиздате. Он родился во время Второй мировой и война стала важнейшей темой его стихов. Кривулин не принимал официальных трактовок, это было его личное дело, он самостоятельно искал язык для разговора о войне, отважно ставил перед собой самые страшные вопросы и искал ответы на них. Эта небольшая книга составлена Ольгой Кушлиной, послесловие, ее же, написано вместе с Михаилом Шейнкером.

Дина Верни, История моей жизни, рассказанная Алену Жоберу



В истории искусства всегда есть фигуры движущие и значимые, однако неизвестные широкой публике. Дина Верни как раз такой случай. Она родилась в Кишиневе, девочкой оказалась в межвоенном Париже, общалась с французской богемой и русской эмигрантской интеллигенцией. Стала натурщицей художника и скульптора Аристида Майоля, который был намного старше ее, его авторитет помог вытащить ее из тюрьмы во время Второй мировой войны, куда она попала за помощь беженцам. Уже после его смерти она, обладающая связями, опытом и знаниями, открывает собственную галерею, в которой после поездки в Советский Союз выставляет молодых и еще совсем никому не известных на Западе художников: Кабакова, Булатова, Янкилевского. Это невероятная биография, ошеломительная история женщины, без которой судьба неофициального искусства была бы совсем другой.

Ёко Огава, Любимое уравнение профессора




Перед нами книга титулованной японской писательницы Ёко Огавы в переводе отца Мураками на русском Дмитрия Коваленина (его эссе об Огаве ранее публиковал Esquire). Попав в автомобильную аварию, главный герой математик, которого зовут Профессором, частично теряет память: он не может запомнить, что ел на завтрак, но легко решает математические задачи. В какой-то момент он начинает преподавать математику сыну своей домработницы и так завязывается крепкая дружба на троих, которая навсегда их изменит. Прекрасная история о роли памяти в нашей жизни, основанная на реальных событиях.

Зигфрид Унзельд, Писатель и его издатель


Унзельд легенда германского книгоиздания, добрый дух Франкфуртской книжной ярмарки, умер в 2002 году. Писатель и его издатель заметки Унзельда о его работе в сложное послевоенное время: там и 1968 год, и печать плеяды антифашистских авторов, и судьбы книг на фоне различных кризисов, свидетелем и участником которых был Унзельд. И конечно, это о тех именах, которые для Унзельда были живыми людьми, коллегами, а для нас навсегда вписаны в историю литературы: Мартин Вальзер, Макс Фриш, Теодор Адорно, Герман Гессе. Эта книга настоящий подарок и для любого, кто интересуется историей германской литературы, и для заядлого библиофила.

Артемий Магун, Демократия




Слово демократия, кажется, уже немного затерлось так часто его употребляют в самых разных контекстах, вкладывая в него тысячу разных значений. К тому же в России его использование осложняется политической обстановкой последних десятилетий. Эта книга важное переиздание в серии Европейского университета Азбука понятий, и Артемий Магун сначала возвращает нас к истокам этого понятия, а затем проводит по анфиладе современного его употребления с приведением актуальных кейсов. Так, это хорошая возможность познакомиться с серией и ответить для себя на важные вопросы о судьбах российского общества.

Жозе Летриа, Андре Летриа, Война



Эту книгу создали отец писатель и журналист Жозе Летриа и сын иллюстратор и художник Андре Летриа. Каждый из них важная фигура для португальской культуры. В книге, переведенной на 12 языков и получившей множество наград (в том числе престижный приз Болонской книжной ярмарки), они рассказывают понятным для детей языком о том, что такое война, как выходит, что она случается, и что делает с людьми и обществом. Короткая, поэтичная, с очень точными иллюстрациями это настоящее произведение португальского искусства.

Вирджиния Вулф, Штора нянюшки Лагтон


Вирджиния Вулф классик не просто англоязычной, но мировой литературы, ее книги и эссе читают и изучают во всех странах мира. В России знают ее взрослые произведения, но досадным упущением оставалось, что ее детская книга не издана здесь. Когда Вулф работала над Миссис Дэллоуэй, у нее гостила племянница. Чтобы ее развлечь, она сочинила короткую сказку о нянюшке и ее волшебных снах. Теперь ее можем прочесть и мы в прекрасном переводе Шаши Мартыновой и с фантастическими иллюстрациями Ивана Сергеева. Это книга не только для ребенка, но и для взрослого, который сможет оценить, как талант великой писательницы преломился в этом жанре.
Источник Подробнее..
Категории: Литература

7 книг молодых писателей, на которые стоит обратить внимание

27.04.2022 15:57:35 | Автор: admin
Чуткие, увлекательные, стилистически точные, они ничуть не уступают мировой классике.


