Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Литература

Четыре истории журналистов, которые обманули всех (8 фото)

07.12.2022 09:42:44 | Автор: admin
Журналистика тем и отличается от литературы, что в ней выдумывать ничего нельзя. Но искушение велико, и не все его выдерживают. Ниже истории журналистов, которые, соблазнившись легкой славой, публиковали фейковые тексты и пришли к успеху, но позже были раскрыты и опозорены навсегда.





Джанет Кук: Пулитцер за сказку про школьника на героине





1980-й год, Вашингтон. Восьмилетний афроамериканец Джимми влачит страшное существование в заполненном наркотиками гетто: его мама принимает героин, мамин любовник принимает героин, и сам Джимми принимает героин с пяти лет. В школу Джимми ходит редко, предпочитая ставиться наркотой, а из предметов ценит только математику надо уметь считать, чтобы толкать героин на улицах (именно этим Джимми планирует заниматься, когда подрастет лет до одиннадцати). Его мать, сама героиновая наркоманка со стажем, относится к происходящему, скажем так, философски: Не люблю смотреть, как его штырит, но, знаешь, он рано или поздно все равно начал бы. Все начинают.

Мир Джимми берет за душу, даже если ты знаешь, что все это выдумка от начала до конца написано талантливо и резко (если владеете английским, вот полный текст репортажа).

Неудивительно, что автор этого репортажа Джанет Кук, корреспондент престижной столичной газеты, получила в 1981 году Пулитцеровскую премию по журналистике. Правда, награду пришлось вернуть.

Кук казалась прекрасным журналистом: молодая темнокожая женщина (в 1980-е как раз начали обращать внимание на расовое и гендерное разнообразие среди сотрудников) с отличным резюме, которая несколько месяцев писала для Washington Post небольшие заметки, а потом, видимо, нашла потрясающую фактуру и написала репортаж, разбивший сердце Америке. Журналисты превозносили слог Джанет и важность затронутых в Мире Джимми проблем, активисты требовали обнародовать информацию о Джимми, чтобы помочь бедному ребенку. Post, впрочем, стояла насмерть: закон разрешал Кук не раскрывать личности своих героев. В 1981-м Пулитцеровский комитет решил наградить журналистку. Им понравилась и сама история, рассказанная Кук, и возможность впервые в истории вручить журналистского Пулитцера афроамериканке, вспоминал в 2016-м бывший коллега и бойфренд Кук Майк Сэгер.



Джанет Кук



Именно из-за награды обман вскрылся: когда о Кук заговорили по всей стране, репортеры из ее родного городка Толедо, штат Огайо, нашли несоответствия между резюме Джанет и ее реальной биографией и рассказали об этом редакторам Post, что вызвало подозрения а не врет ли она где-то еще? Лауреатку приперли к стенке и ей пришлось сознаться: она не только приукрасила факты для своего резюме, но и полностью выдумала Джимми и его душераздирающую историю. Пулитцеровскую премию она вернула, из Post уволилась.

Позже, в своем единственном большом интервью, Кук рассказала, что врать привыкла с молодости, из-за огромных ожиданий, которые возлагали на нее в семье и давления общества. После скандала она исчезла с радаров. Как писал Сэгер, на его e-mail о комментарии Кук ответила: Да что там, последние 30 лет я провела в ожидании, когда наконец умру. Зная ее, думаю, что шутила она только наполовину, предполагает Сэгер.

Раскрытый обман мощно ударил под дых американской журналистике, которая была на коне с времен Вьетнамской войны и Уотергейтского скандала. Только что репортеры и редакторы были героями, разоблачавшими ложь военных и правительства а история с Кук всем напомнила, что и сами журналисты не ангелы, и некоторые способны нагло врать. Всем редакциям пришлось куда внимательнее следить за своими сотрудниками и проверять информацию, чтобы вернуть доверие аудитории.

Спасло ли это от последователей Джанет Кук, мастеров фейк-ньюз? Конечно, нет!




Стивен Гласс: великий фальсификатор и его хакерский рай




По сравнению со Стивеном Глассом, автором журнала The New Republic, Джанет Кук, выдумавшая всего один репортаж, жалкая любительница. Гласс обманывал Republic с 1995-го по 1998-й, все три года, что там работал. За это время он написал 31 статью как показало дальнейшее расследование, минимум 27 из них содержали вымысел. Где-то он комбинировал ложь с фактами, где-то просто придумывал все с самого начала.

Работал Стивен талантливо. Vanity Fair писала о нем после разоблачения: Он печатал фальшивые бланки и факсы, показывал поддельные записки с выдуманных мероприятий, на которых якобы присутствовал, рисовал фальшивые диаграммы, кто где сидел на встречах, которых никогда не было, записывал фальшивые голосовые сообщения. Кроме того, в The New Republic у юного розовощекого Гласса была репутация хорошего, застенчивого парня, который всегда ходит всем за кофе, очень боится кого-нибудь обидеть, этакий ласковый теленок. Трудился он тоже старательно, сутками сидел в редакции, чем заслужил полное доверие коллег. Кофе, опять же, носит.

Глассу удивительно долго сходили с рук просчеты в лжи. Рисковал он постоянно: то упоминал казино в Лас-Вегасе, которое якобы принимает ставки, упадет ли новый шаттл НАСА, игнорируя просьбы назвать это казино, то писал, что на конференции правые активисты напились бухла из гостиничных мини-баров и изнасиловали женщину, а позже выяснялось, что в гостинице, о которой он писал, отродясь не было мини-баров. Но начальство верило Глассу больше, чем тем, кто его уличал, и журналист только наглел.

Его лебединой песней стал очерк Hack Heaven (можно перевести как Хакнуть небеса или Хакерский рай), где Гласс описал фантасмагоричную картину, как 15-летнего хакера принимает на работу компания Jukt Micronics, сайт которой он взломал, и пацан купается в деньгах. Начинается очерк с потрясающего куска, где хакер бьется в истерике перед представителями компании: Я хочу больше денег! Хочу в Диснейленд! Хочу пожизненную подписку на Playboy!.




И в байопике про себя тут его играет Хайден Кристенссен.



В этой истории было выдумано все: компания, хакер, конференция по борьбе с взломами, которую Гласс якобы посетил.

Но уже после публикации новый главред Чарльз Лэйн понял, что дело нечисто: о Jukt Micronics не было никакой информации кроме сделанной на коленке веб-страницы (надо ли говорить, что ее целиком придумал сам Гласс). Правда, Лэйна на некоторое время успокоил разговор по телефону с главой компании роль которого досталась младшему брату Гласса.

Но упрямый Лэйн докопался до правды: поехал в отель, где якобы прошла конференция по борьбе со взломами и выяснил, что в день конференции отель вообще не работал. После еще нескольких мучительных попыток Гласса навешать на уши главреда лапшу, он все-таки признал свою ложь и был уволен. Его разоблачение стало еще одним поворотным моментом в истории американской журналистики первый случай, когда выяснилось, что журналист обманывал редакцию годами.




Джейсон Блэр: от псевдожурналиста до лайф-коуча

Джейсон Блэр оборвал мою карьеру в газете так же неожиданно, как ее оборвали бы сердечный приступ или крушение самолета, вспоминал Хауэлл Рейнс, главный редактор New York Times, уволенный после скандала с Блэром. В апреле 2003-го года одна из самых уважаемых газет США пережила самый унизительный момент в своей полуторавековой истории: ее репортера поймали на лжи и плагиате чужих статей. Как и Гласс, Блэр обманывал свою редакцию систематически. Как и Кук, он был афроамериканцем.



Грустный Джейсон Блэр рассказывает о своем вранье по телевизору



В отличие от многих других журналистов-обманщиков, Джейсон Блэр говорит о своем опыте часто и охотно (конечно, извиняясь за содеянное). По его воспоминаниям, началось его вранье вскоре после атаки на башни-близнецы 11 сентября 2001 года. На тот момент он работал в газете уже два года. Нам всем было очень тяжело. Меня отправили говорить с ньюйоркцами на улице (спрашивать прохожих об их чувствах и мыслях) но я вернулся без цитаты, рассказывает Блэр. И вместо того, чтобы признаться в этом, стянул цитату из Associated Press. Он был уверен, что редакторы заметят плагиат, но подлог сработал, и постепенно Блэр стал добавлять все больше лжи и заимствований в свои опусы.


Я сходил с ума, но все равно хотел делать свою работу, вспоминает Блэр. Позже, уже когда обман был раскрыт, у него нашли биполярное расстройство. В то же время, оправданием он свой диагноз не считает и признает, что всему виной была слабохарактерность, а заодно и алкоголь с наркотиками, которыми он злоупотреблял во время работы в Times. Блэр вошел в крутое пике: факт сдачи материала редактору стал для него важнее, чем содержание текста. И он пустился во все тяжкие. Например, Блэр полностью выдумал свои разговоры с отцом Джессики Линч, американской солдатки, плененной в Ираке он даже не поехал в ее родной город, попросту слегка изменив материал другого издания. В другой раз он якобы поговорил с четырьмя ранеными солдатами в госпитале, в то время как на самом деле говорил только с одним, по телефону, да еще зачем-то и приписал ему выдуманные цитаты. После разоблачения Блэра New York Times, сполна окунувшаяся в ушат фекалий, выпустила большой перечень всех случаев плагиата и фальсификаций его авторства.




Джейсон Блэр просто грустит


На фоне этого грандиозного скандала уволенный Блэр выпустил книгу Сжигая дом моих учителей, где подробно расписывал, как и почему обманывал всех (биполярочка, слабый характер, вещества). Правда, спустя десять с лишним лет он раскаивается и в том, что выпустил книгу слишком рано, когда еще не успел осознать причины и суть происшедшего с ним. Я найду все копии и сожгу их, шутил он на встрече со студентами. Кстати, теперь он работает лайф-коучем и рассказывает, как подняться с полного дна, когда ты всех подвел и тебя ненавидят. Должно быть, увлекательные лекции!



Клаас Релоциус: лучший журналист Европы, который обманул всех


Не одной же Америке разоблачать обманы респектабельных журналистов совсем недавно, в 2018-м году такая история случилась в Германии. Все очень похоже на истории Гласса и Блэра: серьезное, авторитетное издание, молодой и успешный журналист под грузом ответственности, дополненная реальность в репортажах, где правда густо смешана с несостоявшимися разговорами, плагиатом из чужих статей и фейковыми цитатами.

Релоциус с наградой лучшему журналисту Европы по версии CNN. 2014 год



Клаас Релоциус писал для Spiegel с 2011 года, и, по его собственному признанию, фантазировал как минимум в 14 из 60 своих текстов. Дела шли очень неплохо: тексты номинировались на престижные награды, а в 2014-м Клааса признали лучшим журналистом Европы. Долгое время обманщика выручал сам жанр, в котором он работал: фичеры, длинные репортажи со множеством героев, часто очень экзотических. Приносит Релоциус в редакцию репортаж о детях, завербованных запрещенным в России и везде Исламским государством, и как редактору проверить, реальные ли это были дети? Не тащить же их в редакцию? Тем более, репутация Релоциуса говорила сама за себя.

Но постепенно немецкий журналист совсем зарвался, на чем и погорел. В начале 2017 года, когда Дональда Трампа только-только избрали президентом, Релоциус отправился в городок Фергюс-Фоллс, штат Миннесота, где большинство жителей проголосовали за Трампа, и привез оттуда репортаж о консервативной сельской Америке. Мягко говоря, не совсем корректный, как отметили два удивленных жителя Фергюс-Фоллс, Мишель Андерсон и Джейк Крон, в статье для блог-платформы Medium:

В статье на 7300 слов Релоциус передал правильно только население нашего города и среднегодовую температуру. Остальное наглое вранье.



Защитники городка Фергюс-Фоллс Мишель Андерсон и Джейк Крон приводим их фото, чтобы вы не подумали, что мы их выдумали.



Действительно, Релоциус, кажется, даже не особо парился, а просто угорал, описывая Фергюс-Фоллс как консервативный ад: якобы на въезде в городок висит табличка Дом чертовски крутых парней, мэр там 27-летний девственник, который таскает на работу беретту и никогда не видел океан (серьезно, Клаас, океан тут при чем?!), а в кинотеатрах второй год крутят Американского снайпера Клинта Иствуда. Андерсон и Крон кропотливо опровергли и эту, и всю остальную ложь Релоциуса насчет их города: даже предъявили фотографию мэра на берегу океана. С подружкой.

Самое смешное, что пока возмущенные жители оклеветанного города собирали доказательства вранья, репортера-обманщика уже успел вывести на чистую воду соавтор по другому репортажу. Журналист Хуан Морено, помогавший Релоциусу с текстом Граница Джегера, о военизированной группе добровольцев, патрулирующих границу США с Мексикой, заподозрил, что Релоциус врет, приложил немало усилий, чтобы найти самого Джегера и его соратников, и те ему подтвердили, что ни с каким Клаасом в жизни не разговаривали. Морено рассказал начальству, те прижучили Релоциуса и он, как и остальные герои этого текста, во всем сознался. Из Der Spiegel его предсказуемо поперли, награды он, конечно, вернул. По его словам, журналистский успех стал для него наркотиком. Речь шла не о великих делах, я страшно боялся провала, цитировала Релоциуса Медуза. Чем успешнее я становился, тем сильнее на меня давило чувство, что я не имею права провалиться.

Можно ли сделать какие-то выводы из этих четырех историй? Скорее всего, журналистские обманы будут происходить всегда. Обманывают черные и белые, мужчины и женщины, и самые авторитетные издания, с собственными отделами фактчекинга, иногда оказываются бессильны. Каждый из героев этого текста сравнивал свою ложь с болезнью. Легко отмести эти оправдания и подвергнуть их вполне заслуженному осмеянию, но, возможно, часть вины за случившееся действительно лежит на атмосфере вечной гонки СМИ за сенсациями и эксклюзивами, где если ты не лучше всех, то можешь идти к черту.

Кто-то ломается, начинает врать, не может остановиться, а в итоге проигрывают все: сами горе-авторы, СМИ, и общество, где никому нет веры. Фальсификаторы, как и шпионы, становятся известными только после провалов, и кто может поручиться, что прямо сейчас какой-нибудь отчаявшийся автор крутого западного издания, закидываясь антидепрессантами, не придумывает очередную фейковую статью, которой все поверят?

С другой стороны, фальсификации неизбежное зло, которое бьет по репутации журналистики, но не способно ее уничтожить. В конце концов, после каждого из четырех описанных здесь случаев в редакциях извинялись перед читателями, кое-кого увольняли, и продолжали работать, потому что что еще делать? Всем остается только быть бдительными. И не верить слепо ярким репортажам, где восьмилетний наркоман хочет стать драгдилером, а мэр-девственник никогда не видел океан.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

6 книг выставки , на которые стоит обратить внимание (6 фото)

06.12.2022 15:44:35 | Автор: admin
Детективы, фантастика, фэнтези, романы все самое лучшее от наших и зарубежных авторов!




Александра Маринина, Тьма после рассвета
Первый ретродетектив Александры Марининой. Удивительно точная атмосфера позднего СССР, настроения людей, их страхи и надежды. Уголовники, сотрудники милиции и КГБ, простые граждане и те, кто был допущен к социалистической кормушке у каждого из них своя история и свои мотивы.

Ноябрь 1982 года. Годовщина свадьбы супругов Смелянских омрачена смертью Леонида Брежнева. Новый генсек большой стресс для людей, которым есть что терять. А Смелянские и их гости как раз из таких настоящая номенклатурная элита. Но это еще не самое страшное. Вечером их тринадцатилетний сын Сережа и дочь подруги Алена ушли в кинотеатр и не вернулись

После звонка с самого верха, к поискам пропавших детей подключают майора милиции Виктора Гордеева. От быстрого и, главное, положительного результата зависит его перевод на должность замначальника убойного отдела. Но какие тут могут быть гарантии? А если они уже мертвы? Тем более что в стране орудует маньяк, убивающий подростков 13-16 лет. И друг Гордеева, сотрудник уголовного розыска Леонид Череменин, предполагает худшее.

Впрочем, у его приемной дочери, недавней выпускницы юрфака МГУ Насти Каменской, иное мнение: пропавшие дети не вписываются в почерк серийного убийцы. Опера начинают отрабатывать все возможные версии. А потом к расследованию подключаются сотрудники КГБ

Даже если рассвет наступит, то ему на смену снова придет тьма.



Лия Арден, Двойник Запада
Ее взяли в незнакомый дом и назвали чужим именем. Сказали, что она должна говорить, как ходить и что любить. Старый закон императора сделал ее безликим двойником дочери наместницы Запада. Теперь ее единственная задача ценой своей свободы спасти жизнь той, которая важнее, ценнее, богаче. Ей осталось всего полгода до конца притворства, до возвращения в храм Западного Дракона единственное место, которое она может назвать домом.

Все меняется в одночасье: небо затягивают тучи, а истины прошлого оказываются ложью. Есть ли у нее шанс на свободу или старая цель незначительна в свете открывшейся правды?

Новый цикл Лии Арден, автора книг о Марах и Мороках и тетралогии Потомки Первых!

Первая часть дилогии в жанре азиатского фэнтези. Авторский мир с опорой на корейскую мифологию.

Тонкий колорит азиатского антуража сплетается с древними легендами, увлекая в удивительное путешествие по миру Кхорина, где Великие Драконы охраняют покой людей, где проверяется старая дружба и зарождается вражда, а друзья встают плечом к плечу перед лицом новой угрозы.

Нежная любовная линия выстраивается на фоне величественных храмов и священных деревьев, пока герои взрослеют и становятся сильнее под давлением обстоятельств.

Суммарный тираж книг Лии Арден превышает отметку в полмиллиона экземпляров



Джин Вулф, Меч и Цитадель
Книга Нового Солнца Джина Вулфа один из самых известных научно-фантастических циклов всех времен. Это длинный волшебный роман в четырех частях. Меч и Цитадель содержит третью и четвертую части: Меч ликтора и Цитадель Автарха, которые были награждены Британской премией фэнтези и премией Локус.

Ученик палача Севериан завершает свою одиссею на просторах мира далекого будущего, когда солнце гаснет, а наука не отличается от магии. Древний мир обретет своего мессию, свое Новое Солнце.

Севериан, подмастерье Ордена Взыскующих Истины и Покаяния, воспитанник палачей, продолжает одиссею по странному древнему миру Урд. Земле под умирающим солнцем и зеленой луной, населенной колдунами, мутантами и инопланетными чудовищами.

Может ли палач быть новым мессией, который должен спасти этот мир?