1. Рана, Оксана Васякина





Очень важная книга об утрате и о том, как её пережить. Рана это гибридный роман, в котором много размышлений о природе текста и преемственности, о телесности и смерти. Героиня Раны молодая поэтесса, альтер эго Васякиной едет хоронить прах матери в маленький сибирский городок Усть-Илимск. Она фиксирует все свои ощущения, мысли и чувства, пишет обо всём трезво, с холодной головой. Это спокойное и отстранённое повествование попадает в самое сердце.

Пожалуй, это один из самых ярких прозаических дебютов последних лет. Рана вошла в шорт-лист литературной премии Большая книга, выиграла премию НОС как главная книга 2021 года по версии жюри и отдельно взяла приз Академии критиков.



2. Павел Чжан и прочие речные твари, Вера Богданова


Сегодня мы переживаем расцвет антиутопии: то и дело все вспоминают то Оруэлла с его 1984, то Хаксли с О дивным новым миром, то замятинский роман Мы. А молодая писательница Вера Богданова придумала свою современную антиутопию.

Главный герой книги Павел Чжан талантливый программист, воспитанник детского дома, в котором он подвергся насилию. Спустя много лет он случайно встречает своего обидчика и тёмная, жуткая сила вырывается наружу. Всё это происходит на фоне тревожных политических событий: Россия стремительно колонизируется Китаем, а компания, в которой работает Чжан, занимается проектом будущей государственной чипизации людей.


3. Зверобой, Ксения Буржская



Как и в предыдущей книге Буржской Мой белый, писательницу интересуют люди и то, что они чувствуют: одно неверное решение или странная случайность может перевернуть весь их мир. Проблемы героев очень похожи на те, с которыми работает ирландская писательница Салли Руни: мы видим неумелые коммуникации, травматичный сексуальный опыт и алогичные поступки молодых взрослых, которые никак не могут научиться жить без драм.

Попутно Буржская затрагивает актуальные темы, такие как абьюз, харассмент и нарушение личных границ, что делает роман Зверобой фактически поколенческой книгой миллениалов.


4. Сато, Рагим Джафаров



Сато это имя пленного контр-адмирала, попавшего на Землю случайно и оказавшегося в теле пятилетнего Кости. Родители приводят мальчика на приём к детскому психологу Даше, чтобы разобраться, правду ли он говорит и в чём причина его странного поведения.

Именно Сато Рагима Джафарова стал лауреатом девятого сезона премии Новые горизонты и был назван лучшим фантастическим романом года. Но фантастикой дело здесь не ограничивается. У Джафарова получился интересный философско-психологический роман, в котором молодой автор поднимает множество самых разных тем: от травматического детского опыта внутри семьи до того, как работает институт профессиональной репутации в России.


5. Сестромам. О тех, кто будет маяться, Евгения Некрасова



Писательница, сценаристка, сокураторка Школы литературных практик Евгения Некрасова стала популярна после выхода романа Калечина-Малечина: он попал в короткие списки премий НОС, Национальный бестселлер и Большая книга. В нём Некрасова в свойственной ей метафоричной манере рассказывала о том, как девочка Катя переживает школьный буллинг и жестокость окружающих.

В сборнике Сестромам тоже встречаются фольклорные и фантастические мотивы и тема насилия, вернее, противостояния ему. В своих рассказах Некрасова пытается заговорить, заворожить реальность, чтобы она стала хоть чуточку добрее ко всем тем, кто будет маяться.


6. Стрим, Иван Шипнигов



Дебютный роман Ивана Шипнигова собран из множества голосов разных персонажей и их мыслей сшит из 66 фрагментов. В нём живут очень разные люди: одинокие, нуждающиеся, гордые, смелые, тоскующие и отчаянные. Шипнигов помещает их в одну вселенную и даёт каждому из них высказаться в режиме онлайн. Получается полифонический текст в лучших традициях русской литературы.

Кстати, Стрим был высоко оценён: литературное жюри премии Национальный бестселлер включило его в короткий список 2021 года.


7. Конец света, моя любовь, Алла Горбунова

Сборник рассказов Конец света, моя любовь в 2020-м был назван главной книгой года. Поэтесса Алла Горбунова обратилась к нежным и страшным 90-м и нулевым и рассказала о них так, как умеют только писатели с большим сердцем и обезоруживающим талантом. Герои её философских новелл во многом похожи на каждого из поколения тридцатилетних: они ищут себя, травмированные прошлым и надеющиеся на будущее, пускаются в странные авантюры и, конечно же, отчаянно хотят быть счастливыми.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

5 книг о космосе, которые изменят ваше представление о Вселенной

21.04.2022 15:47:20 | Автор: admin
Космос невообразимая огромность на фоне которой человек даже не песчинка, а что-то бесконечно малое. Люди пока не смогли вырваться за пределы планеты и все же чувствуют живую связь с тем, что называют звездной системой, галактикой, Вселенной. И это ощущение причастности с древних времен вынуждало запрокидывать голову и всматриваться в усыпанное звездами небо, размышляя о том, как он там космос. Сегодня о строении вселенной ученые знают значительно больше, чем тысячу или даже сто лет назад. Люди научились фиксировать красное смешение, увидели черные дыры, обнаружили гравитационные волны. И все же загадок во вселенной меньше не стало.