Джек Гельб, Гойда

Первая книга популярного блогера и фикрайтера Джек Гельб. Гойда повествует о жизни при дворе во времена опричнины, показывая палитру русской жестокости и милосердия, о страданиях и откровениях царской власти и неумолимой справедливости.

Юный сын бывалого воеводы Федор Басманов прибывает к царскому двору, чтобы служить государю словом и делом. Страна разрывается на части: воля владыки все больше вызывает сомнение у народа, а опричники сеют страх и смерть, где бы ни ступала их нога. Федору предстоит принять правила игры и выжить во всепоглощающем пламени жестокости и насилия. Сможет ли он сохранить свою душу или нет ей места в столь жутком мире царской воли?



Макс Фальк, Вдребезги
От матери Майклу досталось мятежное ирландское сердце, от отца немецкая педантичность. Ему всего двадцать, и у него есть мечта вырваться из своей нищей жизни, чтобы стать каскадером. Но пока он вынужден работать в отцовской автомастерской, чтобы накопить денег.

Случайное знакомство с Джеймсом позволяет Майклу наяву увидеть тот мир, в который он стремится, мир роскоши и богатства. Джеймс обладает всем тем, чего лишен Майкл: он красив, богат, эрудирован, учится в престижном колледже.

Начав знакомство с драки из-за девушки, они становятся приятелями. Общение перерастает в дружбу.

Но дорога к мечте непредсказуема. Смогут ли они избежать катастрофы?



Эмили Сент-Джон Мандел, Море спокойствия
Меланхоличная сказка о разрушении привычного мира, путешествиях во времени и одиночестве. Многогранный роман от Эмили Сент-Джон Мандел в духе Облачного атласа Дэвида Митчелла.

1912 год. Восемнадцатилетний Эдвин Сент-Эндрю за ужином ссорится с отцом, после чего сбегает в Канаду.

1994 год. Двенадцатилетняя Винсент снимает загадочное видео в лесу недалеко от своего дома.

2020 год. После смерти Винсент ее брат, ставший композитором, показывает это видео на своем концерте.

2203 год. Писательница Оливия Ллевеллин оставляет мужа и дочь дома, во второй лунной колонии, чтобы отправиться на Землю для книжного тура она написала роман о пандемии.

Чтобы выяснить, как связаны эти люди и почему они слышат одни и те же звуки скрипки, детектив Гаспери-Жак Робертс должен отправиться в путешествие во времени. Но что если их реальность это симуляция?



Источник Подробнее..
Категории: Литература

7 русских писателей страшнее Стивена Кинга (6 фото)

01.12.2022 15:42:38 | Автор: admin
На тот случай, если устал от западных хорроров.




1. Алексей Иванов
Если ты вдруг не знаешь, кто такой Алексей Иванов, то, скорее всего, провел последние несколько лет в коме на необитаемом острове. С 1990 года он успел написать более 20 романов и повестей. А еще по его книгам сняли фильмы и сериалы: Географ глобус пропил, Тобол, Ненастье, Сердце пармы и Пищеблок.

Кстати, Пищеблок очень захватывающий мистический хоррор, хотя правильнее было бы сказать ностальгический пионерский ужастик. Если ты хоть раз был в детском лагере, то эта книга точно тебя зацепит.

Что из страшного почитать: Пищеблок, Псоглавцы.

Иванов Алексей. Пищеблок
Жаркое лето 1980 года. Столицу сотрясает Олимпиада, а в небольшом пионерском лагере на берегу Волги все тихо и спокойно. Пионеры маршируют на линейках, играют в футбол и по ночам рассказывают страшные истории. Молодые вожатые влюбляются друг в друга. Речной трамвайчик привозит бидоны с молоком, и у пищеблока вертятся деревенские собаки. Но жизнь пионерлагеря, на первый взгляд безмятежная, имеет свою тайную темную сторону. Среди пионеров прячутся вампиры




2. Дарья Бобылева
Она не только писательница, но и журналист, переводчик с немецкого и английского языков, актриса закадрового озвучания.

Родилась в Москве в 1982 году, окончила Литературный институт им. Горького. Состоит в Союзе писателей Москвы. Первой ее книгой был сборник мистических новелл Забытый человек. Она одна из немногих авторов, работающих на стыке разных жанров мистики, хоррора и магического реализма.

Что из страшного почитать: Вьюрки, Наш двор, Ночной взгляд, Синдром распада колонии, Забытый человек.

Дарья Бобылева. Вьюрки
Скрыться на время от безумия внешнего мира среди уютной зелени мечта, сладкий сон кошмар!
Что если ты НИКОГДА не сможешь покинуть свою дачу?
Связи нет, дорога упирается в лес, соседи ведут себя странно, и лето чертово лето! никак не кончается






3. Наиль Измайлов
На самом деле это псевдоним. Настоящее имя писателя Шамиль Идиатуллин.

Первую книгу под названием Татарский удар написал в 2005 году, с тех пор выпустил более 20 книг. Причем за две из них Город Брежнев (2017) и Бывшая Ленина (2020) он получил премию Большая книга.

Его самая страшная книга мистический триллер Убыр, основанный на татарском фольклоре. Она так понравилась читателям и критикам, что завоевала премии Итоги года (от журнала Мир фантастики) и Новые горизонты. А еще номинировалась на Национальный бестселлер и литературную премию Книгуру.

Что из страшного почитать: Убыр, Убыр. Никто не умрет.

Без шуток, эта книга достойна попасть в мировой топ-лист сочинений про упырей и прочую злобную нежить.

МИХАИЛ БУТОВ, РОССИЙСКИЙ ПИСАТЕЛЬ И КРИТИК
О книге Убыр

4. Анна Старобинец
Анна одна из немногих писателей, которые пишут хорроры на русском языке, а именно фантастику и триллеры для взрослых, а еще сказочные и детективные истории для детей. Многие критики считают, что Анна первопроходец в жанре новый русский хоррор и что с нее начинается настоящая история этого жанра.

Ее работы переводятся на многие языки, в том числе на английский, французский и испанский. Кроме того, она лауреат нескольких российских и европейских литературных премий.


Что из страшного почитать: Убежище 3/9, Лисьи броды, Переходный возраст, Резкое похолодание, Икарова железа.

Анна Старобинец. Убежище 3/9
Убежище 3/9 остросюжетный метафизический триллер, многоуровневая фантасмагория, в которой герои из будничной жизни внезапно попадают в жутковатый сказочный мир. Любое действие, произведенное в каждом из этих миров, зловещим эхом отзывается в другом. В подобных обстоятельствах конец света становится по-настоящему реальным и страшным.



5. Константин Образцов
Современный русский писатель, ставший известным после цикла Красные цепи. А еще лауреат национальной литературной премии Рукопись года 2013 года, премии Живая книга торговой сети Буквоед 2015 года, номинант литературных конкурсов ИнтерПрессКон и Новые горизонты. А еще Константин член Международной ассоциации авторов триллеров (ITW, USA).

Дебютный роман Константина Образцова Красные цепи настоящая находка для фанатов мистических триллеров, а Молот ведьм настолько хорош, что держит читателя в напряжении до последней страницы.

Что из страшного почитать: Красные цепи, Молот ведьм, Культ.


Константин Образцов. Молот ведьм
Мы встречаемся со Злом каждый день, но не видим его масштабов. Дневник маньяка-убийцы, изобилующий кровавыми подробностями и постыдными откровениями, изменит представление о том, насколько все серьезно. Кто этот человек, способный внушить ужас одним только описанием своих деяний? Безумец, лишившийся рассудка в столкновении с современной действительностью? Или пророк, видящий Зло там, где остальные остаются слепы? Как распознать истину среди крови, смертей, сумасшествия, одиночества, тотальной лжи, вечной ночи, дождей и туманов и есть ли эта истина вообще?



6. Виктор Точинов
Российский писатель, автор различных фантастических триллеров и хорроров. Причем некоторые из них он издает под псевдонимами Александр Варго, Артём Царёв, Антон Шаганов, Надежда Штайн. Сейчас на счету писателя десятки разных романов, повестей и рассказов.

Поклонники творчества отмечают, что в книгах много реалистично описанных жутких сцен, а также хвалят его за динамичные сюжеты и легкий язык изложения.

Что из страшного почитать: Пасть, Тварь.

Виктор Точинов. Пасть
Много тысячелетий среди всех народов мира бытуют мифы и легенды о ликантропах, оборотнях, вервольфах людях, способных превращаться в опасных и почти неуязвимых хищников. Но когда за дело берется современная наука, легенда может обернуться кошмарной реальностью Странные и страшные опыты проводят люди в белых халатах за глухими стенами засекреченных лабораторий. И в одном из опытов происходит сбой. Тварь, бывшая когда-то человеком, на воле



7. Александр Варго
Псевдоним российской группы писателей, работающих в жанре хоррора, мистики и ужасов. Первым и основным автором проекта А. Варго стал Сергей Демин (Давиденко), который и принес бренду популярность. В дальнейшем под псевдонимом стали публиковаться и другие авторы, в том числе Игорь Исайчев, Алексей Шолохов, Кирилл Гольцов, Олег Синицын и другие.

Что из страшного почитать: Молитва отверженного, Номер 19, Оцепеневшие.

Александр Варго. Закрытый показ
Идут съемки любительского фильма ужасов начинающего режиссера Матюнина. Главную героиню Жанну, согласно сценари., два злодея должны насиловать, пытать, а затем четвертовать. Потребовались весьма дорогие атрибуты: трюки, грим, спецэффекты, компьютерная графика. И сразу выяснилось, что такой запредельный бюджет команда не потянет.

Но тут у Жанны родилась идея: привлечь к съемкам, так сказать, дублершу. И все снять вживую



Не нашел своего любимого автора в списке? Напиши в комментариях, и мы соберем вторую часть этой статьи!

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Сила черного золота 5 интересных книг о нефти

30.11.2022 15:54:15 | Автор: admin
Сфера нефти у многих ассоциируется с большими деньгами и неимоверными сложностями. В чём же заключается сила черного золота и как работает нефтедобывающая отрасль? Совместно с крупнейшим книжным сервисом в России и странах СНГ ЛитРес мы решили подробно разобраться в этой теме и собрали топ-5 книг про нефть.




В поисках энергии: Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики, Дэниел Ергин
Структурированная книга о том, как хронологически формировалась энергетическая картина мира начиная от исторических и заканчивая техническими аспектами энергии. Простым языком автор помогает углубить кругозор в энергетической и политических отраслях будет интересно как новичкам в этой теме, так и профессионалам. Что значила энергия в давние время и что она значит для мира сейчас? Какие гарантии безопасности обеспечивает доступ страны к источникам нефти? Дэниел Ергин постарался разобраться в основных проблемах современной энергетики и выделить приоритетные тенденции, в которых будут развиваться технологии. Особенно актуален вопрос о том, как экология влияет на энергетическую отрасль и наоборот. Научное произведение о новейшей истории нефти рассчитано на широкую аудиторию и уже собрало большое количество восторженных отзывов.



Добыча. Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть, Дэниел Ергин
Почему нефть так важна и что стоит за её добычей? Ергин полноценно раскрыл историю нефти в США и на мировом рынке. Как формировались юридические основы американской нефтедобычи? Как нации и режимы менялись по ходу открытия источников энергоресурсов? Обширный и при это сжатый материал о том, почему нефть стала оружием и каким образом началась борьба за деньги. Для русскоязычных читателей автор добавил последнюю главу о событиях после войны в Персидском заливе. Книга в формате фундаментального исследования будет полезна работникам индустрии и любителям тематики добычи нефти.





Нефть. Люди, которые изменили мир, Сборник
XX век время расцвета так называемого черного золота и становления мировой нефтяной империи. Ситуация в мире зачастую зависит от того, как функционирует рынок нефтедобычи. Книга в подробностях рассказывает о жизнях людей, непосредственно работавших в нефтяной отрасли это сборник биографий исторических личностей, из-за которых современная экономика стала такой, какая она есть. Описан профессиональный путь чуть более трёх десятков выдающихся нефтяников: их достижения, открытия, вклад в отрасль, подходы, а самое главное характеры и философия этих важных для нефтяной индустрии лиц.




Уникальный роман основан на реальном опыте профессионального нефтеразведчика. Хаим Соколин погружает читателя в динамичную историю о поиске нефти, денег и, в конце концов, любви. Неожиданный и захватывающий сюжет подойдет и для тех, кто впервые погружается в сферу нефтедобычи. Читатель наблюдает за переплетением глобальных политических интересов, любовной драмы и профессиональных амбиций. Автор книги проектировал разведки нефти практически по всему земному шару, а на данный момент он уже обладает патентами на методы прямого обнаружения нефти в РФ и Соединенных Штатах.




Новая карта мира. Энергетические ресурсы, меняющийся климат и столкновение наций, Дэниел Ергин
Новая карта мира полноценная работа на тему сменяющихся тенденций на глобальном энергетическом рынке. Дэниел Ергин эксперт по глобальной энергетике, являющийся лауреатом Пулитцеровской премии. С чем столкнется мировая экономика в самое ближайшее время? Что ведёт наш мир к энергетическому перевороту и какое место в этой отрасли занимает Россия? Сланцевая революция, новая холодная война, США против России и Китая, трансформация мировой геополитики и возобновляемые источники энергии все эти темы актуализирует автор в своей книге.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

Пять подарочных изданий для путешествий без границ

29.11.2022 15:59:48 | Автор: admin
Отправиться на край Земли в любое время, чтобы не творилось вокруг? Можно, если под рукой есть одна из этих книг. Одних они унесут далеко от реальности, а другим помогут спланировать увлекательную поездку.
Лучший подарок для тех, кто любит приключения, путешествия и увлекается трэвел-фотографией.


Планета Земля. 200 идей для путешествий по всему миру





Пробраться в самые дальние джунгли Амазонки, подняться на башни древних соборов, заглянуть в сокровищницу мировых музеев или позавтракать рядом с жирафом что выбираете?

Откройте любую страницу и окажетесь в одной из стран, представленных в книге: от жизнерадостной Испании до экзотического Марокко, от необъятной России до крохотного Люксембурга. Или подарите Планету Земля другу, помешанному на путешествиях, он будет вам благодарен.

Атлас стран мира. Самые колоритные и яркие места нашей планеты




От деревни хоббитов в Новой Зеландии до футуристических небоскребов Нью-Йорка насладитесь самыми колоритными уголками мира!

В этом альбоме представлены и популярные направления вроде Таиланда или Египта, и более экзотические, например Кувейт и Ботсвана. Захватывающие дух фотографии и полезные лайфхаки с Атласом стран мира можно путешествовать не сходя с кресла или легко запланировать реальное приключение.

Открывая Россию. Самые красивые места нашей страны глазами фотографов-путешественников Russian Explorers



От дюн Калининграда до вулканов Камчатки самые красивые природные места России собрали в одной книге фотографы Russian Explorers. Ребята изъездили страну вдоль и поперек, забирались в глухие, нетронутые человеком уголки и собрали самые крутые снимки в этом альбоме.

С невероятными фотографиями в книгу вошли: советы, как добраться до труднодоступных вершин, озер и ущелий, все с приблизительной стоимостью, расстоянием и другими подсказками; емкий рассказ о месте; сказания о мертвых городах, застывших каменных великанах, чертовых пальцах и другие легенды.

Невероятный Петербург. Самые красивые места Северной столицы и окрестностей




Роскошное подарочное издание о самых интересных местах Питера и округи. Тысяча фотографий и нескучных историй доставят удовольствие знатокам Петербурга и станут надежным путеводителем для тех, кто едет в Питер впервые.

Дворцы и музеи, проспекты и извилистые каналы, острова и бесчисленные мосты, древние церкви и монастыри, великолепные усадьбы и парки с Невероятным Петербургом каждый найдет вдохновение и узнает новое о городе на Неве.

Мистический Петербург. Самые загадочные места, где оживают легенды


Книга-тур по загадочным местам, нехорошим квартирам, заброшкам и старинным кладбищам Питера такой Петербург вы еще не знали!

В этой книге старые петербуржцы расскажут вам уйму легенд о черных котах, подозрительных старушках, мужчинах в пенсне и девушках в подвенечных платьях, которые и будущее предскажут, и шустро исчезнут в ближайшей стене, если не найдут в вас благодарного слушателя. Подробнее..
Категории: Литература

В Cети обсуждают утерянный фильм Мартина Скорсезе Гончаров

25.11.2022 13:43:42 | Автор: admin
Говорят, это самый крутой гангстерский боевик всех времен и народов.




Если ты еще не видел фильм Мартина Скорсезе Гончаров не переживай, даже большие любители кино услышали о нем впервые с 1973 года. Именно тогда, говорят, режиссер и снял свое величайшее творение. Но потом оно затерялось и обнаружилось буквально только что. Находку активно обсуждают в Tumblr и Твиттере и называют этот шедевр не иначе как величайшим фильмом о гангстерах.


Неаполь. Италия. Сразу после падения Советского Союза. Мужчина бежит по мощеным улицам, его руки в крови. Американец вонзает ледоруб в глаза кричащей жертве, та падает в обморок и плачет. Светловолосая женщина в шубе делает долгую затяжку сигаретой, выпуская облачко дыма в лицо своей самой близкой подруге, которая также является ее злейшим врагом. Часы тикают, тикают и тикают, прежде чем издать гулкий перезвон. Они вне времени. Они были вне времени с самого начала.


Малоизвестная книжная трилогия Я Гончаров попала в руки Мартина Скорсезе еще в 1960-х годах. Но тогда он только начинал свою карьеру и не торопился со съемками. Только в начале семидесятых решился снять свой шедевр и пригласил для участия в нем звездный актерский состав. В главных ролях Аль Пачино, Роберт Де Ниро, Джин Хэкмен, Харви Кейтель. А вот сценарист до сих пор мало кому известный человек под ником MATTED JWHJ0715.


Гончаровым Мартина Скорсезе в последние дни чрезвычайно одержимы обитатели Tumblr. Причина, по которой ты не слышал о нем раньше, заключается в том, что на самом деле этого фильма не существует. Пользователи Tumblr так увлеклись внутренней шуткой, что создали убедительный постер и сюжет для этого вымышленного фильма.




Началась эта история еще в 2020 году, когда один из пользователей Tumblr поделился историей о том, как он заказал ботинки. Ботинки, конечно, пришли, но вместо логотипа на ярлыке красовались странные надписи, в которых ты без проблем распознаешь своеобразную афишу Гончарова. Один из комментаторов тогда пошутил: Этот идиот не смотрел Гончарова.


Источник



На этом в общем-то тогда история и закончилась. Но в ноябре 2022 года она получила продолжение. На этот раз подыграть решили, кажется, все в Tumblr. И придумали лихой сюжет.