RUTUBE вместе с Роскосмос ТВ подготовил подборку книг о космосе, которые откроют для читателя этот непостижимый и удивительный мир.

Книга Странных Новых Вещей, Мишель Фейбер
Роман автора Побудь в моей шкуре, Багровый лепесток и белый и Огненное Евангелие. Мишель Фейбер никогда раньше не прибегал к жанру научной фантастики, поэтому и в Книге Странных Новых Вещей космос и технологии будущего лишь фон для истории человека. Книга написана от лица христианского миссионера пастора Питера Ли, который летит на другую планету, оставив жену и гибнущую Землю. В новом месте он находит новый дом и становится больше аборигеном, чем землянином. Он продолжает писать электронные письма жене, но с каждым новым письмом они становятся друг от друга все дальше. Главный герой приносит священное писание в новый мир, но сам при этом расчеловечивается. Большая литература не так часто обращается к жанру фантастики, а Мишель Фейбер наследник традиций классической европейской литературы, последователь Федора Достоевского, Олдоса Хаксли, Уильяма Голдина и Германа Гессе.

Как работает Вселенная: Введение в современную космологию, Сергей Парновский
Книга о том, как устроена вселенная с точки зрения современной космологии. Из нее можно узнать о том, что такое большой взрыв, когда он произошел и почему происходит разбегание галактик. Существуют ли миры, где действуют другие физические законы? Что такое черная дыра и темная материя? Книга для тех, кто хочет понять, что уже известно научному сообществу и над чем ученые работают сейчас. Тем читателям, которые не готовы продираться сквозь дебри математики, автор рекомендует просто пропускать разделы, отмеченные знаком Эйнштейна. Книга рассчитана на подготовленного читателя, однако и энтузиасты без физико-математического образования в ней найдут много интересного. В ней собраны все самые популярные идеи современной космологии.






Гиперион, Дэн Симмонс

Космическая сага Гиперион классика научной фантастики. Из четырех книг цикла Гиперион, Падение Гипериона, Эндимион и Восход Эндимиона, написанных в 80-90-х годах XX века, первый роман можно смело включать в золотой фонд жанровой литературы. Действие книги разворачивается на фоне кризиса новой постапокалиптической государственности, которая появилась на просторах вселенной после гибели Земли. Новое космическое государство трещит под натиском бродяг мутантов, кочующих в открытом космосе. И на фоне надвигающегося конца восемь паломников отправляются к храму бога боли Шрайка. Первый роман, это шесть историй участников этого паломничества. Гиперион и спустя тридцать три года после своего выхода читается на одном дыхании. Однако оставляет много вопросов и недосказанностей, на которые отвечают последующие книги цикла.

Люди на Луне: Главные ответы, Виталий Егоров
Луна первая и пока единственная планета, на которую ступала нога человека. Это произошло более 50 лет назад, однако событие до сих пор оставляет много вопросов. Появилось даже целое сообщество скептиков, которые несмотря на фото и видео с поверхности сомневаются, что такое путешествие действительно состоялось. Виталий Егоров в своей книге собрал все наиболее распространенные вопросы и ответил на них. Хотите узнать почему таких экспедиций больше не проводят? Куда делись 400 кг лунного грунта, привезенного экспедициями с луны? Как удалось пройти радиационный пояс земли без вреда для здоровья астронавтов? Был ли туалет на космическом корабле? Все ответы скептикам собраны в книге Люди на Луне: Главные ответы.




Математика космоса. Как современная наука расшифровывает Вселенную, Иэн Стюарт
Книга о космической механике, о том, как математическое моделирование позволяет лучше понять и описать то, что происходит во вселенной. Книга рассказывает об истоках космологии, о классических теориях, созданных Ньютоном, Лапласом, Гауссом, Риманом, в основании которых было мало практических данных, но были проработанные математические модели. Иэн Стюарт разбирает закон всемирного тяготения, рассуждает как образуются солнечные системы и что такое пояс астероидов. Но делает он это не как астрофизик, а с точки зрения математического моделирования. Несмотря на сложность поднимаемых вопросов в книге практически нет формул, и ее сможет освоить даже человек, не имеющий математического образования.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Когда ничего не хочется 7 книг для тех, у кого весенняя хандра (7 фото)

20.04.2022 15:42:54 | Автор: admin
Полезные практики, истории и советы, которые сделают жизнь немного ярче, осознаннее и приятнее.