По сюжету бывший владелец дискотеки Гончаров приезжает в Неаполь после распада Советского Союза и оказывается втянутым в мир организованной преступности. Он быстро завоевывает авторитет, развивает свой преступный бизнес и пересекается с банкиром Андреем.


Между этими двумя происходит настолько сильное сексуальное влечение, что многие считают: все смерти можно было бы предотвратить, если бы они просто занимались сексом. Но мешает всему (и карьере, и новым отношениям) то, что Гончаров женат на сестре агента КГБ Кате.

Однако в их отношениях все настолько не гладко, что однажды жена даже наставляет на главного героя пистолет. После она связывается с загадочной девушкой по имени София, из-за чего Гончаров сближается с банкиром Андреем.

Еще есть чувак по имени Ice Pick Joe. Он убивает людей ледорубами. Это может быть метафорой проблем с психическим здоровьем. Также много мотива часов. Чтобы развивать сюжетную линию, поклонники неизвестного фильма Скорсезе создали документ Google, где продолжают писать историю героев (на момент публикации в нем 67 страниц). Даже саундтрек написали. Подробнее..
Категории: Литература

Как понять Пруста 7 книг для тех, кто хочет погрузиться в творчество величайшего французского писателя XX века (7 фото)

21.11.2022 15:54:47 | Автор: admin
100 лет назад умер Марсель Пруст автор многотомной эпопеи В поисках утраченного времени. Немногие смогли осилить эту книгу (или хотя бы первый том) до конца, что парадоксальным образом только упрочило его репутацию писателя-исполина, повлиявшего более-менее на всех от Беккета и Набокова до В. Г. Зебальда и Марии Степановой. Рекомендуем работы, которые познакомят читателя с биографией Пруста и помогут лучше разобраться в его грандиозном романе.


Биография
Галина Субботина, Марсель Пруст
М.: Молодая гвардия, 2015






Прусту посвящена уйма биографических исследований: от строго научных работ до популярных книг, рассчитанных на читателя, который без ума от Прекрасной эпохи и хочет как можно больше узнать о ярких ее представителях. Книга филолога Галины Субботиной, защитившей о Прусте две диссертации (в Санкт-Петербурге и Лилле), располагается где-то посередине и идеально подходит для первого знакомства с писателем. Главная задача автора убедительно показать трансформацию неглубокого, как казалось современникам, щеголя в затворника; светского критика в одного из самых проницательных и беспощадных прозаиков XX века. Книгу отличает известная сдержанность: Субботина не замалчивает очевидные сегодня факты прустовской биографии (так, исследователи 1950-х годов побаивались откровенно говорить о гомосексуальности писателя), но и не сводит его жизнь к банальному набору тегов: любовь к маме; жизнь в шкафу; еврейство; Сен-Жерменское предместье; астма; комната с пробковыми стенами. Так В поисках... становится чем-то бесконечно более сложным, чем просто беллетризованные мемуары чувствительного француза-аристократа, жившего в Париже на рубеже веков.

Мемуары
Селеста Альбаре, Господин Пруст
СПб.: Модерн, 2002. Перевод с французского Дмитрия Соловьева



Одилон Альбаре служил у Пруста шофером. Весной 1913 года он перевез в Париж жену Селесту. Чтобы та не скучала в большом городе, писатель начал давать ей мелкие поручения (первая миссия навестить друзей Пруста и раздать им экземпляры только что вышедшего романа В сторону Свана). Постепенно этих просьб и заданий становилось все больше, и в какой-то момент Селеста обнаружила себя одновременно горничной, кухаркой и секретарем писателя. После смерти Пруста она была обречена стать добычей биографов и литературоведов, но не тут-то было: никто не смог разговорить Альбаре. Селеста нарушила обет молчания только в 1970-е, осознав, что инициатива в прустоведении перешла к шапочным знакомым писателя. Господин Пруст расшифровка интервью с Альбаре, которые провел журналист Жорж Бельмон. Это интимное повествование о требовательном, но очень эмпатичном домашнем тиране, который организовал вокруг себя тонко нюансированный быт. Читать, держа в уме неизбежные искажения, которые время и любовь накладывают на самого добросовестного мемуариста.

Гид
Наталья Ласкина, Время Пруста. Читательский путеводитель
Новосибирск: Открытая кафедра, 2021



Пожалуй, самым авторитетным российским прустоведом можно считать Андрея Михайлова, который специализировался на французской литературе и посвятил писателю книгу Поэтика Пруста. Тем, кто решит прочесть В поисках... в переводе Елены Баевской, будет полезно обратить внимание на ее вступительные очерки и комментарии, значительно облегчающие восприятие трудных мест романа. Но, может быть, самая дружелюбная к читателю-новичку работа принадлежит Наталье Ласкиной. Ее Время Пруста путеводитель по биографии писателя и миру Поисков, благодаря которому можно быстро сориентироваться на местности, выделить главное и вместе с тем осознать неисчерпаемость прустовского эпоса. Может быть, для кого-то такое пособие и вовсе заменит знакомство с романом (думается, книгу ждет большой успех у студентов), но оптимальная модель взаимодействия с гидом Ласкиной использовать его как отправную точку для самостоятельных изысканий. Пафос исследовательницы в том, что Пруст совсем не так непостижим, как кажется: даже в не до конца законченном виде это вполне стройная, поддающаяся дешифровке система. А с другой стороны, Поиски это не просто хорошо написанная ностальгическая книга про мадленку в чае: для Ласкиной важен Пруст-новатор, не боявшийся тем, которые предыдущие поколения писателей старались обходить стороной, и экспериментальных техник, которые современники оценили только после смерти автора.

Критика
Сэмюэль Беккет, Пруст
М.: Текст, 2009. Перевод Марка Дадяна





О Прусте лаконично или развернуто высказывались множество знаменитых писателей: Вулф, Фолкнер, Набоков, Теннесси Уильямс, Апдайк, Мердок. Но самая фриковатая книга об авторе В поисках... написана 24-летним Сэмюэлем Беккетом. Будущий нобелевский лауреат провел лето 1928-го, по меньшей мере дважды перечитав Поиски от начала до конца. Перед нами эссе, которое мог бы сочинить джойсовский Стивен Дедал: невыносимый эрудит, который мыслит не предложениями, а припадками (вот, к слову, образчик ранней беккетовской метафорики) и при каждом удобном случае пытается вбросить в ноосферу что-то скандальное. Примечательно, что эта маленькая брошюра, опубликованная на русском в сборнике Осколки, задумывалась как критическое введение в творчество Пруста, ориентированное скорее на старшекурсников. У Беккета вопреки заказу получился глубоко личный текст обо всем на свете: теме привычек у Пруста, различении произвольной и непроизвольной памяти, Шопенгауэре, Достоевском все это пересыпано цитатами на латыни, итальянском, французском. Наверное, Пруст ближе всего к литературно-критическому хардкору, чем что-либо другое в этом списке, но кто еще сообщит вам, что страсть писателя к растительным образам естественный спутник его полнейшего равнодушия к нравственным ценностям и понятиям человеческого правосудия, а на страницах, где Пруст осуждает войну, он перестает быть художником и возвышает голос вместе с плебсом, толпой, чернью, сбродом.

Философия
Жиль Делёз, Марсель Пруст и знаки
СПб: Алетейя, 1999. Перевод с французского Евгения Соколова



На протяжении долгих лет само название прустовского цикла способствовало тому, что читатели и критики думали о книге исключительно в категориях прошлого и ретроспективы с неизбежным оттенком меланхолии; Обретенное время (заглавие финального тома) следовало читать как обреченное. В 1964 году французский философ Жиль Делёз написал прорывную работу Марсель Пруст и знаки, в которой он предложил читать В поисках... как роман воспитания правда, весьма специфический. Главная задача, которую решает герой на протяжении книги, научиться правильно интерпретировать окружающие его знаки. Делёз выделяет четыре типа: светские, любовные, чувственные и знаки искусства. В таком изложении арка повествователя заключается в том, чтобы подниматься уровень за уровнем: от самых холостых и бессмысленных знаков (светских) к самым важным (знакам искусства) и в конце концов сочинить свой шедевр. Книга подойдет тем, у кого нет аллергии на философский язык второй половины ХХ века и кто готов взглянуть на прочитанное под неожиданным углом.

Селф-хелп
Ален де Боттон, Как Пруст может изменить вашу жизнь
М.: Эксмо, 2014. Перевод Владимира Правосудова



За сто лет, которые прошли со дня смерти Пруста, его книгу не раз успешно экранизировали, ставили на сцене, превращали в комикс. А сам автор успел побывать персонажем развлекательной беллетристики, объектом интереса нейробиологов и даже героем селф-хелпа. Такой ход придумал британский философ-вундеркинд Ален де Боттон, в 28 лет написавший книгу о том, как читать Пруста, чтобы обрести счастье в любви и дружбе и научиться страдать с пользой. Может показаться, что автор играет на понижение где В поисках..., а где популярная психология, и он явно срезает какие-то углы в угоду своей концепции Пруст как лекарство. Но, как бы то ни было, это одна из наиболее амбициозных попыток сделать классика модернизма темой для разговора современных горожан; предложить внятную альтернативу психоанализу. Впрочем, отечественного читателя на пути к французской мудрости, пропущенной через британскую иронию, ждет определенный квест: за восемь лет русский перевод книги стал библиографической редкостью.

Пруст в лагере
Юзеф Чапский, Лекции о Прусте
СПб.: Jaromr Hladk press, 2019. Перевод с французского Анастасии Векшиной


У Варлама Шаламова есть рассказ Марсель Пруст, в котором у повествователя на Колыме воруют Германта третью часть Поисков. Герой задается вопросом: Кто будет читать эту странную прозу?, имея в виду читать здесь в нечеловеческих условиях, когда добротный прустовский мир вступает в противоречие с унизительной голой жизнью. Опыт польского искусствоведа Юзефа Чапского свидетельствует: а почему бы, собственно, и не здесь. Он попал в советский лагерь Грязовец в 1939-м и смог организовать для польских солдатов и офицеров что-то вроде лектория, где по вечерам рассказывал о Прусте по-французски, черпая детали о жизни автора и его книги из собственной памяти. Так, парадоксальным (и, говоря откровенно, довольно жестоким) образом, роман о тотальном воспоминании сам становится тотальным воспоминанием. Но ценность этой тонкой книжки не исчерпывается экстремальными обстоятельствами ее возникновения. Чапский талантливый читатель, который оказался особенно чуток к важной для Пруста линии Бергота. Этот выдающийся писатель одновременно совмещает в себе черты Анатоля Франса, Мориса Барреса и самого Пруста, а его постепенное угасание одна из самых пронзительных линий романа.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Чему научиться у детектива, альпиниста и пилота самолета 7 мотивационных книг от профессионалов своего дела (7 фото)

19.11.2022 10:00:03 | Автор: admin
Собрали подборку книг от представителей разных профессий, которые каждый день решают самые нетривиальные задачи. От доказательства измены партнера до посадки самолета в сложных условиях издания помогут принять решения, привести мысли в порядок, различать фейки и покорить самые высокие горы.




Действуйте как детектив
Работа детектива это не игра в Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро. Эрнест Асланян в книге Я все про вас знаю. Как видеть людей насквозь и выходить из сложных ситуаций, используя опыт знаменитого сыщика рассказывает об инструментах частного детектива, и это не суперсовременная техника для прослушки или хакерские программы. Это простые приемы, которые позволяют видеть дальше и шире, рассуждать логичнее, замечать то, что скрыто. Освоить их может каждый и сделать мир вокруг проще и понятнее. А еще избежать дурацких, опасных, страшных ситуаций с телефонными мошенниками, при совершении покупок на Авито или знакомстве с новым человеком из Тиндера.

Учитесь задавать себе вопросы. Не надо спускать всё на тормозах и принимать ситуацию такой, какая она есть. Ищите, анализируйте информацию, просчитывайте свои ходы, развивайте критическое мышление и учитесь видеть причинно-следственные связи.


Анализируйте
Ложь повсюду от сообщений в мессенджерах до научных работ. Уметь ее распознавать значит не только самому не стать жертвой чуши, но и не дать ей распространиться дальше. Социальный психолог и профессор психологии Джон Петрочелли в книге Искусство распознавать чушь. Как не дать ввести себя в заблуждение и принимать правильные решения отвечает на вопрос, как и почему люди несут чушь, и помогает лучше распознавать неправду, лучше избавляться от нее, лучше принимать решения.


Помимо чтения описаний люди часто полагают, будто качество вина напрямую коррелирует с ценой. Поэтому отделу маркетинга достаточно сделать так, чтобы вино выглядело дорогим. Как и многие другие продукты, вино является товаром Веблена это элитные продукты потребления, цены на которые нарушают традиционны закон спроса и предложения.



Доберитесь до вершины
Лучше гор могут быть только горы, и это правило работает не только в спорте, но и в бизнесе. Чемпион России по альпинизму, предприниматель Сергей Кофанов в книге У каждого свой Эверест. Как опыт реальных восхождений помогает вдохновлять команды и управлять проектами рассказывает, как альпинистские истины позволяют преуспеть в бизнесе. От поиска денег на экспедицию до бизнес-планирования восхождения здесь все, что нужно начинающим предпринимателям для того, чтобы покорить финансовый Эверест.

Важно развивать те навыки, которые усиливают ваши таланты и помогут в любой профессии, от горного гида до маркетолога.





Дотянитесь до неба
Перенесемся с гор в салон воздушного судна и узнаем, чему можно научиться у пилота пассажирского самолета. Денис Окань в книге Когда все только начинается: от молодого пилота до командира воздушного судна рассказывает, как становятся капитанами и сколько препятствий стоит на пути к небу. Это мотивирующая книга для всех, кому интересно, как пилоты справляются со стрессом и учатся быстро принимать решения в непростых условиях, когда на кону жизнь и здоровье сотни пассажиров.

У каждого пилота, наверное, есть свои "до" и "после". Между ними случается Событие, после которого пилот чувствует, что действительно возмужал, что ему это уже не кажется, он на самом деле стал "взрослым пилотом".





Будьте в моменте
Когда не на что опереться, поддержка может прийти с самой необычной стороны. Например, от животных. В книге Годы с пумой. Как одна кошка изменила мою жизнь Лора Коулман рассказывает, как даже одичавшая пума может научить человека любить, исцелиться и поверить в себя. Лора советует: иногда в поисках поддержки важно оглянуться вокруг и обратить внимание на тех, кто рядом.

Когда пума все же спрыгивает с платформы, приземляясь так грациозно, будто и не двигалась, я уважительно отступаю назад. Вайра бесшумно подходит к нам, а я ошеломленно пялюсь на нее. Когда Джейн скользящим движением аккуратно просовывает сквозь решетку обе руки, я чуть не взвизгиваю и делаю еще один быстрый шаг назад. Она что, совсем ума лишилась? И тут пума начинает лизать Джейн руки. Лицо девушки озаряется неземным блаженством. Она закатала рукава, а пума тычется ей в ладони



Не забывайте, кто вы есть
Если веришь в себя, можно достичь любых вершин. И даже возглавить компанию с мировым именем и многомиллиардным бюджетом. Доказано Индрой Нуйи, первой темнокожей иммигранткой, возглавившей компанию из списка Fortune 500. В книге Себе нужно верить. Как принцип "быть собой" сделал Индру Нуйи одной из самых влиятельных женщин в мире Индра рассказывает, как она смогла управлять компанией Pepsi, оставаясь ответственной матерью и любящей женой.

Ты можешь быть президентом или кем-то еще в PepsiCo, но когда ты возвращаешься домой, ты жена, мать и дочь. Никто кроме тебя не может быть женой, матерью и дочерью вместо тебя. Поэтому оставляй свою корону в гараже.



Управляйте своими ресурсами
Грамотно распределять время и силы, контролировать загрузку и управлять процессами научит Настольная книга project-менеджера Владимира Завертайлова. Это полный путеводитель по профессии проджект-менеджера в российских реалиях, написанный создателем одной из лучших веб-студий страны.

Вообще, путь менеджера это трудный путь. В нем много сложностей и много работы над собой, характером, привычками. А это больно. Приходится нести ответственность не только за себя, но и за других, и за весь проект. Отвечать за чужие косяки. Двойные неприятности.





Источник Подробнее..
Категории: Литература

5 отличных детективов, которые ты мог пропустить

18.11.2022 15:55:40 | Автор: admin
Специально для любителей закрученных сюжетов, хитроумных преступников и догадливых сыщиков.



Лучшие новинки жанра, которые в потоке дедлайнов, тренировок и встреч ты мог пропустить.

Сороки-убийцы, Энтони Горовиц




Редактор небольшого издательства Сьюзен Райленд читает новое произведение знаменитого писателя Алана Конвея. Это девятая книга популярной серии о приключениях сыщика Аттикуса Пюнда. Героиня увлечена сюжетом и уверена, что роман ждет большой успех, но неожиданно рукопись обрывается на самом интересном месте. Женщина в недоумении. А вскоре она узнает о самоубийстве автора.

Сьюзен Райленд много лет занимается редактурой детективов, поэтому замечает в случившемся много странностей и несостыковок. Героиня решает самостоятельно разобраться в происшедшем и отыскать недостающие главы последней книги Алана Конвея. Не пожалеет ли она о своем решении? Отличный герметичный детектив от мастера жанра.


Каштановый человечек, Сорен Свейструп


В Копенгагене находят труп жестоко убитой молодой женщины. Рядом с телом обнаруживают человечка, сделанного из спичек и каштанов. Расследование поручено двум детективам, каждый из которых больше погружен в свою жизнь, чем занят делом. Вскоре начинают появляться новые жертвы, и около каждой находят каштановых человечков. Полиция в тупике.

К тому же выясняется, что на всех фигурках из каштанов есть отпечатки Кристины Хартунг, дочери известной женщины-политика. Но дело осложняется тем, что девочка похищена год назад, ее тело так и не было найдено, а виновник этого преступления отбывает срок в тюрьме. Неужели малышка жива или это чей-то злой розыгрыш? Мрачный скандинавский триллер про безжалостного убийцу-психопата. В 2021 году Netflix выпустил одноименный сериал.







У метро, у Сокола, Вячеслав Курицын


1975 год, Москва. Между районами Аэропорт и Сокол происходит серия убийств пожилых женщин. Жертвы ничем между собой не связаны, кроме места преступления. За расследование берется капитан Покровский с Петровки, 38. По мере расследования сыщик обращает внимание и на фарцовщиков с Беговой, и на хозяйственных работников спорткомплекса ЦСКА. Ну а когда в одном из моргов столицы обнаруживается тело без документов, да к тому же всплывает след старинной иконы, дело приобретает совсем иной оборот.