1. Внутреннее спокойствие, Таня Петерсон


Чувство тревоги подобно неисправной системе экстренного оповещения: в голове постоянно проносятся беспокойные мысли, худшие сценарии и негативные убеждения. Это беспокойство может вылиться в серьёзный невроз.



Автор книги Таня Петерсон сертифицированный консультант в области психологии. Она собрала в своей книге более 100 способов, которые помогут справиться с тревожностью. Каменьпитомец, клякса или чистый лист, равенство порознь, цветные мысли и дзенбуддийская концепция шошин когда вам понадобится снизить накал, открывайте книгу и выбирайте любую технику.



2. Разрыв, Сьюзен Эллиотт


Так бывает: отношения заканчиваются. Это больно, и в такой момент нам как никогда нужна поддержка. Эта книга полна сочувствия и притом очень практична. Внутри план, который поможет пройти через разрыв отношений. И не просто исцелиться, а использовать этот опыт, чтобы лучше понять себя и стать сильнее. Автор книги Сьюзен Эллиотт психотерапевт и консультант по переживанию горя. Когдато она сама прошла через тяжёлый разрыв, а затем сделала помощь людям своей профессией.

Возможно, сейчас вам трудно в это поверить, но в болезненных переживаниях много пользы. Чтобы получить её, придётся методично разгребать руины прошлой жизни. Но если вы опуститесь в бездну, то поднимете со дна сокровище новую жизнь.


3. Книга прощения, Десмонд Туту и Мпхо Туту



Иногда нам причиняют боль. Иногда обидчиками становимся мы сами. А порой нас накрывает волна стыда за ошибки прошлого. Лауреат Нобелевской премии мира, архиепископ Десмонд Туту говорит, что единственный способ вернуть себе покой прощение. Он знает об этом как никто другой: работая в Комиссии по установлению истины и примирению, Туту видел самые ужасные преступления против человека.

Как же научиться прощать? В этой книге вы найдёте пошаговый путь, упражнения, ритуалы и жизненные истории. И много света.


4. Радость жизни, Уильям Ирвин


Мир хаотичен и несправедлив, а все мы вольно или невольно вовлечены в гонку Сильнее! Быстрее! Выше!. Это изматывает, но философия стоицизма поможет найти опору. Античные мудрецы знали, как ценить то, что у нас есть, переживать утраты, отпускать прошлое и не давать себя в обиду. Не случайно в XXI веке это учение вновь обрело тысячи последователей.

В книге профессора философии Уильяма Ирвина есть ответы на многие вопросы: о принятии прошлого, смерти, долге. Но главное она дарит удовольствие от жизни. Осознание, что вещи вокруг не обязаны существовать, но существуют самым непостижимым и великолепным образом.



5. Выбор, Эдит Ева Эгер


Перед вами книга, которая поможет найти силы и снова начать жить, даже когда ничего не хочется. Это история выживания и исцеления от душевных травм.

Юная балерина Эдит Ева Эгер была ещё подростком, когда в 1944 году её вместе с семьёй отправили в концлагерь Аушвиц. Но ужасы не сломили Эдит, а внутренняя сила позволила ей спастись и научиться помогать другим в роли психотерапевта.

В этой книге вы найдёте историю автора и трогательные строки о тех, кто у неё лечился. Она подарит поддержку, а ещё покажет, что мы всегда можем выбирать, чему нас учит жизнь и как относиться к происходящему.



6. Дар, Эдит Ева Эгер


Я пишу эти строки осенью 2019 года. Мне уже 92, и более 40 лет я веду терапевтическую практику, этими словами доктор психологии Эдит Ева Эгер начинает свою вторую книгу. Эгер разбирает 12 психологических проблем и рассказывает, как избавиться от убеждений, загоняющих нас в ловушку. Среди них синдром жертвы и избегание, игнорирование себя, стыд и осуждение.

Опираясь на свой долгий опыт, продолжает Эдит, я хочу заявить: самой страшной тюрьмой была не та, куда меня отправили нацисты. Злейшую тюрьму я выстроила для себя сама. Жизнь даже с её болью и страданиями это дар. Мы пренебрегаем им, когда становимся узниками своих страхов. Это руководство поможет исцелить душу и обрести внутреннюю свободу.


7. Время услышать себя, Анна Блэк


Что будет, если вы проведёте целый год, проявляя доброту? Практики и упражнения из этой книги помогут развить чуткость к себе, близким и всему миру. 52 недели осознанной работы над собой целый год, который изменит вас и вашу жизнь. Вы научитесь слушать себя, справляться с негативным отношением, практиковать медитацию любящей доброты и мотивировать себя через сострадание.