Крепкий ироничный детектив в декорациях старой Москвы. Автор мастерски погружает читателя в атмосферу столицы 70-х годов. Так что помимо закрученной истории читатель сможет увидеть привычные пейзажи с нового ракурса.


Тень за спиной, Тана Френч


Напарники Антуанетта Конвей и Стивен Моран работают в дублинском отделе полиции. Правда, расследования им обычно достаются малоинтересные драки и бытовое насилие. Вот и новое дело, что им поручено, на первый взгляд, банальщина.

Молодая женщина убита в результате семейных разборок. Однако уже при первом осмотре места преступления детективы находят много странностей. А вскоре выясняется, что разгадку происшедшего нужно искать в прошлом жертвы. Расследование становится все запутаннее и опаснее, и напарники вынуждены докапываться до правды, рискуя своей жизнью и карьерой.

Критики пророчат Тане Френч долгую и успешную карьеру писателя детективов, и эта книга еще одно доказательство того, что автор умеет круто создавать и держать интригу, а ее герои очень яркие и живые.




Сеть смерти, Майк Омер

Детективу Джейкобу Куперу поручено расследование убийства молодой женщины, тело которой обнаружено в ее квартире. Сыщик выясняет, что она вела затворнический образ жизни и единственным ее развлечением была жестокая ролевая онлайн-игра. Чтобы выяснить подробности происшедшего и отыскать виновника, Куперу придется самому вступить в игру.

В это же время Ханна Шор начинает расследование убийства интернет-тролля, который с виду был вполне приличным гражданином, а в Сети жестоко издевался над людьми. Узнавая подробности жизни и злодеяний жертвы, женщина-детектив начинает сомневаться, нужно ли искать его убийцу возможно, убитый сам напросился.

И Ханна, и Джейкоб в своих расследованиях столкнутся с самыми темными уголками Сети и узнают о ее порядках и завсегдатаях нечто такое, что навсегда изменит их представление о мире вокруг.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

Психические отклонения знаменитых писателей

18.11.2022 15:55:40 | Автор: admin
Жизнь одарённого писателя (в особенности, если речь идёт о художественной литературе) всегда связана с большим риском для самого уязвимого в человеке его сознания. А восхождение великого писателя к славе, каким бы гладким оно ни казалось, почти всегда сопровождается опасным заигрыванием с неизвестным, запретным или безумным





Джонатан Свифт





Англо-ирландский писатель Джонатан Свифт прославился, среди прочего, фантастической тетралогией Путешествия Гулливера и сатирическим памфлетом Скромное предложение.

Долгое время Свифт вел жизнь, которая медленно, но верно погружала его в безумие. Хотя, по словам писателя Уилла Дюранта, определённые симптомы душевного расстройства появились в 1738 году, никто не знает, когда была пройдена точка невозврата.

Известно только, что к 1742 году состояние психики писателя было уже далеко от рациональности и стабильности. Дюрант описывает, например, эпизод, когда пять человек удерживали Свифта, пытавшегося вырвать свой воспалённый глаз. После этого случая писатель замолчал и за целый год не произнёс ни единого слова.



Маркиз де Сад






Имя Маркиза де Сада связано с несколько своеобразным образом жизни. Его прославила революционная для своего времени идея сексуальной и нравственной свободы, которую маркиз подробно изложил в многочисленных литературных опусах. А садизмом стали называть сексуальное удовлетворение, получаемое путём причинения другому человеку боли и унижений.

В 1803 году, по приказу Наполеона Бонапарта, маркиз без суда и следствия был сначала заключён под стражу, а затем признан невменяемым и помещен в психиатрическую лечебницу Шарантон. Но и там де Сад умудрялся писать пьесы и вести всё тот же распутный образ жизни вплоть до самой своей смерти в 1814 году.



Эдгар Аллан По






Сознание автора мрачных рассказов Эдгара Аллана По, было полно тех же демонов, которые населяли и его произведения. После смерти жены писатель признался: По телесным свойствам своим я впечатлителен нервен в весьма необыкновенной степени. Я сделался безумным, с долгими промежутками ужасающего здравомыслия.

В октябре 1849 года Эдгара По нашли шатающимся в бреду по улицам Балтимора. Он был не в состоянии объяснить, как он там оказался и вообще сказать что-либо вразумительное. На следующий день он скончался в местной больнице.



Михаил Лермонтов






Михаил Юрьевич Лермонтов родился с целым букетом наследственных и приобретенных болезней: золотухой, рахитизмом, повышенной нервозностью. Его дед покончил жизнь самоубийством (отравился), а мать передала сыну необычайную нервозность. Отец был вспыльчивым, жестоким самодуром, он кутил до одури, проигрывался в карты и отличался легкомыслием в поведении.

Уже в раннем детстве мальчик демонстрировал шизофреничность своей натуры: жестокость удивительным образом сочеталась в нем с чрезвычайной добротой и обостренным чувством справедливости. Он испытывал страсть к разрушению, был крайне раздражителен, капризен, упрям. Мысль о самоубийстве посещала его с ранних лет.

Замкнутость, необщительность, а главное пренебрежение к людям отталкивало от него окружающих. Общение поэта происходило внутри него самого, он обладал горячей фантазией, которую реализовывал в своих произведениях. Шизоидная психопатия Лермонтова была настолько ярко выражена, что ее замечали не только специалисты.

Еще одним фактом, который повлиял на замкнутость поэта, была его некрасивость, которая почти исчезла с возрастом, но оставила неизгладимый отпечаток в душе. Одаренный блестящими способностями и незаурядным умом Лермонтов слишком часто направлял эти качества, чтобы высмеивать окружающих количество его врагов увеличивалось со стремительной скоростью.

К тому же сам Лермонтов был крайне влюбчив, однако женщинам подобные типажи злые и надменные просто не могли нравиться. Это чрезвычайно оскорбляло самолюбие поэта. В итоге он был застрелен добрым и сердечным человеком, которого он довел своими насмешками и клеветой практически до безумия.



Николай Гоголь





Автор Мертвых душ страдал шизофренией, которая обострялась периодическими приступами психоза. Николая Васильевича Гоголя мучили звуковые и визуальные галлюцинации. Он часто пребывал в состоянии апатии, порой не реагировал на внешние раздражители во время работы он мог не заметить грозившую ему смертельную опасность. Состояния заторможенности чередовались с крайней активностью и возбуждением. Нередко его преследовала клаустрофобия.

Особенно обострились психические расстройства Гоголя после смерти сестры близкого друга писателя Екатерины Хомяковой. Он начал отказываться от еды, постоянно ссылаясь на недомогание и слабость врачи обнаружили у писателя не смертельную болезнь, а всего лишь кишечное расстройство. Февральской ночью 1852 года Гоголь сжег свои рукописи, сославшись потом на происки дьявола. Состояние писателя стало резко ухудшаться. Он перестал принимать пищу.

21 февраля Гоголь умер от истощения. Причины его смерти до сих пор точно не установлены одни гипотезы говорят об отравлении ртутью, другие о самоубийстве. Однако версия с намеренным доведением до летального исхода вполне обоснована, если учесть тот факт, что сам Гоголь считал, будто в его теле все органы смещены, а желудок и вовсе расположен вверх дном. Подобное утверждение на фоне развития шизофрении вполне могло привести к трагическим последствиям.



Лев Толстой







Автор Войны и мира и Анны Карениной прославился сложными сюжетами с пространными философско-историческими отступлениями. Создавая своих многочисленных персонажей (а их насчитывается не одна сотня) Толстой пытался отвлечься от тоски и страха, которые переживал в мучительных поисках ответов на самые сокровенные вопросы человеческого бытия.

Писатель страдал от частых, глубоких и продолжительных приступов депрессии. На 83-м году жизни Толстой решил стать странствующим аскетом. К сожалению, это последнее путешествие оказалось недолгим. Лев Николаевич заболел воспалением лёгких, был вынужден сделать остановку на маленькой станции Астапово, где вскоре и умер.



Сергей Есенин






Первой о сумасшествии Сергея Есенина заговорила на весь мир известная американская балерина Айседора Дункан. Она же возила поэта по американским, французским и немецким психиатрам. Увы, лечение не дало результатов.

Как утверждают исследователи жизни творчества Есенина, Сергей Александрович действительно страдал маниакально-депрессивными психозами. Он был одержим манией преследования, внезапные вспышки ярости и неадекватное поведение сменялись состоянием покоя и умиротворения. О есенинских дебошах слагали легенды, якобы, его даже выдворяли из США за кухонные склоки и драки. Он крушил мебель, бил посуду и зеркала, оскорблял любого, кто попадался под горячую руку.

Его болезнь развивалась на почве наследственного алкоголизма. За несколько дней до смерти Есенин жаловался на огромную усталость и называл себя конченным человеком. Он словно искал свою смерть, постоянно повторяя, что ему чертовски всё надоело. Причем подобная усталость обнаруживалась у него в раннем возрасте, уже в 16 лет он писал, что не знает, жить ему или нет.

По официальной версии поэт повесился на трубе парового отопления в гостинице Англетер в Санкт-Петербурге. Интересная статистика: в 339 стихах поэт 400 раз упоминает смерть, конец жизни или рифмует похоронную атрибутику.



Вирджиния Вульф






За обжигающей прозой Вирджинии Вульф стоит не только уникальный творческий дух, но и извилистые повороты судьбы писательницы. Лишившись, в раннем отрочестве, матери и сестры Стеллы, она пережила ещё и сексуальное насилие со стороны сводных братьев.

На протяжении всей своей жизни Вирджиния боролась с приступами глубокой депрессии. Её не оставляли головные боли, голоса, видения, было несколько серьёзных нервных срывов и попыток самоубийства. 28 марта 1941 года Вирджиния наполнила камнями карманы своего пальто и утопилась в реке.



Эрнест Хемингуэй




Психологическое состояние этой глыбы американской литературы тоже было далеко от благополучия. Значительную часть жизни Хемингуэй, как, впрочем, и многие другие великие художники, страдал от алкогольной зависимости. Но были и другие диагнозы от биполярного психоза и травматического повреждения мозга до нарциссического расстройства личности.

В результате, писателя поместили в психиатрическую клинику, где, после пятнадцати сеансов электросудорожной терапии, он вовсе утратил и память, и способность формулировать мысли. А вскоре после выписки, в июле 1961 года, застрелился из своего любимого ружья.



Говард Филлипс Лавкрафт






Фантастика, мистика и ужасы переплетались в творчестве Лавкрафта в одно причудливое целое. Писатель страдал тяжёлым расстройством сна. В ночных видениях писателя существа с перепончатыми крыльями, которых он называл ночными зверями, поднимали его в воздух и относили на мерзкое плато Лэнг. Лавкрафт просыпался в совершенно безумном состоянии.

Однако, опасность для хрупкой психики писателя таилась не только внутри. Финансовые дела семьи писателя внезапно и стремительно покатились вниз, уровень жизни резко ухудшился, что стало одной из причин глубокой депрессии; дело даже чуть было не дошло до самоубийства.

Позже, мучений в жизнь Лавкрафта добавили рак кишечника и воспаление почек, боль от которых сопровождала весь остаток жизни писателя.



Сильвия Плат





В знаменитом романе Под стеклянным колпаком, Сильвия Плат описала свою первую попытку самоубийства. Это произошло в 1953 году. Клиническую депрессию, которой страдала Сильвия, пытались лечить достаточно новыми и непроверенными методами, включая электрошок.

После курса такой терапии писательница почувствовала себя только хуже и попыталась покончить с собой. В тот раз попытка провалилась, а психиатрическое вмешательство стало ещё более интенсивным.

Последовало ещё несколько неудачных попыток свести счёты с жизнью, пока, однажды, тридцатилетнюю Сильвию Плат не обнаружили мёртвой в собственной квартире. Голова женщины лежала в духовке, из которой всё ещё шёл газ.



Джек Керуак






Джек Керуак задумывал своё самое знаменитое произведение В дороге обычным романом из десяти глав. То, что получилось в результате, представляло собой длинный, в 36 метров, свиток с записанным на нём непрерывным потоком сознания (автор, заканчивая одну машинописную страницу, приклеивал её скотчем к предыдущей).

Этот уникальный подход к литературе не покажется таким уж удивительным, если учесть, что Керуак подкреплял свои творческие силы гремучим коктейлем из алкоголя, марихуаны и бензедрина.

Списанный из рядов ВМС США с формулировкой шизоидная личность, Керуак с головой окунулся в жизнь, полную джаза, наркотиков и путешествий по миру.



Филип К. Дик





В конце февраля 1974 года, когда писатель-фантаст Филип К. Дик, страдающий зависимостью от амфетамина, отдыхал в своём доме после удаления зуба мудрости, ему довелось пережить целый ряд ярких галлюцинаций.

Они повторялись на протяжении нескольких следующих месяцев отчётливые геометрические фигуры накладывались на сцены религиозного содержания и, как казалось Дику, давали новое глубокое понимание истории церкви и литературы.

Мне представлялось, что я был безумен всю мою жизнь и внезапно обрёл разум, так описал Дик наступление приступа. Он уверял, что с того времени начал жить двойной жизнью, в которой одна половина принадлежала ему самому, а другая христианину, гонимому за веру в Древнем Риме. В этот период были написаны роман Свободное радио Альбемута и трилогия ВАЛИС.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Материнство и Последний самурай книги, которые мы читаем на этой неделе. Выбор Анастасии Завозовой

17.11.2022 15:55:17 | Автор: admin
Рассказываем о двух книгах: для серьезного, вдумчивого чтения и чтобы отвлечься в разных литературных мирах. Сегодня в обзоре две не новые, но важные книги, которые остались у нас незамеченными.

Шейла Хети, Материнство

О чем: неприятный и откровенный местами, правда, как снятые трусы автофикшен о женщине, которая живет под саундтрек тикающих часиков.

Зачем читать: безымянная героиня романа Хети человек достаточно неприятный, и если вы во время чтения привыкли хоть сколько-нибудь отождествлять себя с героями романа или хотя бы с его основным, ведущим голосом, здесь этого не выйдет. Героиня Материнства максимально обнажает перед читателем всю себя, нисколько не стремясь ему понравиться, она капризна, плаксива и мелочна, ее вечно тошнит на читателя подробностями ее интимной жизни и она в конце концов состоятельная белая женщина, которая может себе позволить подолгу смотреть в черную дыру собственного пупка и осмыслять этот опыт. Но в этой ее оголенности и неприятности и есть весь смысл этого автобиографического романа, в котором женщина на пороге сорокалетия никак не может понять, стоит ли материнство того, чтобы стать матерью. Самое хорошее, что можно сделать миру, размышляет она, это подарить ему ребенка. Вопрос только в том, хочет ли она быть настолько хорошим человеком. Размышления героини Материнства о том, что, собственно, есть материнство для современной женщины, наслаиваются на ее воспоминания о матери и бабке, из жизней которых (одна пережила холокост, другая эмиграцию) она складывается и сама в этой матрешечной череде поколений. Это роман не о настоящих женщинах, а о подлинных, какими они бывают, когда на них не устремлено всевидящее око социума.

Хелен Девитт, Последний самурай


О чем: ребенок, у которого в детстве вместо мужской фигуры был фильм Куросавы Семь самураев, вырастает и отправляется на поиски хотя бы одного настоящего отца.

Зачем читать: Последнему самураю не повезло с названием, более того, невезение это в чем-то даже ироническое. Роман Девитт это во многом игровая экспериментальная история, первая половина которой посвящена жизни матери-одиночки Сибиллы, которая воспитывает сына в духе всеобщей премудрости, вместо потешек и песенок обучая его с самой колыбели читать Гомера в оригинале и осваивать гипотезу Канта Лапласа. Но после выхода на экраны в 2003 году (роман Девитт вышел в 2000-м) подчеркнуто коммерческого боевика с таким же названием Последний самурай был обречен на то, чтобы все, кто о нем слышал, непременно переспрашивали: Это там, где Том Круз? Так вот, это НЕ там, где Том Круз. Более того, это совершенно уникальный роман, который сочетает в себе, казалось бы, две с трудом совместимые художественные стороны: радостную, искреннюю интеллектуальность без зауми и ясный читательский текст с универсально понятной историей. Сибилла стала матерью очень неожиданно и решила воспитывать сына так, чтобы самой не сойти с ума от скуки. В итоге юный Людо знает язык инуитов, но не знает, кто его отец, и однажды отправляется его искать и познавать мир за стенами библиотек и обложками энциклопедий. Это по-настоящему умный роман безо всякого снобизма, со здоровой долей не только разума, но и чувства в общем, большая редкость, которую у нас переиздают уже в третий раз, но всякий раз его, как мне кажется, читают куда меньше, чем он того заслуживает.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Книжные новинки ноября выбор редакции Горящей избы (21 фото)

15.11.2022 15:48:28 | Автор: admin
Книга о реальной жизни в средневековом замке, переосмысление мифа о Медузе Горгоне и кулинарный сборник итальянского путешественника. Наши редакторы просмотрели книги, которые выходят в ноябре, и выбрали самые любопытные.


Домик под скалой, Шэрон Гослинг
Издательство: Синдбад


Англичанка Анна Кэмпбелл больше не может оставаться в родном Лондоне, где она пережила смерть отца и тяжёлое расставание с любимым человеком, который оказался настоящим придурком (тут по-другому не скажешь). Решив оставить всё это прошлом, она покупает домик на берегу моря в маленькой шотландской деревне Криви. Домик Анна видела только на фотографиях, поэтому переезд сопровождается неприятными открытиями: дом совсем ветхий, прямо-таки лачуга, а некоторые жители деревни настроены крайне враждебно. В первые же минуты она начинает корить себя за необдуманное решение, но всё же решает остаться и попробовать начать жизнь заново. И у неё, конечно же, всё получится.



Простое и уютное чтение, в которое можно укутаться как в одеяло. Шэрон Гослинг, известная как автор книг для детей и подростков, теперь и взрослым позволила унестись воображением далеко-далеко. Рыбацкая деревушка, омываемая волнами лачуга на берегу моря, васильковые ставни, север Шотландии всё это кажется нереальным и немножко сказочным, будто нарочно. Хотя для самой писательницы этот мир, похоже, знакомый и привычный: она живёт в северной английской деревне вместе с мужем владельцем антикварного книжного магазинчика. И только представьте: книгу она писала под шум волн, сидя на кухне в одном из домиков Криви той самой деревни, что стала местом действия романа. Да-да, вот такое всё романтичное и милое. Как окошко из российского ноября, которое иногда очень нужно.