Вы увидите, что жить в доброте значит понимать, что всё в мире взаимосвязано. Замечать хорошее, не бояться ошибок и принимать себя. Помнить, что любой ваш поступок оставляет след в жизни других людей. И каким он будет, зависит только от вас.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Илья Ильф и Евгений Петров пять книг, которые стоит прочитать (6 фото)

16.04.2022 19:46:48 | Автор: admin
13 апреля 1937 года в возрасте 39 лет умер Илья Ильф. Мы попросили Арена Ваняна, независимого исследователя и автора телеграм-канала Арен и книги, вспомнить путь великого литературного союза Ильи Ильфа и Евгения Петрова и рассказать, что, помимо 12 стульев и Золотого теленка, безусловно заслуживает внимания.




ВДвенадцати стульях и Золотом теленке Ильф и Петров не стремятся ни к идеализации советской России, ни к ее безоговорочному осуждению. Вместо этого они предлагают читателю гармоничный компромисс, который воплотился в романтизации энтузиазма людей 1920-х и едкой сатире на советский миропорядок. Но начиная с 1930-х в произведениях Ильфа и Петрова почти не остается места романтизму и энтузиазму 1920-х годов.

Сатирические повести и рассказы конца 1920-х





По написании Двенадцати стульев (1927) Ильф и Петров написали сатирическую повесть Светлая личность (1928), цикл сатирических рассказов Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска (1928), а также роман-фельетон 1001 день, или Новая Шахерезада (1929). Всерьез оба автора относились только к нескольким рассказам из Колоколамска и Шахерезады.

В этих рассказах нет главного героя, зато есть целая галерея персонажей, заполнивших вымышленные города Пищеславск и Колоколамск. Все эти персонажи ужасно ленивые и необразованные. Они же задают тон основным проблемам мещанству, алчности, отсталости деревни от города. И если в Двенадцати стульях и Золотом теленке эти проблемы выступают фоном, то в рассказах они выходят на первый план, особенно в Необыкновенных историях из жизни города Колоколамска. Есть и другое отличие: в романах Ильфа и Петрова мы наблюдаем за путешествием Остапа Бендера по советской России, постоянную смену событий и городов, здесь же наблюдение за одним городом и его обитателями.

А еще в этих рассказах завершилась сатирическая линия, заложенная в Двенадцати стульях, и были впервые намечены герои, названия и события, получившие развитие в Золотом теленке. Так, скандальная Воронья слободка из Золотого теленка впервые возникает в рассказах о городе Колоколамск как одна из коммунальных квартир, устроенных жителями города в освоенном ими небоскребе. А главный жилец этой квартиры, Васисуалий Лоханкин, размышляющий о судьбах русской интеллигенции, тоже был перенесен Ильфом и Петровым из рассказа в роман. Или можно вспомнить Федора Никитича, бывшего попечителя учебного округа, который жаловался, что советская власть подменила даже его мысли, но в то же время надеялся, что большевики не проникнут в его сны: В своих снах я увижу то, что мне будет приятно увидеть. Этот герой был списан авторами с беспартийного обывателя Иосифа Завиткова, которому каждую ночь снилось, что ему в ноги кланяются несколько партийных.


Фельетоны начала 1930-х годов


В конце 1920-х Ильфу и Петрову еще можно было вольно обращаться к злободневным темам. Хороший пример рассказ Призрак-любитель (1929), в котором писатели иронизируют над политическими чистками 19291930-х годов. Но начиная с 1930-х печатать сатирические рассказы становилось все сложнее. Во многом это связано с тем, что обещанный социализм, в который оба писателя истинно верили (Для нас, беспартийных, никогда не было выбора с партией или без нее. Мы всегда шли с ней, писал Евгений Петров), затмевали раскулачивание, массовый голод 1932-1933 годов, кампании по борьбе с врагами народа. Не предвещал ничего хорошего и Первый Всесоюзный съезд 1934 года, ознаменовавший подчинение творческой интеллигенции партии и лично Сталину.

Так, Ильф и Петров пробуют себя в жанре положительной сатиры с оптимистическими финалами, как, например, в рассказах Литературный трамвай (1932) и Собачий холод (1935). В то же время их юмористические произведения все чаще производят гнетущее впечатление. В фельетоне Как создавался Робинзон (1932) ими затрагивается тема свободы творчества. Редактор заказывает у писателя роман с продолжением, так, чтобы читатель не мог оторваться, как в Робинзоне Крузо, но обязательное условие не просто Робинзон, а советский Робинзон. Писатель приносит редактору этот роман о советском Робинзоне, но редактор тотчас приступает к правкам, потому что в романе очень мало советского, и добавляет местком, профсоюзы, активистку, сборщицу членских взносов, а в конце концов даже выбрасывает самого Робинзона нелепую, ничем не оправданную фигуру нытика.