Битвы с экстрасенсами. Как устроен мир ясновидящих, тарологов и медиумов, Гэри Нанн



Сестра австралийского журналиста Гэри Нанна пыталась пережить внезапную смерть отца и в отчаянии обратилась за помощью к экстрасенсу. Вслед за ней к ясновидящей отправился и Гэри впрочем, из чистого интереса, потешить свой скептицизм. После этого он заинтересовался миром паранормального и задался вопросами: почему люди ходят к экстрасенсам и что получают взамен? С тех пор Нанн начал своё исследование: познакомился с людьми, называющими себя медиумами, тарологами и менталистами, собрал истории знаменитостей, когда-либо обращавшихся к прорицателям, поднял научные данные по теме. Получился захватывающий рассказ о паранормальном бизнесе и людях, которые за ним стоят.


Книга восхитительно написана. Гэри иронизирует над своими героями, но при этом оставляет за читателем право самому решить, во что верить. Журналист делится десятками интересных фактов. Например, оказывается, Хелена Бонем Картер пыталась выйти на связь с духом принцессы Маргарет, когда готовилась сыграть её в сериале Корона. И, по собственным словам, у неё это получилось! А ещё я узнала, что есть беременные женщины, которые умоляют врачей провести кесарево сечение в конкретный день, чтобы у ребёнка был определённый знак Зодиака. Или что у астрологов не принято ходить в отпуск, потому что публика звереет, если остаётся без гороскопов хотя бы на неделю. Все эти истории перемешиваются с личным опытом журналиста, который специально для исследования тоже не раз обращался к так называемым провидцам.


Статус. Почему мы объединяемся, конкурируем и уничтожаем друг друга, Уилл Сторр



Человеку мало быть просто здоровым, счастливым и богатым важно, чтобы обо всём этом знали другие. Именно так формируется статус, в погоне за которым кто-то скупает яхты и дорогие часы, кто-то гонится за престижным образованием и шикарным рабочим местом, а кто-то особенно придирчиво выбирает партнёра. Писатель и журналист Уилл Стор попытался разобраться, почему статус играет настолько важную роль в жизни и как общество к этому пришло. Для этого автор собрал исследования психологов, антропологов и нейробиологов.



Уилл Стор настоящий исследователь современности: в своих книгах он уже разбирался, как на людей влияют истории и представления о самих себе. Новое издание погружает читателя в мир опасных и увлекательных игр. Игры престижа, участники которой пытаются доказать, кто из них успешнее, игры добродетели, выявляющие самого милого, игры доминирования, где выживает сильнейший, и многие другие. При этом Уилл рассказывает не только о победителях, которым удалось добиться статуса, но и о проигравших. Меня особенно зацепила глава Униженный амбициозный мужчина, где писатель собирает истории опасных преступников все они когда-то были страшно уязвлены обществом и с тех пор неосознанно мстили ему. В общем, борьба за статус может принимать причудливые и порой пугающие формы и иногда мы даже не представляем насколько.




Безумно богатые русские. От олигархов к новой буржуазии, Элизабет Шимпфёссль
Издательство: Individuum


Истории о российских предпринимателях и политиках широко известны за пределами страны. Их жизнь окутана мифами, часть из которых, впрочем, не так уж далека от реальности: бизнес-сделки на миллиарды заключаются во время охоты и походов в баню, дети отправляются в самые дорогие учебные заведения, а дорогие аксессуары могут значить больше, чем преданность и дружба. Социолог Элизабет Шимпфёссль провела около сотни интервью с представителями элит, чтобы узнать, как они живут. Из книги можно узнать, чем российские магнаты объясняют своё богатство, как строят отношения с другими людьми, зачем ударяются в благотворительность и почему пытаются найти истоки своего успеха в семейной истории.



Неожиданно злободневная книга о персонажах, которые, как правило, мелькают только в двух типах литературы бизнес-изданиях или криминальной хронике. Причём зачастую одновременно.

Авторка объясняет, как зародилась новая буржуазия, как она выглядит сегодня, что любит и чего боится. Получились живые и очень объёмные портреты, которые рассказывают о современной России и объясняют многие процессы в обществе, происходящие прямо сейчас.




Тёмная сторона сексуальной революции. Переосмысление эпохи эротической свободы, Луиза Перри






Феминистка Луиза Перри уверена, что сексуальная революция не освободила женщин, а только ещё сильнее сковала их. Победителями в новой реальности стала небольшая кучка влиятельных мужчин, а женщины столкнулись с новыми, более агрессивными проявлениями мужской похоти. В своей книге Перри рассказывает, как же так вышло, что сексуальная свобода на деле оказалась для женщин новой клеткой.



Поначалу я возмутилась видению Перри. Мне казалось, что сексуальная революция это благо. От женщин наконец отстали, мы можем носить, что хотим, и делать, что хотим. Но чем больше я задумывалась о границах этой новой свободы, тем яснее их видела. Например, я была бы рада надеть короткое платье. Но каждый раз представляю взгляды прохожих-мужчин и снова выбираю проверенные рубашку и юбку-макси. Каждый откровенный вырез на одежде повышает опасность нападения так меня учили с юности, и с тех пор, кажется, ничего не изменилось. Не во всём согласна с автором книги, и тем не менее многие её слова отозвались во мне.




Как звери, Виолен Беро





Безо всякого вступления книга начинается монологами от первого лица. Постепенно становится ясно: во французской горной деревне произошло что-то загадочное, и мы читаем свидетельские показания жителей. Школьная учительница, бывшие одноклассники, соседи все по кусочкам собирают историю, а история вот в чём: в пещере среди скал обнаружили маленькую девочку. Да не в простой пещере, а в гроте фей по местной легенде, давным-давно сказочные существа прятали там украденных детей. Но в этот раз в краже ребёнка подозревают не фей, а человека по прозвищу Медведь. Медведь с детства был местным юродивым: не мог говорить, а только издавал животные звуки; был необычно высок и силён и при этом пуглив. Это сделало его объектом для насмешек с безопасного расстояния, конечно. Он жил тихо и уединённо вместе с матерью Мариэттой, пока история с девочкой-найдёнышем не нарушила покой деревни. Теперь следователи и журналисты кружат над ней как хищники, а жители указывают пальцем на Мариэтту с сыном, которых они никогда не понимали.

Рассмотрите обложку: стадо овец, сливающееся в одну массу, а напротив яркая, как мишень, человеческая фигура, заключённая в силуэт зверя. Книга на разные лады иллюстрирует поговорку Человек человеку волк. Сколько звериного в людях, готовых ополчиться всей стаей против одного только потому, что он не похож на них? Может ли человек со звериными повадками оказаться наиболее человечным из всех?

В предисловии Виолен Беро пишет, что роман это часть проекта, посвящённого современному обществу, в котором она сосредоточена на несправедливом отношении людей к тем, кто не такой, как все. Помимо темы травли, в книге звучит и тема несправедливого отношения к женщинам и их правам. Устами жителей деревни Беро говорит о праве женщин на своё тело, на решение иметь или не иметь ребёнка, делать аборт. А на примере Мариэтты показывает, как сильно может мать любить своего ребёнка, каким бы непохожим на других он ни был.




Наука приготовления и искусство поглощения пищи, Пеллегрино Артузи




Коммерсанта Пеллегрино Артузи прославила не деловая хватка, а его любовь к еде. Путешествуя по родной Италии, Артузи бережно собирал рецепты и в конце концов выпустил кулинарную книгу, выдержавшую больше десятка переизданий. В последнее из них вошло 790 рецептов. В ноябре 2022 года издательство Ad Marginem перевыпускает легенду: с гастрономическими секретами и историями о том, что и как принято есть в разных регионах Италии.



Пеллегрино Артузи жил в XIX веке. Из-за специфического слога первые страницы книги могут даваться непросто: не каждый кулинар готов взяться за блюда из дичи пуховой (не путать с дичью перьевой!) и не на каждой кухне завалялся ощипанный голубь. Но параллельно с рецептами, которые сегодня могут показаться экзотическими, есть немало вполне понятных блюд вроде пиццы, ризотто или пасты. Кроме того, книга интересна не только как сборник советов, но и как исторический документ. Занятно почитать, чем угощались европейцы, жившие много лет назад, какие блюда обожали и какие рецепты передавали из поколения в поколение.



Конец старинной музыки, Брюс Хейнс



Флейтист и гобоист Брюс Хейнс написал книгу о том, как менялась академическая музыка. Так, на ситуацию в музыкальном мире сильно повлияло появление нотной грамоты. После того как мелодию стало возможно записать единственно верным способом, из произведений пропали вариативность и эксперименты. Но оказалось, что даже в этом случае музыка продолжала оставаться живой: менялись стиль и темп исполнения, инструменты, размер ансамблей и техника игры. Хейнс показывает, как старинная музыка дошла до современных ушей в том виде, в котором мы её знаем.



Хейнс пишет, что стремился сделать книгу не слишком музыковедческой, и слегка лукавит. Перед нами глубокое исследование музыкальной истории, описанное с большим вниманием к деталям. Можно узнать, как на слух отличить звучание современного и исторического ансамбля, какие особенности характеризуют разные музыкальные стили, кого и почему философы называли гениями. Иногда описания кажутся даже слишком дотошными. Но оттого авторским познаниям поражаешься и доверяешь ещё больше.



Куриный бульон для души: Дух Рождества. 101 история о самом чудесном времени в году, Эми Ньюмарк



Это сборник из серии книг Куриный бульон для души. В нём собраны реальные истории, которые призваны вернуть атмосферу из детства, когда вся семья собиралась за праздничным ужином, а дом наполнялся теплотой и заботой. Это рассказы о семейных традициях, всепреодолевающей любви и чудесах, которые мы можем совершать сами.


В этом году нам особенно не помешают добрые истории. А под новогодние праздники мы ждём их с особенной силой. Не зря же в декабрьский киномарафон традиционно попадают Гарри Поттер и Властелин колец. Это то время, когда охотнее верится в чудеса и победу добра. Так что почему бы не наполнить зимние вечера душевной книгой с тёплыми историями.



Жизнь в средневековом замке, Джозеф и Фрэнсис Гис





На примере английского замка Чепстоу семейная пара историков рассказывает о повседневной жизни в эпоху рыцарей и трубадуров. Как проходил типичный день в замке и как менялся быт во время войны. Кто жил в замке помимо слуг и хозяев, сколько там было комнат и как их делили. Как умывались, ходили в уборную и где можно было уединиться. И наконец, что делать, если к вам замок внезапно приезжает король.



Получилось сказочное и доступное исследование жизни средневековых замков и их обитателей. Можно и углубить свои знания о феодальной иерархии XIII века, и утолить любопытство в бытовых вопросах. А ещё в издательстве говорят, что эту книгу Джордж Мартин использовал в качестве источника информации при создании мира Игры престолов!




Дитя Афины, Ханна Линн



На одиноком острове поселился ужасный монстр. Многие воины храбро отправлялись туда, чтобы сразить чудовище. Но ни один не вернулся. А ведь когда-то и монстр был человеком, а именно жрицей по имени Медуза, женщиной невероятной красоты. Ханна Линн рассказывает историю о том, что иногда монстр оказывается жертвой, а герой жестоким убийцей.



Британская писательница Ханна Лин написала ретеллинг знаменитого мифа о Медузе Горгоне. И я, увидев книгу, воскликнула наконец-то!. Я сама только недавно узнала о другой стороне истории женщины с волосами-змеями. Спойлер: в ней мужчины предстают не такими уж героями. Надеюсь, со временем больше людей узнают полную историю появления Медузы Горгоны.




Море спокойствия, Эмили Сент-Джон Мандел




В 2401 году детектив Гаспери-Жак Робертс начинает работу в Институте времени и отправляется в прошлое. Ему нужно побеседовать с несколькими людьми: юношей из 1912 года, которому суждено погибнуть на фронте, девушкой из 2020 года, снявшей странное видео, и знаменитой писательницей из 2203 года. Однажды все они услышали одни и те же пугающие и таинственные звуки скрипки, и это навсегда изменило не только их жизнь, но и весь дальнейший ход истории. Робертсу предстоит разобраться в произошедшем и распутать клубок из событий, судеб и петель времени.



Канадская писательница прославила себя в жанре научной фантастики: один из её прошлых романов, Станция Одиннадцать, даже экранизировали на HBO. Новое произведение тоже фантастическое: читатель встретит описание быта прошлого и будущего, изучит лунные колонии и отправится в путешествие во времени. Ближе к концу книги судьбы героев из разных столетий сплетаются, и пазл наконец начинает собираться воедино.




Девочка, не умевшая ненавидеть. Моё детство в лагере смерти Освенцим, Лидия Максимович, Паоло Родари
Издательство: Эксмо


Когда Люде Бочаровой было три года, она попала в лагерь смерти в Биркенау. Там девочка рассталась с матерью, пережила голод и нужду. Кроме того, Люда стала подопытной доктора Йозефа Менгеле, который проводил над людьми бесчеловечные эксперименты.

Люде удалось выжить. После войны её удочерили и дали девочке имя Лидия Максимович. Но она навсегда запомнила своё детство: родные белорусские леса, лица мамы и папы, а ещё травмирующие события лагерных времён. Обо всём этом она рассказала в книге, вспоминая своё прошлое шаг за шагом.


Читать о жизни в Освенциме больно. Но если бы меня спросили, о чём эта книга, я бы сказала, что о любви и надежде. Именно они помогли не сломаться маленькой девочке, разлучённой с матерью, которую Лидия, потом, кстати, искала всю свою жизнь. Удивительно, что героиня рассказывает о своём прошлом без злобы и агрессии в адрес тех, кто причинил ей столько страданий. Лидия Максимович и правда была девочкой, не умевшей ненавидеть, и превратилась в женщину, которая пропагандирует отказ от жестокости и ненависти среди тысяч читателей.




Ариэль, Сильвия Плат




Американскую поэтессу отличают феминистские взгляды и откровенные стихи о роли женщин, рождении и смерти, вере и одиночестве. Это очень личная поэзия, которую также называют исповедальной Сильвия пишет не об абстрактной лирической героине, а о собственных страхах, надеждах и радостях. Творчество Плат высоко оценили критики, и поэтесса даже удостоилась Пулитцеровской премии правда посмертно. Сборник стихов Ариэль вышел в 1962 году, через два года после смерти Сильвии. В России его издают впервые.



У Сильвии совершенно выжигающие душу образы. Меня особенно задело её стихотворение Папа, которое начинается со слов: Не сделаешь больше больно. Не сделаешь больше шаг. Не человек огромный чёрный башмак. Несколькими строфами ниже Плат рассуждает об отношениях с отцом, полных ужаса и жертвенности, и сравнивает свои чувства с событиями Второй мировой войны. А в конце признаёт, что наконец освободилась от прошлого и все, у кого тоже когда-либо было недопонимание с отцом, могут облегчённо вздохнуть вместе с поэтессой. В каждом стихотворении очень много личности самой Плат, и эта искренность подкупает: невольно находишь параллели с собственной жизнью.



Русская чайная традиция, Андрей Колбасинов




Андрей Колбасинов исследует историю чая от его появления до проникновения в Россию. А также то, как в нашей стране зародилась культура чаепития. Он подробно рассказывает, что пили на Руси до чая, как русские купцы наладили доставку листьев в страну и даже как чай подделывали! А ещё из книги можно узнать о противостоянии чайной Москвы и кофейного Петербурга. И это только малая часть содержания книги, которое сопровождают красочные иллюстрации Александры Вирх.


Удивительно, как эта книга наполняет такое рутинное для нас занятие, как чаепитие, новым смыслом. Андрей Колбасинов рассказывает кучу увлекательных фактов о чае и его влиянии на русскую культуру. Ну и добавляет всякие фан-факты. Например, вы знали, что на самом деле чайная пара это не чашка с блюдцем, а два чайника: с кипятком и заваркой. Я нет!




Родина, Нора Круг



Спустя несколько десятилетий после окончания Второй мировой войны художница Нора Круг пытается осмыслить, как отголоски прошлого влияют на жизнь современных немцев. Можно ли спокойно жить, зная, что собственные бабушка и дедушка причастны к зверским убийствам других людей? Можно ли любить свою родину после произошедшего? Можно ли не испытывать чувство стыда, когда разговариваешь с потомками погибших? Все эти вопросы Нора задаёт себе и своим близким и делится своими размышлениями на страницах очень красивого графического романа.


В книге перемежаются старые фотографии, коллажи с изображением маленьких деталей немецкого быта и рисунки Норы. Но самое ценное здесь, конечно, её мысли и рассуждения. Женщина пытается осознать свою национальную идентичность, преодолеть чувство вины и выстроить связь с прошлым. Она надеется узнать, что её близкие не причастны к трагедиям, но каждый новый факт лишь сильнее погружает её в чувства печали и стыда. Получился комикс-терапия для тех, кому выпало жить в непростые исторические времена.



Сказки Гамаюн 2, Александр Уткин



Александр Уткин по-новому смотрит на знакомые с детства народные сказки. В первой книге Сказок Гамаюн он рассказывал про водяного и царя птиц, а во втором издании обратился к сказке про золотые яблоки и легенде о Василисе девушке, которой помогала волшебная куколка. Каждая сказка рассказана в виде комикса мистического, пугающего и полного мрачных деталей.



Если бы историю Василисы из этого комикса экранизировали, получилось бы что-то в духе Леденящих душу приключений Сабрины: настолько жуткой и красивой предстала перед читателем старая сказка. Василиса здесь умная и сильная героиня, которая не боится Бабы-яги, задаёт правильные вопросы и вовремя просит о помощи (тоже очень полезный навык). Нам нужно больше таких героинь и таких сказок!




Ослепительный цвет будущего, Эмили Пэн



Ли Сэндэрс убедила себя, что её мать, совершив самоубийство, превратилась в птицу. Однажды героиня получает приглашение на Тайвань, чтобы повидать бабушку и дедушку, которых она прежде ни разу не встречала. Ли кажется, что именно там она и найдёт свою маму-птицу. Но ей предстоит найти тайны, которые окружают её семью много лет.


Книга получила множество номинаций, и я понимаю почему. С одной стороны, это захватывающая история. С другой сюжет наполнен размышлениями о семье, о нашем месте в ней. А также о том, как пережить потерю самого близкого человека. Всё это приправлено колоритом китайской культуры.