Другой маленький шедевр тех лет фельетон Клооп (1932). По сюжету два человека Лентяй и Зевака остановились против подъезда с вывеской КЛООП. Зевака решил выяснить, чем могут заниматься люди в учреждении под таким вызывающим названием. Они заходят в помещение самого обычного советского учреждения с самыми обычными советскими работниками, но ни шофер, ни курьерша, ни культактив, ни председатель не могут объяснить им, чем учреждение занимается. То ли лес изготавливают, то ли молоко, то ли шурупы. Так Ильфом и Петровым делается намек, что КЛООПом бессмысленной аббревиатурой могло быть любое советское учреждение. А как отмечает литературовед Яков Лурье, если же мы вспомним, что рассказ был опубликован в стране, и само-то название которой обычно обозначалось аббревиатурой, то поймем силу гротеска в "Клоопе" и масштаб сделанного <...> обобщения.



Одноэтажная Америка (1936)


Как и Остап Бендер, Ильф и Петров очень много ездили по стране. Вообще советские писатели одну половину времени работали, а другую половину ездили в творческие командировки. А в 1930-е годы стало очень модно ездить на индустриальные объекты и по следам этих поездок писать романы о рабочих и грандиозных советских стройках. Один из самых известных примеров роман Время, вперед! Валентина Катаева, написанный по следам посещения Магнитостроя. Ильф в своих записных книжках иронизировал на эту тему: Это было в то счастливое время, когда поэт Сельвинский, в целях наибольшего приближения к индустриальному пролетариату, занимался автогенной сваркой.

Но самый знаменательный и трагический пример это путешествие советских писателей по Беломорско-Балтийскому каналу, построенному лагерными заключенными; по следам этой командировки писатели вместе с чекистами опубликовали книгу, посвященную стройке и перековке преступников в пролетариев. В путешествии по каналу также участвовали Ильф и Петров, но в публикации нет. Когда группа писателей засела по возвращении за коллективный труд о Беломорканале, вспоминал писатель Семен Гехт и один из авторов книги, Ильф с Петровым разумно отказались от участия в этом труде. Они не прогадали: на их имена не легла позорная тень, в отличие от имен Горького, Катаева, Алексея Толстого, Шкловского и других советских писателей, восславивших подневольный лагерный труд заключенных и административные способности чекистов.

Зато Ильф и Петров совершили другое путешествие, итогом которого стала их последняя совместная книга. В 1935-1936 годах они отправились в автомобильную поездку по США и по возвращении опубликовали цикл путевых очерков под названием Одноэтажная Америка. В этой книге они попытались осмыслить быт американцев 1930-х годов, попутно представив их достижения и недостатки. Так, им действительно не понравились расизм и незащищенность граждан перед преступностью, но они положительно оценили демократизм в отношениях между людьми, уважение начальников к подчиненным, сферу обслуживания, как мы сейчас сказали бы, и многое другое.

Еще до выхода книги Ильф, по воспоминаниям Петрова, сказал: Летит кирпич. И не ошибся. 21 марта марта 1937 года в Известиях была опубликована рецензия на Одноэтажную Америку, в которой говорилось, что в этой книге советский читатель не может сравнить свои достижения с положением американских братьев по классу, зато читает про американские небоскребы и сервис. В дальнейшем Ильфу и Петрову доставалось за эту книгу от советских редакторов и читателей примерно в той же интонации, но в первую очередь из-за отсутствия привычной критики капиталистической Америки.

Записные книжки Ильи Ильфа



Во время поездки по Америке у Ильфа резко обострился туберкулез. Ему оставался всего лишь год жизни до весны 1937 года, всего несколько месяцев до начала страшного террора.

Важно отметить, что при жизни Ильфа соавторы не принимали участия в кампаниях 1929-1930 или 1936-1937 годов. Они не обличали и не травили кулаков, вредителей, врагов народа или несогласных интеллигентов, как и сторонились критики формализма или восхваления новой сталинской конституции 1936 года, даже несмотря на то, что работали в Правде и над ними постоянно висела угроза репрессий. И еще их молчание не было случайным. Это была форма сознательного отказа участвовать в политических кампаниях, несмотря на статус известных на всю страну писателей.

Ильф продолжал заниматься литературой почти до дня смерти. Ему с Петровым приходилось идти на компромиссы и самоцензуру в произведениях, которые печатались во второй половине 1930-х. Так, Ильф вынужденно работал в стол над еще одной, последней книгой, которая сильно отличалась от всех предыдущих, над Записной книжкой, опубликованной уже по смерти. Это не только набор заготовок к ненаписанным произведениям, в том числе к третьему роману об Остапе Бендере. Это еще и сборник афоризмов, цитат, хлестких определений эпохи, личных воспоминаний Ильфа о себе и друзьях. Петров писал, что последнее произведение его друга поэтично и грустно. Во многом это связано с мрачным настроением Ильфа из-за болезни и надвигающейся смерти. Я сижу, писал он, в голом кафе "Интуриста" на ялтинской набережной. Лето кончилось. Ни черта больше не будет. Шторм. Вой бесконечный, как в печной трубе. Я хотел бы, чтобы жизнь моя была спокойней, но, кажется, уже не выйдет. Лето кончилось, о чем разговаривать.

Но наибольшая ценность этих записей даже не личные переживания от усиливающейся болезни, а меткие и лаконичные заметки об эпохе, о резком помрачении времени, в котором Ильф жил и которое с иронией называл эпохой благоденствия. Вот его запись слов сторожа при морге: Вы мертвых не бойтесь. Они вам ничего не сделают. Вы бойтесь живых. Или еще одна запись, теперь насчет советских композиторов: Композиторы уже ничего не делали, только писали друг на друга доносы на нотной бумаге. А еще в далеком 1931 году Ильф писал, не предвидя мрачную иронию записанного: Я умру на пороге счастья, как раз за день до того, когда будут раздавать конфеты.

Илья Ильф умер 13 апреля 1937 года, в один день с выходом тиража Одноэтажной Америки. Он умер в чине Чехонте... с соболезнованием писал о нем Илья Эренбург. А вот как вспоминал смерть друга и соавтора Евгений Петров: И знаменитый профессор приехал, и уже в передней, не снимая галош, сморщился, потому что услышал стоны агонизирующего человека. Он спросил, где можно вымыть руки. Никто ему не ответил. И когда он вошел в комнату, где умирал Ильф, его уже никто ни о чем не спрашивал, да и сам он не задавал вопросов. Наверно, он чувствовал себя неловко, как гость, который пришел не вовремя.

Мой друг Ильф Евгения Петрова



Спустя несколько месяцев после смерти Ильфа начался Большой террор. Репрессии к тому времени уже задели многих друзей и близких писателей: поэта и издателя Владимира Нарбута (арестован в 1936 году, расстрелян в лагере в 1938-м), критиков Ивана Макарьева (арестован в 1936-м, в лагерном заключении до 1943-го, покончил с собой в 1958-м), Алексея Селивановского (арестован в 1937-м, расстрелян в 1938-м), журналиста и редактора Михаила Кольцова (арестован в 1938-и, расстрелян в 1940-м), писателей Бориса Пильняка (арестован в 1937-м, расстрелян в 1938-м), Исаака Бабеля (арестован в 1939-м, расстрелян в 1940-м) и Николая Заболоцкого (арестован в 1938-м, в лагерном заключении до 1944-го), иллюстратора Константина Ротова (арестован в 1940-м, в лагерном заключении до 1948-го) и многих других; были арестованы все дипломаты и коммунисты-иностранцы, с которыми соавторы имели дело во время путешествий или на родине.

Как отмечают многие исследователи творчества писателей, Петров сильно изменился после смерти Ильфа. Он принял участие в процессе 1938 года над Бухариным, Рыковым, Ягодой и другими: присутствовал на суде и опубликовал оправдательные статьи в Литературной правде. Со временем он полностью сосредоточился на газетных очерках, в которых освещал в пропагандистском духе положение вещей на Дальнем Востоке и Колыме (лагерные центры СССР), выступал военным корреспондентом в 1939 году во время войн в Западной Украине и Финляндии, собирался написать утопический роман Путешествие в страну коммунизма, а в 1941 году дослужился до ордена Ленина. С началом войны он находился на фронте в статусе военного корреспондента и умер 2 июля 1942 года во время авиакатастрофы. Ему, как и Ильфу, было 40 лет.

Лучшее, что написал Евгений Петров по смерти Ильи Ильфа, это воспоминания о своем друге и соавторе. В 1939 году Записные книжки Ильфа были подготовлены к печати и опубликованы вдовой писателя Марией Ильф-Файнзильберг, а одну из вступительных статей (Из воспоминаний об Ильфе) написал Петров. Спустя пять лет он написал еще одну статью, и, по его мысли, они должны были объединиться в одну книгу Мой друг Ильф. Из-за трагической кончины он не успел ее подготовить самостоятельно. Она была собрана и издана значительно позже. Из этой книги можно узнать о теплых воспоминаниях соавтора, о ненаписанных книгах, а также о самом Петрове, о котором лучше всех высказался, конечно же, Ильф: Женя, вы оптимист собачий.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Десять крылатых фраз, которые мы произносим в неправильном контексте или не полностью, отчего их смысл в корне меняется

15.04.2022 13:56:17 | Автор: admin
Если бы у бабушки был Юрьев день.