Говори красиво, выступай легко, Нина Зверева, Светлана Иконникова



Книга простым языком рассказывает, как провести успешное публичное выступление: зацепить интересной историей, умело рассказать про себя, не стушеваться перед незнакомой компанией. Авторы разбирают самые разные приёмы от методов Аристотеля до подходов к сторителлингу, принятых в студии Pixar. Ключевые моменты упакованы в таблицы и понятные схемы. А ещё в книжке много смешных иллюстраций, например с мохнатым котиком на троне!



Часто встречаю взрослые книги, переупакованные для детей: мол, вот вам то же самое, только очень упрощённо. Но у этого издания другая судьба: изначально его писали для подростков и потом, отбросив некоторые детали, переработали для взрослых. И этот подход показался классным: получилось лёгкое увлекательное чтение о серьёзных вещах.



Рынок удобных животных, Катя Крылова



Теоретик современной культуры Катя Крылова рассказывает, как современная жизнь влияет на выбор животных-компаньонов. Одиночество породило спрос на котокафе (а также заведения, где посетители тискают ежей и капибар). Недостаток свободной жилплощади увеличил интерес к крошечным породам собак. Стрессы и возрастающее напряжение на работе сподвигли офисных работников скупать умильных зверьков, которые всю жизнь выглядят как малыши. Животные, как правило, страдают от такого подхода: представители миниатюрных пород часто болеют и получают травмы, а те, кто вынужден спасать компаньонов от стресса, сами постоянно тревожатся от навязчивых прикосновений. Катя разобралась, как из друзей и напарников звери превратились в игрушки и статусные аксессуары и какие процессы в обществе стоят за этим.


Исследовательница пишет про зверей с большим уважением. Кстати, из книги я узнала, что корректнее говорить не хозяин или владелец животного, а опекун. И после этого уже как-то не тянет относиться к животному как к вещи. Тем не менее многие поступают именно так, и от историй собак и кошек, описанных в книге, порой становится грустно. Например, в одной из глав Катя пишет, как животные становятся звёздами соцсетей. При этом больше всего лайков собирают больные особи и порой вместо того, чтобы вылечить пса или кота, опекуны умиляются их неуклюжести и неловкости. В общем, есть над чем задуматься.




Одержимые: Женщины, ведьмы и демоны в царской России, Кристин Воробец


Книга рассказывает про феномен кликушества о припадках, которые раньше связывали с одержимостью бесами. Исследовательница Кристин Воробец описывает, почему одержимость бесами связывали преимущественно с женщинами, как государство и церковь то поддерживали веру крестьян в потустороннее, то боролись с этим и что говорили сами кликуши. Описывая быт русской деревни XIX века, Кристин погружает читателя в мир ведьм, демонов и их жертв.



Книгу открывает сюжет, достойный драматического фильма. Женщина обвиняет незнакомца в преступлении, и это становится причиной потасовки, в результате которой сажают мужа соседки. Соседка, разумеется, в обиде; кроме того, она считает, что незнакомец преступления не совершал и его просто оклеветали. Женщины ссорятся. Неожиданно у первой начинаются припадки, во время которых она сообщает, что её околдовала соседка. Несчастная соседка пытается оспорить это в суде, и первое время ей верят. Но припадки соперницы продолжаются, а главное, что вслед за этим от недуга начинают страдать и другие жители деревни. То один, то другой ощущает одержимость бесами и, разумеется, начинает подозревать, что это дело рук всё той же соседки, которая просто однажды вступилась за своего мужа. В результате бедной женщине приходится покинуть свой дом из-за того, что на неё ополчилось буквально всё ближайшее окружение. Так вера в потустороннее стала инструментом, разрушившим жизнь одной женщины, и это лишь один из множества сюжетов, описанных в книге. Кристин пересказывает судьбы кликуш и тех, кто с ними взаимодействовал, пытается разобраться в истории феномена и описывает, как менялись представления об одержимости со временем. Очень интересно (а соседку очень жалко!)


Источник Подробнее..
Категории: Литература

2 книги, которые мы читаем на этой неделе

09.11.2022 05:48:47 | Автор: admin
Минималистичный сканди-роман от автора песен Бьорк и психологический триллер о покончившем с собой студенте


Каждую неделю литературный критик и переводчица Анастасия Завозова рассказывает о двух книгах: для серьезного, вдумчивого чтения и чтобы отвлечься в разных литературных мирах. На этой неделе мы читаем скандинавскую литературу и современный русский роман.


Сьон, Скугга-Бальдур (Городец, перевод Натальи Демидовой)
Очем: минималистичный сканди-роман о лисах, которые не те, кем кажутся, а также о снеге, дарджилинге, безумной охоте, бессмысленной злобе, тепле от печки и, конечно, любви.

Зачем читать: это один из тех редких романов, которым не нужен весь алфавит, чтобы вместить в себя несколько огромных историй. Все дело в хорошо продуманной структуре и том самом скандинавском минимализме, когда у вас и из кучки сосновых деталек получается просто хороший стул без вензелей и завитушек, и из кучки слов выходит просто хороший роман, который не силится любой ценой стать великим. Сьон, которого у нас, наверное, больше знают как автора песен Бьорк, в том числе и знаменитой Ive seen It All из Танцующей в темноте, и свои романы умещает в абсолютно песенные объемы: три-четыре ярких образа, пара сплетенных мотивов и дыхание подлинного волшебства. Рассказать, о чем же, собственно, роман Скугга-Бальдур, довольно сложно начнешь рассказывать, он и закончится. Но, если совсем вкратце, это художественный слепок с нескольких зимних дней в крохотной исландской деревушке XIX века. Священник, в своей жажде крови обернувшийся чем-то нечеловеческим, гонит сквозь снега голубую лису, а в это время травник-аптекарь рассказывает деревенскому дурачку о дарджилинге и собирает гроб из лакированных дощечек с латинскими цитатами, идет снег, потрескивает печка, и Абба, которую не пустили петь в церковь, в своем самом красивом наряде ждет погребения, три эти сюжетные нитки при помощи простого, полусказочного повествования, тоже чистого и ясного, как снег, легко увязываются в разговоре о том, что делает нас людьми. Ответ: уж точно не другие люди.

Ася Володина, Протагонист (Редакция Елены Шубиной)
О чем: девять человек используют самоубийство общего знакомого и/или родственника, чтобы поговорить о себе.

Зачем читать: если честно, у меня к этому роману довольно много претензий, в основном редакторских. Начало перегружено надрывными женскими голосами; в конце точки над i расставлены настолько явно, что так и видишь, как кончик шариковой ручки прорывает бумагу; античка больше напоминает макгаффин, и мальчик, вокруг самоубийства которого строится этот русский аналог 13 причин почему, так и остается бледной тенью, заранее нахлебавшейся воды из Леты и поэтому растерявшей все слова о себе. Но все мои претензии абсолютно нивелирует тот факт, что это очень талантливо написанный роман. На мой взгляд, Ася Володина умеет то, что умеют только очень немногие современные российские авторы, а именно простроить внутреннюю динамику каждой отдельной сцены и всего повествования в частности, из-за чего роман приобретает то волшебное свойство, которого всякий раз ждешь от хорошей истории, несущуюся вперед чух-чух-читабельность. Каждая из девяти новеллеток, из которых составлен роман, девять голосов, которые вроде бы пытаются понять, почему покончил с собой мальчик Никита, но на самом деле вместе с Никитой хоронят своих стюардесс, написана образцово увлекательно, с пружинистым драйвом, с живыми героями, с общей узнаваемостью времен: от раскрошившейся жизни 1990-х до вчерашнего масочного режима, когда-то казавшегося нам великой трагедией. Это и концентрат даже где-то по-настоящему большого романа о том, что делает с людьми навязанная им эпоха перемен, как внешних, так и внутренних, и университетская история а-ля рюс с узнаваемой антиэстетикой общежитий, и правдоподобный янг-эдалт о любви с привкусом стеклишка и им бы всем чуть-чуть воздуха и границ, но вообще и так уже довольно неплохо.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Пелевин, Водолазкин, Шваб и другие книжные новинки осени 2022. Не пропустите!

05.11.2022 09:42:29 | Автор: admin
Так много классных литературных новинок этой осенью что же почитать? Вместе с крупнейшим книжным сервисом в России и странах СНГ ЛитРес мы внимательно отобрали 5 лучших новинок на любой вкус. Долгожданные романы Пелевина и Водолазкина, французская мелодрама и американский готический триллер приятного чтения!

KGBT+ (КГБТ+), Виктор Пелевин
Новый роман Пелевина очередная пост-ирония на тему массовой культуры. На этот раз писатель рассуждает о стремлении к успеху и воспаленном эго, требующем постоянного одобрения. Центральный персонаж романа некий Вбойщик KGBT+, звезда шоу-бизнеса и мастер самопиара. Он рассказывает начинающему артисту, как удерживать внимание топлы и добиться таких же высот. Заодно он рассказывает о своей жизни и порой шокирующих событиях вбойщику приходилось убивать, обманывать, скрываться от погони в самых затерянных уголках света и идти на сделки с совестью. Сквозь абсурд происходящего просвечивает фирменный пелевинский сарказм, его насмешка над современными стартапами и диджитал-эрой. Получилось хлестко, смешно и немного грустно.


Новые волны, Кевин Нгуен
Это первый роман известного американского журналиста и финалиста Пулицеровской премии Кевина Нгуена. Главные герои сотрудники крупной компании, уставшие от расовых притеснений и пренебрежения. Марго талантливая программистка, которая хочет заявить о себе миру, однако все обращают внимание лишь на то, что она темнокожая девушка. Вау, темнокожая девушка пишет код! Это, разумеется, раздражает и расстраивает. А Лукас работает в службе поддержки от азиатских клиентов и тоже постоянно сталкивается с расовой дискриминацией. Однажды они решают объединиться и украсть базу данных всех пользователей, чтобы отомстить корпорации и создать свой собственный проект. И тут все начинает идти не по плану... Марго погибает в автокатастрофе, а Лукас вскоре начинает подозревать, что ее смерть могла быть не случайной. Возможно, теперь он тоже в опасности? Автор поднимает актуальные темы власть технологий, сексизм, расизм и одиночество современного человека.


РЕКЛАМА ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
brightpark.ru
РЕКЛАМА

Властитель мой и господин, Франсуа-Анри Дезерабль
Французский писатель и бывший хоккеист Франсуа-Анри Дезерабль внезапно стал звездой современной литературы его дебютный роман Некий господин Пекельный получил несколько престижных премий, в том числе и Гонкуровскую. Новая книга увлекательная история любви, болезненной и безрассудной. На скамье подсудимых оказывается талантливый поэт Васко, который якобы совершил убийство. Главная улика против него тетрадь со стихами, полными боли и агрессии. Постепенно мы узнаем, что Васко оказался втянут в любовный треугольник, который принес ему массу страданий, но в то же время и мощный заряд вдохновения. Сюжет лихо закручен одни события динамично сменяются другими, а детектив превращается то в мелодраму, то в трагикомедию, то в эротический роман.


РЕКЛАМА ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА
Чагин, Евгений Водолазкин
Если вы знакомы с творчеством Евгения Водолазкина (Лавр, "Авиатор", "Брисбен"), то наверняка понимаете, какую роль в нем играет тема времени и памяти. Главный герой нового долгожданного романа замкнутый и в целом странноватый Исидор Чагин, который ведет затворнический образ жизни и напоминает блаженного. У него есть один удивительный дар память, которая хранит абсолютно все. Но дар оказывается проклятием, потому что многие моменты своей жизни, в том числе незначительные, Чагин хотел бы забыть, как это делают обычные люди. Но он прокручивает в голове тысячи сюжетов из прошлого, все безнадежнее увязая в этом болоте памяти. А может, каждый великий дар это тяжкая ноша? Об этом вам предстоит поразмышлять во время чтения нового романа Водолазкина.


Галлант, Виктория Шваб
Виктория Шваб, автор бестселлера Незримая жизнь Адди Ларю, написала увлекательную готическую повесть в духе Лавкрафта, такую же пугающую и красивую. Оливии 14 лет, она немая, но обладает даром видеть призраков, о котором никому не может рассказать. Девочка живет в детском доме и мечтает о любящей семье, и вот однажды она получает письмо от родного дяди, который предлагает переехать в его особняк. Но оказавшись там, Оливия узнает, что дядя давно умер и в опустевшем доме ее никто не ждет... А еще она понимает, почему покойная мама хотела, чтобы дочь держалась подальше от семейного поместья. И это лишь начало цепочка страшных событий уже запущена. Подробнее..
Категории: Литература

Водолазкин, Шваб и другие книжные новинки осени 2022. Не пропустите!

05.11.2022 09:42:29 | Автор: admin
Так много классных литературных новинок этой осенью что же почитать? Мы внимательно отобрали 5 лучших новинок на любой вкус. Долгожданный роман Водолазкина, французская мелодрама и американский готический триллер приятного чтения!



Новые волны, Кевин Нгуен
Это первый роман известного американского журналиста и финалиста Пулицеровской премии Кевина Нгуена. Главные герои сотрудники крупной компании, уставшие от расовых притеснений и пренебрежения. Марго талантливая программистка, которая хочет заявить о себе миру, однако все обращают внимание лишь на то, что она темнокожая девушка. Вау, темнокожая девушка пишет код! Это, разумеется, раздражает и расстраивает. А Лукас работает в службе поддержки от азиатских клиентов и тоже постоянно сталкивается с расовой дискриминацией. Однажды они решают объединиться и украсть базу данных всех пользователей, чтобы отомстить корпорации и создать свой собственный проект. И тут все начинает идти не по плану... Марго погибает в автокатастрофе, а Лукас вскоре начинает подозревать, что ее смерть могла быть не случайной. Возможно, теперь он тоже в опасности? Автор поднимает актуальные темы власть технологий, сексизм, расизм и одиночество современного человека.





Властитель мой и господин, Франсуа-Анри Дезерабль
Французский писатель и бывший хоккеист Франсуа-Анри Дезерабль внезапно стал звездой современной литературы его дебютный роман Некий господин Пекельный получил несколько престижных премий, в том числе и Гонкуровскую. Новая книга увлекательная история любви, болезненной и безрассудной. На скамье подсудимых оказывается талантливый поэт Васко, который якобы совершил убийство. Главная улика против него тетрадь со стихами, полными боли и агрессии. Постепенно мы узнаем, что Васко оказался втянут в любовный треугольник, который принес ему массу страданий, но в то же время и мощный заряд вдохновения. Сюжет лихо закручен одни события динамично сменяются другими, а детектив превращается то в мелодраму, то в трагикомедию, то в эротический роман.



Чагин, Евгений Водолазкин
Если вы знакомы с творчеством Евгения Водолазкина (Лавр, "Авиатор", "Брисбен"), то наверняка понимаете, какую роль в нем играет тема времени и памяти. Главный герой нового долгожданного романа замкнутый и в целом странноватый Исидор Чагин, который ведет затворнический образ жизни и напоминает блаженного. У него есть один удивительный дар память, которая хранит абсолютно все. Но дар оказывается проклятием, потому что многие моменты своей жизни, в том числе незначительные, Чагин хотел бы забыть, как это делают обычные люди. Но он прокручивает в голове тысячи сюжетов из прошлого, все безнадежнее увязая в этом болоте памяти. А может, каждый великий дар это тяжкая ноша? Об этом вам предстоит поразмышлять во время чтения нового романа Водолазкина.



Галлант, Виктория Шваб
Виктория Шваб, автор бестселлера Незримая жизнь Адди Ларю, написала увлекательную готическую повесть в духе Лавкрафта, такую же пугающую и красивую. Оливии 14 лет, она немая, но обладает даром видеть призраков, о котором никому не может рассказать. Девочка живет в детском доме и мечтает о любящей семье, и вот однажды она получает письмо от родного дяди, который предлагает переехать в его особняк. Но оказавшись там, Оливия узнает, что дядя давно умер и в опустевшем доме ее никто не ждет... А еще она понимает, почему покойная мама хотела, чтобы дочь держалась подальше от семейного поместья. И это лишь начало цепочка страшных событий уже запущена.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

7 реальных прототипов известных персонажей (12 фото)

03.11.2022 09:59:51 | Автор: admin
Остап Бендер был чекистом, Мюнхгаузен служил пажом при российском дворе, а профессор Преображенский изобрел эликсир молодости! Мы нашли прототипов героев нашего детства и покопались в их тайных жизнях.




Герой: Шерлок Холмс
Прототип: доктор Джозеф Белл
Безусловно, именно вам, доктор, я обязан Шерлоком Холмсом! В книге я ставил своего героя в разные преувеличенно драматические ситуации, однако уверен, что аналитический талант, им продемонстрированный, ничуть не превосходит ваши способности, которые я имел возможность наблюдать в амбулаторной палате. Очень рад, что вы благосклонно восприняли мои преувеличения, потому что именно вы имели право критиковать меня строже всего.

Из письма Артура Конан-Дойля доктору Беллу


Кокаин и скрипка останутся на совести писателя Артура Конан-Дойля, однако знаменитый дедуктивный метод существовал в реальности. Его изобрел профессор Эдинбургского университета Джозеф Белл. Будущий писатель Артур Дойль учился на медицинском факультете этого университета просто потому, что мама хотела, чтобы он стал респектабельным человеком.




В представлении его матери никого респектабельнее, чем доктор, который снимал у них комнату, на этом свете не было. Пришлось юному Артуру зубрить бесконечные латинские названия, резать трупы и заниматься прочими скучнейшими вещами.


Доктор Джозеф Белл


В 1877 году, на втором курсе, эта бессмысленная возня неожиданно обрела смысл: у Дойля появился кумир, 40-летний профессор Белл. Он был высок, худ, аристократичен, с тонким орлиным носом, невероятно энергичной походкой и острым умом. В общем, это был Шерлок Холмс собственной персоной, который из всего потока выбрал старательного студента Дойля и пригласил его поработать ассистентом в амбулаторной палате.

В первый же день практики студент был совершенно ошарашен, когда доктор прямо с порога спросил незнакомого больного, когда тот вернулся из последнего плавания в Африку. Удивленный пациент ответил, что три недели назад. Доктор кивнул и принялся что-то записывать у себя в блокноте. Но каким образом вы это узнали? воскликнул Артур, когда моряк ушел. Элементарно! улыбнулся Белл. Походка пациента мгновенно выдала его профессию, а татуировка на руке страну, где он бывал чаще всего.

У профессора была целая теория о том, как определить род занятий человека по его рукам, а происхождение по акценту. На досуге Белл брал своего ассистента в морг и рассказывал различные увлекательные истории из прошлой жизни покойников.