Кто из нас не любит в беседе ввернуть что-нибудь красивое! Благо русский язык насыщен крылатыми фразами, поговорками, прибаутками и цитатами из великих фильмов. Но, конечно, произнести их к месту, при этом не нарушая смысла, может не каждый. Зачастую, если даже фраза звучит красиво, она может нести вообще не тот смысл, который в ней заложен. Вот несколько примеров.




Старый конь
Старый конь борозды не портит, говорим мы, чтобы показать, что в нашем возрасте мы еще ого-го и способны натворить всяких дел, удаль молодецкая никуда не делась. Но вот изначально фраза звучит не столь оптимистично. Полная версия выражения такая: Старый конь борозды не портит, но и новой не вспашет. Так что прежде чем оправдывать поговоркой свой пенсионный возраст, стоит помнить про ее настоящий смысл.

Кол на голове
Фразу хоть кол на голове чеши мы произносим, когда хотим намекнуть на упорство или твердолобость человека. И она действительно это означает, хотя люди часто используют ее неправильно. В изначальном варианте чесание кола ни к каким результатам бы не привело, потому что оригинал звучит так: хоть кол на голове теши. То есть стесывай, очищай от коры хоть топором, заостряй в общем, делай то, что топором над головой лучше не делать, если она не чугунная. На что мы и намекаем оппоненту.

Семеро одного не ждут
Запоздавшего человека с гневом выписывают из компании с помощью поговорки Семеро одного не ждут. Мол, опоздал, а потому сам виноват догонит или вообще не придет, да и черт с ним. Правда, согласно поговорке, тот самый опоздавший может вовсе не расстраиваться, а то и опередить вас. Потому что полная версия фразы такова: Семеро одного обедать не ждут, а смелый и один ест. Да. Вот так нагло, цинично, но зато сыт.

Мертвые кони
Оправдывая свое безделье или нежелание заняться делом, мы можем ввернуть фразу От работы кони дохнут. Мол, трудиться себе дороже. Но на деле мало кто знает, что в оригинальной версии фраза звучит так: От работы кони дохнут, а люди крепнут. Так что оправдывать ею свою лень занятие не самое благодарное. По крайней мере, в глазах трудяг, что знают полную версию выражения.

В здоровом теле

То, что в здоровом теле здоровый дух, мы знаем с детства. Этот аргумент можно предъявить, выходя из качалки или нырнув после бани в прорубь и вынырнув на другой стороне реки. Выглядеть, конечно, будет впечатляюще. Но тот, кто знает полную версию высказывания, лишь ехидно усмехнется в усы. Потому что звучит она так: В здоровом теле здоровый дух редкая удача. Ну правда. Когда ты в последний раз видел умного спортсмена?

Два сапога
Людей, которые с виду идеально подходят друг другу, мы иногда называем сапогами. Мол, два сапога пара. Услышав эту фразу, люди даже могут зардеться и согласно кивнуть. В этом случае лучше не продолжать крылатое выражение, потому что оно звучит так: Два сапога пара, да оба левые. И это выражение вовсе не про социалистов.

На обиженных воду возят
Такую фразу можно сказать, если человек обиделся по какому-то пустяковому, на твой взгляд, поводу. И, толкнув его в плечо, можно попробовать деморализовать этой поговоркой. Но если обиженный знает полную версию, то можно сделать только хуже. Ведь звучит она так: На обиженных воду возят, а на добрых сами катаются. Так что стоит подумать, надо ли советовать человеку быть добряком в таком случае.


Повторенье мать ученья
Такую фразу многие из нас могли слышать от сварливой учительницы в школе, и она надолго въелась в мозг. Однако полная версия поговорки звучит не так обнадеживающе мол, повторишь и станешь умным, как Сократ. Вот оригинал: Повторенье мать ученья, утешенье дураков. Не самая лучшая апелляция к зазубриванию, не правда ли?

Рука руку моет
Например, взял ты взятку и поделился ей с начальством. Ладно, не ты, а какой-нибудь условный чиновник, и ничего ему за это не было. Эхе-хе, рука руку моет, подумаешь ты и будешь прав. Из-за того что люди сделали дело нехорошее, нажились, а то и обворовали кого-то, им должно быть неуютно. По крайней мере, если верить первоначальной версии поговорки: Рука руку моет, да обе свербят.

Тише едешь дальше будешь
И напоследок аргумент, который приводят в оправдание своей неторопливости или осторожности. Мол, тише едешь дальше будешь. Звучит разумно, если не брать во внимание, что оригинальная версия выражения имеет абсолютно противоположный смысл. А именно: Тише едешь дальше будешь от того места, куда едешь. Так что пуститься галопом иногда бывает полезнее, чем медлить. Ну или наоборот. Теперь ты не оконфузишься, ввернув впопыхах неправильное выражение и не к месту. Прямо как бабушка в Юрьев день.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Последние комментарии

© 2006-2022, wellwebway.ru