Впрочем, после того как Дойль покинул университет, профессор Белл забыл о своем ученике. Он продолжал читать лекции и лечить больных (даже, утверждают, лечил саму королеву Викторию по крайней мере, числился ее придворным врачом во время визитов в Шотландию). Однако в 1886 году восторженный ассистент напомнил о себе. Он прислал Джозефу Беллу свеженапечатанный Этюд в багровых тонах свой первый роман о Шерлоке Холмсе. Дойль просил профессора поставить на книге автограф и прислать начинающему писателю свое мнение. Говорят, профессор Белл был польщен и бережно хранил письмо Дойля до самой своей смерти в 1911 году.


Герой: Остап Бендер
Прототип: Осип Беньяминович Шор
Бандиты поклялись его убить. Но по ошибке, введенные в заблуждение фамилией, выстрелили в печень футуристу Что же в это время делал брат убитого поэта Остап? То, что он делал, было невероятно. Он узнал, где скрываются убийцы, и один, в своем широком пиджаке, матросской тельняшке и капитанке на голове, страшный и могучий, вошел в подвал, где скрывались бандиты И, войдя, положил на стол свое служебное оружие пистолет маузер с деревянной ручкой. Это был знак того, что он хочет говорить, а не стрелять. Всю ночь Остап провел в хавире в гостях у бандитов. Они пили чистый ректификат, читали стихи убитого поэта, плакали и со скрежетом зубов целовались взасос.

Валентин Катаев, Алмазный мой венец


Студент Осип Шор до начала своих приключений


Настоящий великий комбинатор имел то же происхождение, что и мифический Беня Крик, и натуральный Михаил Жванецкий. Он родился в семье зажиточных евреев, которая в начале ХХ века содержала в Одессе лавку колониальных товаров. К 18 годам Ося вымахал в атлетически сложенного красавца с черкесским лицом, окончил частную мужскую гимназию и отправился покорять Санкт-Петербург.


В столице ему удалось поступить в Технологический институт императора Николая I, однако студенческая жизнь не задалась. На дворе стоял 1917 год. Обесценивались деньги, исчезали еда и дрова, на улицах творилась революция. Осип решил вернуться домой, но это оказалось не таким легким делом. По одесской легенде, путешествие несостоявшегося студента без денег, чемоданов и, возможно, даже носков заняло около года.

В поисках пропитания находчивый одессит побывал гроссмейстером, пожарным инспектором и агитационным художником. В одном маленьком уездном городе N он даже начал карьеру многоженца. Осип оказался там зимой; голодная бездомная жизнь окончательно выбила его из колеи. В общем, он взял и женился на знойной вдове, которая имела частную лавку, и провел с ней всю зиму.

Впрочем, с первыми же лучами весеннего солнца молодожен все-таки дал деру и в 1918 году добрался до родной Одессы. Там его встретил старший брат Натан, который к тому времени сделался поэтом-футуристом и дружил с местными литераторами Валентином Катаевым, его братом Евгением (псевдоним Петров) и Ильей Файнзильбергом (псевдоним Ильф).



Компания с восторгом слушала говорливого Осипа и накапливала писательский опыт. Он был героем. Однако эйфория длилась недолго. В революционной кровавой Одессе Бендер неожиданно превратился в Жеглова. Осип Шор устроился на работу в отдел по борьбе с бандитизмом. Он организовал облаву на главного местного авторитета Мишку Япончика (который, кстати, был прототипом Бени Крика). Это не прошло ему даром. Мстительный Япончик убил Натана Шора, приняв его за Осипа.


После убийства брата наш герой разочаровался в карьере чекиста и опять подчинился музе дальних странствий. Муза таскала его по стране до самой смерти (известно, что в конце жизни Осип Шор работал проводником на поездах дальнего следования). Он умер в 1978 году в Москве и был похоронен на Востряковском кладбище.

Герой: Робинзон Крузо
Прототип: Александр Селькирк
На острове нами был обнаружен человек в одежде из козьих шкур, который выглядел более диким, чем их первоначальные обладатели. Из-за отсутствия практики дикарь совершенно позабыл английский язык, хотя о первоначальных его знаниях можно было догадаться по обрывкам слов, при помощи которых он с энтузиазмом пытался с нами изъясняться. Понять, что он имеет в виду, было положительно невозможно.

Из дневника Вудса Роджерса, капитана Дьюка



Его приключения начались в августе 1695 года в прибрежной шотландской деревушке Лоуэр-Ларго. 21-летний сын скорняка только что поссорился со всем миром: он оскорбил деревенского священника, нахамил отцу, который требовал, чтобы сын наконец занялся семейным бизнесом, и разругался с очередной подружкой, желавшей законного брака. Плюнув на все, Александр сбежал в чудесные края. Дело было житейское: юноша устроился матросом на первый попавшийся корабль.

К 27 годам он повидал все южные моря, грабя испанские корабли именем ее величества королевы, был смугл, циничен и по-прежнему очень самоуверен. В октябре 1704 года судно Синк портс, на котором Селькирк служил первым помощником капитана, бросило якорь возле архипелага Хуана Фернандеса в семистах километрах от чилийского побережья. На корабле кончились запасы воды и провианта, а эти острова служили мореплавателям своеобразным лабазом: на них специально поселили коз и посадили овощи, которые прекрасно росли в мягком климате без человеческого ухода.

Тут у Селькирка состоялась ссора с капитаном: тот требовал немедленно отправляться дальше за добычей, а первый помощник настаивал на починке изъеденного червями судна. Я с вами дальше не поплыву на этом корыте! заявил наш герой и демонстративно принялся собирать вещи. Он понял, что истерика зашла слишком далеко, только когда шлюпка, которая доставила его с вещами на остров, действительно отчалила. Крики раскаяния начинающего робинзона вызвали приступ веселья в уплывавшей лодке. Впоследствии Синк портс действительно затонул во время первого же шторма. Но Селькирку уже было все равно.

Первые полгода он прожил на побережье в полной уверенности, что на остров-лабаз вот-вот приплывут свои. Каждый день он в ужасной тоске слонялся по пляжу, каждую ночь спал урывками, боясь, что погаснет сигнальный костер. Однако запасы пороха подходили к концу, нож затупился, одежда изорвалась, от устриц тошнило, а на горизонте по-прежнему никого не было.

В довершение бед на пляж повылазили из моря отвратительные слизистые чудовища морские львы, которые принялись яростно спариваться, нападая на все вокруг. И тогда Селькирк ушел в глубь острова, где построил себе хижину, научился разводить огонь трением, ловить коз и шить одежду из их шкур с помощью гвоздя, с грустью вспоминая папу-скорняка.



В какой-то момент его стали сильно беспокоить крысы, завезенные на остров проезжими кораблями, однако робинзон приручил диких кошек и в их обществе коротал свои одинокие дни, так как никакого Пятницы у него не было. Долгожданный корабль приплыл только в феврале 1709 года. На судне Дьюк Селькирк вернулся в Великобританию, где немедленно стал добычей зарождавшейся прессы. Прочитав интервью Селькирка в газете The Englishman, Даниэль Дефо и задумал свой роман.



Впрочем, от нелюдимого и немногословного морехода быстро отстали, и до 1717 года он мирно жил в Лоуэр-Ларго, целыми днями просиживая на берегу, куря трубку и мечтая о чудесных краях, где он, кажется, все-таки был счастлив. Через восемь лет сухопутной жизни Селькирк не выдержал и снова сбежал в море. Там он 13 декабря 1721 года и нашел свою смерть. Согласно судовому журналу, Александр Селькирк умер от желтой лихорадки и был выброшен в море у западного берега Африки.

Герой: дАртаньян
Прототип: Шарль де Бац Кастельмор дАртаньян
Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканиями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на Воспоминания г-на дАртаньяна, напечатанные как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился.

Александр Дюма, Три мушкетера



Александр Дюма наврал самую малость: он всего лишь перенес действие своего романа на 15 лет назад. Не в 1625 году, а в 1640-м, когда правление Людовика ХIII уже подходило к концу, на окраине Парижа действительно появился пеший молодой человек с маленьким узелком пожитков и большими надеждами.

Позади оставалось детство в отцовском замке Кастельмор недавно отстроенном сельском доме в самой безнадежной гасконской глуши. В активе была аристократическая фамилия дАртаньян, которая досталась молодому человеку от матери (титул де Кастельмор был присвоен отцу Шарля совсем недавно, что могло вызвать презрение при дворе, так что юный карьерист постарался о нем поскорее забыть).

Сразу же после прибытия в столицу наш герой устроился кадетом французской гвардии и принялся блистать своим гасконским безрассудством. Тут Шарля заметил преемник Ришелье, кардинал Мазарини, который как раз примеривался к управлению страной вместо малолетнего Людовика ХIV. Мазарини искал амбициозных и смелых молодых людей без гроша за душой самое удачное сочетание для ассистента в придворных интригах. Шарль дАртаньян соответствовал этому требованию как нельзя лучше.

В 1644 году благодаря высокой протекции юноша был посвящен в мушкетеры (то есть в придворные телохранители) и в доверенные лица самого Мазарини. Дальше все было как в романе: придворный шпионаж, зарубежные поездки, галантные записки Каким-то образом хитрый гасконец успевал везде, причем ему доверяли и кардинал, и король.

В 1657 году 40-летний дАртаньян становится начальником мушкетеров и женится под такое дело на немолодой, но аппетитной вдове барона де Сен-Люси де Сен-Круа, неоспоримое достоинство которой составлял внушительный капитал. Еще через десять лет за долгую преданную службу дАртаньян получает собственную землю и звание графа. Впрочем, умереть в окружении детей и внуков у него так и не вышло.

В 56-летнем возрасте неугомонный гасконец решил тряхнуть стариной и присоединился к военной кампании Людовика ХIV против Голландии. 25 июня 1673 года граф дАртаньян был убит в битве при Маастрихте. Да, кстати, никаких мемуаров он после себя не оставил. Воспоминания г-на дАртаньяна, из которых Дюма черпал свое вдохновение, были составлены уже после смерти доблестного мушкетера его современником Гатьеном де Сандра.

Герой: барон Мюнхгаузен
Прототип: Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен
Обычно он начинал рассказывать после ужина, закурив свою огромную пенковую трубку с коротким мундштуком и поставив перед собой дымящийся стакан пунша Он жестикулировал все выразительнее, крутил на голове свой маленький щегольской паричок, лицо его все более оживлялось и краснело, и он, обычно очень правдивый человек, в эти минуты замечательно разыгрывал свои фантазии.



Из воспоминаний жителя Боденвердера



Самым правдивым из всех наших авторов, как и следовало ожидать, оказался летописец приключений барона Мюнхгаузена. Правда, он был не совсем бароном: отец нашего героя представлял черную ветвь древнего рода, лишенную титула. Так что в 15-летнем возрасте восьмой сын плодовитого папы был нещадно выкинут из родового гнезда в немецком городишке Боденвердер и приставлен пажом к герцогу Антону Ульриху.

Это была перспективная карьера: герцога прочили в женихи наследнице российского престола Анне Леопольдовне. В 1738 году молоденький паж прибыл в Петербург. Он пришелся кстати при дворе: в моде как раз было все немецкое. В компании чопорных немцев безумная охота на медведя, питье водки и валяние толстомясых напудренных фрейлин выглядели галантными чудачествами. Однако уже через год придворной жизни паж запросил пощады и перевелся на обычную военную службу в кирасирский полк в Риге.

Как выяснилось, поступок был дальновидный. Вскоре после отъезда Мюнхгаузена из Петербурга на российский престол вломилась дочь Петра I Елизавета. Антон Ульрих вместе с женой Анной были безжалостно отправлены в тюрьму. А их бывший паж до 32 лет благополучно прослужил на своей окраине, женился на прибалтийской немке Якобине фон Дунтен и удалился вести семейную жизнь в родной замок, который как раз отошел ему после смерти отца.


В уютной немецкой глуши бурная юность Мюнхгаузена заиграла новыми красками. Самое избранное общество считало за честь нанести визит бывшему придворному вельможе. Тот не ударил в грязь лицом и выстроил в своем поместье новомодный грот для приемов, оформленный охотничьими трофеями. Тут радушный хозяин поил своих гостей шнапсом и на бис рассказывал удивительные истории о своих похождениях в дикой России.

В конце концов общительный помещик сделался местной достопримечательностью, так что пить его вино и слушать его рассказы приезжали совсем уж незнакомые люди. Один из таких шустрых негодяев, некий Распе, опубликовал в Лондоне книжку невероятных приключений барона Мюнхгаузена, причем присовокупил туда все враки, когда-либо слышанные в немецких пивных.



Книжка разошлась огромным тиражом, и в Боденвердер повалила толпа желавших познакомиться с бароном-вралем. Мюнхгаузен был в ярости. Он перестал принимать кого-либо, кроме ближайших друзей. Именно они и втравили графа в новый скандал. В 70 лет Мюнхгаузен овдовел и вскоре без памяти влюбился в 20-летнюю дочку своего старого приятеля отставного майора фон Бруна.

Прелестница Бернардина с мушками в глубоком декольте как-то на удивление быстро и весело приняла руку и поместье Мюнхгаузена, а через полгода, так и не допустив супруга к исполнению законных обязанностей, родила ребенка от городского писаря. Вконец опозоренный старик выгнал всех из дома и, вздрагивая от любого шороха в дымоходе (уж не лезет ли за автографом очередной любитель невероятных приключений?), умер на руках у служанки в феврале 1797 года.

Герой: профессор Преображенский
Прототип: Шарль Эдуард Броун-Секар

8 апреля мне исполнилось 72 года. Мое общее состояние, которое ранее было превосходным, в течение последних 1012 лет изменилось: с годами оно постепенно, но весьма значительно ухудшилось. На второй и особенно на третий день после начала впрыскиваний все изменилось, и ко мне возвратились, по крайней мере, все те силы, какими я обладал много лет ранее. Научная работа в лаборатории в настоящее время очень мало утомляет меня. К большому удивлению ассистентки, я могу часами работать стоя, не чувствуя потребности сесть.



Из доклада профессора Броуна-Секара



Очереди престарелых красавиц, требовавших немедленной операции, обезумевшая пресса под окнами лаборатории и даже опыт над собакой, который потряс мировое сообщество, все это действительно было в жизни французского физиолога Броуна-Секара. Правда, собака присутствовала в биографии профессора не целиком, а частично.

В 1858 году этот ученый стал первым физиологом, который сумел восстановить признаки жизни в изолированной от туловища собачьей голове путем прокачки через нее артериальной крови. Инфернальный опыт сделал профессора мировым светилом и членом Французской академии наук. Так что, когда в 1889 году светило объявило о новом сенсационном открытии, мир был готов. 71-летний ученый опубликовал доклад об эликсире молодости, который ему удалось приготовить в своей лаборатории из семенников многострадальных собак и кроликов.



Регулярные инъекции эликсира, по уверению исследователя, превратили его из беспомощного старика в человека полного сил и дальнейших планов. Для демонстрации удивительного эффекта маститый профессор с живостью взбегал по лестнице. Единственный минус состоял в том, что без повторных впрыскиваний действие снадобья очень быстро сходило на нет, состояние пациента становилось даже хуже, чем до начала лечения. Ученый рассчитывал закрепить омоложение с помощью операции по пересадке семенников.



Париж бурлил. В аптеках уже начали выстраиваться очереди за эликсиром Броуна-Секара, особенно продвинутые старушки пытались записаться к профессору на операцию, которая пока существовала только в теории. Однако, поставив серию независимых опытов, омоложенный профессор вынужден был признать, что удивительный эффект достигался главным образом за счет плацебо, то есть самовнушения.

В возрасте 77 лет, вскоре после смерти своей третьей жены, он умер. Тем не менее скандальная история с семенниками не только дала пищу фантазиям Михаила Булгакова (он хорошо знал этот эпизод, поскольку сам был врачом), но и положила начало современной эндокринологии.


Герой: дон Корлеоне
Прототип: Джозеф Бонанно

Новые боссы слишком жадны для того, чтобы соблюдать наш кодекс поведения. Они позволяют несицилийцам становиться полноправными членами семьи, они не уважают старших. Медленно, но неуклонно наши традиции превратились в ничто, идеалы, которым мы отдали жизнь, безнадежно извращены.



Из автобиографии Джозефа Бонанно


В 1925 году на маленькой кубинской лодчонке в Америку нелегально прибыл ее будущий хозяин молодой Джозеф Бонанно. Перспективы его были ясны как сицилийское солнце, которое Джо оставил на родине. Путь нашего героя лежал в Нью-Йорк, где его земляки в тот момент организовали разветвленную преступную группировку, контролировавшую нелегальную продажу алкоголя, игорный бизнес и проституцию.

Через несколько лет напряженного труда в лоне семьи Джо стал известен всей мафии как человек не по годам осторожный, мудрый и харизматичный. У мафии были основания так думать: бойкий юноша стравил двух боссов крупнейших мафиозных кланов (своего собственного и конкурировавшего), да так, что горячие сицилийцы друг друга перестреляли. В 26 лет Бонанно стал главой клана Кастелламарезе, бизнес которого под его руководством превратился в крупнейший в Америке.

К 1945 году Джо сделался мультимиллионером, а также самым старым и влиятельным мафиозным боссом как правило, люди его профессии до такого возраста просто не доживали (по крайней мере, на свободе). Он имел дочь и двух сыновей, старшего из которых уже прочил себе в преемники. Однако в семье не готовы были принять эту идиллию. Юные члены клана считали, что старый дон Банан совершенно зря отказывается от торговли наркотиками и к тому же уделяет слишком много времени своим легальным канадским фабрикам (их Бонанно прикупил для отмывания мафиозных доходов).

Клан постиг раскол, который острые на язык журналисты немедленно окрестили унизительным десертным термином банана сплит. Кстати, одним из этих остроумцев был мафиозный хроникер Марио Пьюзо, будущий автор книги Крестный отец. Длительная и кровавая война со своими довела босса до сердечного приступа.

В 1964 году дон Бонанно решил отойти от дел и уехать куда-нибудь в глушь растить капусту. В глуши его пыталось настичь ФБР, однако формальных обвинений предъявить не смогло. В 1990 году Бонанно с помпой отпраздновал 90-летие (съехалось около 300 гостей, включая второстепенных актеров из Крестного отца). Еще через семь лет он тихо отошел в мир иной в окружении внуков и правнуков.
Источник Подробнее..
Категории: Литература

Что читать в ноябре 7 новых книг о науке и технологиях (7 фото)

02.11.2022 15:41:41 | Автор: admin
Советский интернет, всепоглощающая онлайн-слежка и мрачная изнанка великих открытий по просьбе Правил жизни критик Игорь Кириенков рассказывает о самых интересных книгах последнего времени, которые посвящены науке и технологиям.



Катя Колпинец, Формула грез
М.: Individuum, 2022



Любой, кто слишком долго сидел в соцсетях, наверняка замечал, что в какой-то момент медиум как бы несет его сам. Видя, какие высказывания пользуются успехом, мы осознанно, но чаще всего невольно воспроизводим ходкие конструкции в надежде достичь такого же эффекта: собрать побольше лайков на резонерском посте или написанном по модному шаблону твите, получить огонечки на сторис с беспроигрышной подписью. Исследовательница соцсетей и культуры селебрити Катя Колпинец фокусирует внимание на инстаграме (принадлежит компании Meta, признанной экстремистской в РФ. Прим.ред.) безусловно, самой влиятельной платформе десятилетия, породившей множество образцов для репрезентации эмоций и досуга. Социологические обобщения автора могут показаться плоскими, но методичность, с которой Колпинец разбирает, как инстаграм влияет на разные аспекты нашей жизни, не может не подкупать. В конце концов, на всех сразу не подпишешься: одни читатели могут ничего не знать про подпольную пластическую хирургию, другие о каноне туристической фотографии, а кого-то, вероятно, впечатлит концепция аффективного труда.

Алексей Конаков Убывающий мир: история "невероятного" в позднем СССР
М.: Музей современного искусства Гараж, 2022




Новая книга культуролога Алексея Конакова начинается с провокационного тезиса. Интерес позднесоветского человека к паранормальным явлениям сигналам с других планет, снежному человеку, парапсихологии отнюдь не механическое заполнение дыры, возникшей на месте дискредитированного большевиками христианства и постепенного разочарования в коммунизме. Религия со своими чудесами и святыми у отечественных хиппи все же была. Это наука, благодаря которой, среди прочего, удалось первыми отправить человека в космос. Таким образом, все маргинальные практики, которые у сегодняшнего обывателя вызывают усмешку, были попытками добыть заветное знание, а негодность средств и безнадежность поисков (йети или пришельцев) еще не казалась такой очевидной. Конаков рисует богатую картину паранаучных исследований в СССР 19501980-х, и трудно удержаться от того, чтобы не начать фантазировать об Очень советских делах. Что, если бы экспедиция на Памир, спонсированная АН СССР, все-таки нашла там местного бигфута, а физиологу Леониду Васильеву удалось-таки провести успешный телепатический опыт в 1930-е?

Бенхамин Лабатут, Когда мы перестали понимать мир
М.: Ад Маргинем Пресс, 2022. Перевод Полины Казанковой



Трудно с ходу определить, что такое Когда мы перестали понимать мир. Нон-фикшен о великих ученых XX века? Роман о темной стороне науки? Экспериментальный сборник квазидокументальных рассказов с автобиографическим эпилогом? В своей третьей книге чилийский писатель Бенхамин Лабатут продолжает эксперименты В. Г. Зебальда (Кольца Сатурна) и Флорана Иллиеса (1913. Лето целого века) с документальным материалом, все более дерзко смешивая подлинное и вымышленное. В центре первой новеллы самой лихорадочной по темпу и мрачной по тону химик Фриц Габор: он разрабатывал смертоносные отравляющие вещества, убившие множество людей в Первую мировую, и получил Нобелевскую премию за изобретение, которое спасло миллионы от голода. Возможно, лучший блок посвящен визионеру Александру Гротендику и его ученику Синъити Мотидзуки, одержимым поисками сердца сердца математики. Ну а самая длинная и, пожалуй, наиболее конвенциональная часть рассказывает о противостоянии Эрвина Шредингера и Вернера Гейзенберга, по-разному решавших проблемы квантовой физики. Короткая, жесткая, жуткая книга о том, как связаны наука, война, безумие и смерть, западные критики остроумно называют прозу Лабатута антиутопией, действие которой разворачивается не в будущем, а в настоящем.

Наталья Конрадова, Археология русского интернета. Телепатия, телемосты и другие техноутопии холодной войны
М.: Corpus, 2022



Разочарование в интернете как в безопасной, свободной от влияния государства и корпораций среде относится к главным сюжетам нон-фикшена последних лет. В одной из наиболее ярких работ в этом жанре, Интернет как оружие, журналист Яша Левин называет сеть разработкой американской разведки, полагая, что спецслужбы до сих остаются основными выгодоприобретателями глобальных коммуникаций. Но что, если интернет мог быть другим? Исследователь медиа Наталья Конрадова пробует восстановить альтернативную версию сети, над которой бился ключевой геополитический противник США СССР. Неудача этого проекта (во многом по вине партийного руководства, не разглядевшего потенциала в цифровой системе управления) еще одно возможное объяснение коллапса Советского Союза. Впрочем, возможно, именно благодаря провалу красный интернет остается той самой романтической мечтой о сети, основанной на других, порой весьма экзотических (одно время советские ученые верили, что мир удастся связать благодаря телепатии) принципах.

Сьюзан Линди, Разум в тумане войны: Наука и технологии на полях сражений
М.: Альпина нон-фикшн, 2022. Перевод Натальи Колпаковой



Насколько этичен был Манхэттенский проект, который позволил добиться уникальных результатов и привел к созданию ядерной бомбы, унесшей сотни тысяч жизней? Как быть с тем, что вершина человеческого разума это не только смартфоны и космические корабли, но и смертоносные дроны, танки и стрелковое оружие? В своей книге историк и социолог науки Сьюзан Линди реконструирует отношения государства и ученых (уделяя больше всего внимания США XX века), не пытаясь разделить физиков, химиков, инженеров и врачей на подлецов и святых. Скорее, ее задача объяснить, какие социополитические факторы привели к тому, что главными спонсорами фундаментальной науки в крупнейших мировых державах стали министерства обороны, и как такое положение дел влияет на всех участников этого многостороннего процесса. Разум в тумане войны можно порекомендовать тем, кто считает недели до выхода фильма Кристофера Нолана про отца американской ядерной бомбы Роберта Оппенгеймера гения, который изобрел самое разрушительное оружие в истории и стал пацифистом, увидев результаты своего труда.

Джон Хиггс Всё страньше и страньше. Как теория относительности, рок-н-ролл и научная фантастика определили XX век
М.: Individuum, 2022. Перевод Николая Мезина



Амбициозный, революционный, невероятно кровавый эти определения ХХ века давно стали общим местом. Британский журналист Джон Хиггс, который специализируется на контркультуре (он писал книги о Тимоти Лири, Роберте Антоне Уилсоне и группе The KLF), выдвигает новое: странный. Ключевую роль в радикальном сдвиге наших представлений о месте человека в мире сыграли научные и технологические открытия: разработка теории относительности и квантовой физики, принцип неопределенности, полет в космос, изобретение интернета. Было бы преувеличением сказать, что Хиггс предлагает какую-то необычайно свежую перспективу на эти сюжеты. Скажем, едва ли найдутся читатели, которые не знали, что вдохновитель космической программы США Вернер фон Браун служил в СС и его творческая биография была отформатирована после того, как он сдался американцам. Или что легендарный ракетостроитель Джек Парсонс одновременно был одним из самых влиятельных оккультистов своего времени. Впрочем, при всей своей панорамности (а значит, неизбежной поверхностности) Все страньше и страньше дает цельный взгляд на век парадоксов, источниками которых были как раз ученые: физик Альберт Эйнштейн, математик Эдвард Лоренц, инженер Сергей Королев.



Шошанна Зубофф, Эпоха надзорного капитализма. Битва за человеческое будущее на новых рубежах власти

М.: Издательство Института Гайдара, 2022. Перевод Андрея Васильева


В начале 2010-х подозревать IT-гигантов в недобросовестном использовании персональных данных было уделом техноскептиков вроде Евгения Морозова (Интернет как иллюзия): пользователи наслаждались удобными приложениями, где можно безостановочно спорить и делиться фотографиями из жизни. Десять лет спустя пресловутое я обсудил этот товар с друзьями, и вот мне показывают в ленте его рекламу стало темой обычных городских разговоров. Не нужно быть конспирологом, чтобы осознавать: накопленный в интернете массив данных о наших культурных и политических предпочтениях уникальный ресурс, за который идет яростная закулисная война. Книга Шошанны Зубофф хороша не тем, что открывает глаза на проблему онлайн-слежки, хотя собранного ею материала хватило бы для многолетнего судебного разбирательства. Эпоха надзорного капитализма странным образом утешает. В конфликтах между обывателями и Google и Amazon суды обычно встают на сторону последних, но Зубофф находит и вполне оптимистичные юридические кейсы, когда обществу удалось отстоять свои права в столкновении с корпорациями.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

14 книг, которые мы читали в октябре (13 фото)

01.11.2022 15:41:14 | Автор: admin
Почему советский человек помешался на экстрасенсах, как празднуют Новый год (да, скоро Новый год) разные народы России, почему женщины носят то, что носят и другие вопросы, на которые отвечают книги октября.


Софи Вудворд, Почему женщины носят то, что они носят




Социология моды кажется, одна из самых интересных направлений исследования. Можно следить или не следить за показами мод и трендами в журналах, но понять, почему люди носят то или не носят это, почему увлекаются тем, или не увлекаются этим очень интересно. Книга Вудфорд результат полевых исследований, благодаря которым она не только описала ежедневные практики женщин, но и попыталась найти их истоки в проблемах гендера, класса, в связи с идентичностью.

Роберто Боланьо, 2666


Боланьо поэт, политик, маргинал, ставший одним из главных испаноязычных авторов двадцатого века. Его биография заслуживает отдельного разговора, а пока нельзя не порадоваться выходу его главной книги на русском языке. 2666, с одной стороны, роман для интеллектуалов, которые с радостью будут искать ответы на авторские загадки, с другой для фанатов очень больших романов, надолго погружающихся в книгу как в отдельный мир (типа Бесконечной шутки Уоллеса, Тоннеля Гэддиса, Иерусалима Мура). В маленьком городе Санта-Тереза вдруг одновременно оказывается несколько не знакомых друг с другом людей каждый по своему делу. Их судьбы переплетутся друг с другом, а у нас захватит дух от литературы, философии, истории, деталей местной жизни и ее тупиков.

Микита Франко, Окна во двор



В 2020 вышел бестселлер Дни нашей жизни роман о взрослении мальчика в семье с двумя папами в постсоветском контексте. Эта книга удивительным образом показала многим, что любящие родители это любящие родители, а проблемы ребенка это проблемы ребенка. Теперь Франко написал книгу-приквел о родителях пусть мы уже знаем как они познакомились из первой книги, но теперь можем больше узнать о том, как они сформировались как личности, как они строили отношения, притирались и находили общее.

Колм Тойбин, Волшебник


Всегда интересно прочесть, что один писатель думает о другом, но если писатель не ограничивается эссе, а пишет роман значит ему нужно в чем-то основательно разобраться, а заодно посмотреться в зеркало. Автор Бруклина изучает фигуру одного из главных писателей 20-го века Томаса Манна. Волшебник охватывает огромный период его жизни приход к славе, жизнь в Германии (в самые разные периоды), жизнь в эмиграции, сложные семейные отношения и жизнь в шкафу. Так, кажется Тойбину все-таки получилось поймать вечно ускользающую фигуру автора Будденброков и Волшебной горы и сказать что-то важное о нем.



Деймон Гэлгут, Обещание


Вообще, о политике апартеида установленной государством в ЮАР жесткой расовой сегрегации в России и сейчас знают немногие, еще меньше задумываются, каково было жить в то время, как люди умудрялись оставаться людьми, когда одна часть людей официально признавалась людьми второго сорта, и как преодолевались последствия апартеида? Пару лет назад вышел роман Бьянки Мараис Пой, даже если не знаешь слов, теперь Обещание, да еще и с мощной поддержкой в виде Букеровской премии в 2021 году. Сюжет начинается в разгар этой страшной эпохи, когда глава богатой семьи обещает завещать служанке дом, в котором она живет. Что станет с этим обещанием после его смерти? Выполнят ли его волю потомки?

Нора Круг, Родина. Немецкий семейный альбом


Ни для кого не секрет, что в Германии после войны события гитлеровской эпохи были окружены молчанием. Нора Круг долго росла с убежденностью, что ее семья непричастна ужасам того времени, однако потом поняла, что ей чего-то не договаривают. Но в какой-то момент, уже в зрелости, она решает разобраться с этим открытия ее удивят и расстроят. В этой книжке на грани комикса, романа, коллажа, эссе, расследования и фотоальбома мы видим итог авторских размышлений о том, что она узнала итог печальный, но жизнеутверждающий.

Ханс Якоб Кристоффель фон Гриммельсхаузен, Симплициссимус


Симплициссимус одно из главных произведений германской литературы, отсылки к которому можно найти вплоть до нашего времени. Это издание адаптация, сокращенная версия классического перевода Александра Морозова, сделанная с любовью к полному комментированному изданию. Так, это произведение семнадцатого века о жизни простого человека на фоне Тридцатилетней войны, навсегда актуальное, сейчас можно прочесть иначе сосредоточиться на сюжете, героях и основных идеях Гриммельсхаузена.

Алексей Конаков, Убывающий мир: история "невероятного" в позднем СССР



Надо сразу сказать это сложная книжка, в которой много теории, но если этого не испугаться, будет безумно интересно. После Земли, одержимой демонами Моники Блэк, очень хотелось прочитать книгу о том, почему в позднем советском союзе и в девяностые все вдруг поверили в экстрасенсов и заряжали воду у экранов (и почему это увлечение сохраняется и сейчас). Конаков отметает вдруг и показывает, что истоки этого можно проследить аж с послевоенного времени и показывает, как рождался, развивался и к чему пришел интерес к невероятному в СССР. Один из самых интересных моментов роль в этом процессе научно-технической интеллигенции, сотрудников советских НИИ.

Наталья Петрова, Надежда Рычкова, Страшный, таинственный, разный Новый год. От Чукотки до Карелии: старинные легенды, магические обряды, праздничные обычаи народов России


Грядет Новый год, праздник, который мы знаем в основном в советской традиции: оливье, Ирония судьбы. Однако, многие народы России празднуют Новый год совсем иначе, более того в непривычные для нас даты. В этой книге две профессиональные фольклористки обобщают собственный опыт полевых исследований и знания других исследователей, чтобы рассказать нам как смена одного года другим происходит у чукчей и эвенков, сибирских поляков и калининградских литовцев, вепсов и якутов. Замечательная книга для того, чтобы обнаружить в себе новогоднее настроение, и очень любопытный гуманитарный научпоп.

Рената Литвинова, О счастье и о зле


Литвинову знают преимущественно как диву, меньше как режиссера, сценаристку и писательницу, а ведь именно благодаря письму, чувствительности к движениям слов Литвинова вошла в мир интеллектуального кино. В этой книге собраны ее работы, ставшие основой для фильмов Страна глухих, Богиня: как я полюбила, Последняя сказка Риты и других. Возможно, эта книга поможет разглядеть в Литвиновой сложного, интересного и яркого автора.

Михаил Захаров, Дорамароман


То, что этот текст о хрупкости и текучести идентичности говорит уже название, состоящее из корейского жанра дорама и старого европейского роман (в предисловии исследователь литературы Денис Ларионов это особо подчеркивает). Этничность, сексуальность, класс, фотография, кино, современная Россия здесь все как будто перетекает друг в друга, где-то начинаясь, но нигде не заканчиваясь. Можно было бы сказать, что подобно Вуонгу это текст о вечной потерянности, но нет скорее о непрекращающемся поиске и о том, в каких необычных вещах мы иногда находим опору.

Джеймс Хогг, Тайная исповедь и мемуары оправданного грешника


Это роман начала 19-го века, переоткрытый в 1940-х, впервые публикуется на русском языке. Шотландец Хогг рассказывает о молодом человеке, живущем в сложной социально-политической обстановке тех дней: да, это Шотландия, но она живет лицемерно под гнетом Англии, да, люди позволяют себе роскошь и праздник, но в это время совсем рядом живут люди, которым никто и не вздумает помочь. Словно перенимая эту двоякость, он впадает в религиозную одержимость и начинает делать недоброе. Так, у Хогга выходит умное, нестандартное произведение о природе зла и морали, совмещающее в себе черты сатиры, готического романа, памфлета.

Мирей Гане, Американский беляк



Современный человек не важно занимается он индустриальным, офисным или прекарным трудом, часто чувствует себя зайцем, загнанным в угол. Этика капитализма поощряет работу на износ все ради прибыли и производительности труда (даже если обыгрывает это тонко). Однако, заяц, загнанный в угол, храбрее льва и роман-притча Американский беляк об этом: иногда храбрость нужна для того, чтобы выйти из колеса, вернуться к человечности, или лучше шире к спокойному природному состоянию, говорит нам Гане. Так, наша героиня Диана во время очередного марафона чувствует, что буквально начинает превращаться в зайца, а мы следим за ее историей и выбором чтобы сделать или не делать свой.

Алена Морнштайнова, Гана

В 1954 году маленькая девочка, десятилетняя Мира, остается сиротой: ей предстоит жить с теткой, пережившей Холокост. Так, две души девочка и женщина, которая тоже когда-то была девочкой, оказываются объединены настоящим. Правда, потом оказывается, что и прошлым тоже страшным, тягостным, неприятным. Мы узнаем, что именно хранится в их семейном шкафу, прочтем про боль, радость, страх, потерю и принятие и уже только тогда поймем есть ли у этих двух будущее. Прекрасный пример современной чешской литературы, похожий на Зима, когда я вырос Петера Гестела.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Расстрелянный поэт-офицер факты о непростой жизни Николая Гумилева

31.10.2022 19:50:15 | Автор: admin
Российские литераторы почти всегда отличаются сложной судьбой, неординарными решениями и большим талантом. Среди решений Гумилева были поездки в Африку, добровольное участие в Первой мировой и многое другое. Но самое страшное было впереди.



А вам больше нравится акмеизм или символизм? Делитесь любимыми стихотворениями в комментариях!

Николай Гумилев, один из самых выдающихся русских поэтов Серебряного века, родился 15 апреля 1886 года: был женат на Анне Ахматовой, вел авантюрную жизнь, которая из Африки, через Первую мировую, привела его на эшафот из-за подозрений в антисоветской деятельности. Вот лишь несколько удивительных фактов биографии поэта-унтер-офицера.


Биография Николая Гумилева
1. Путешествия в Африку
Гумилев родился в Кронштадте, под Петербургом. Жизнь на побережье наполняла его страстью к путешествиям с раннего возраста, и потому, сначала, он путешествовал по Европе, прежде чем совершить несколько экспедиций в Африку, где он посетил Египет, Сомали, Эфиопию и Джибути. Такие путешествия поражают и сейчас, поскольку угроза со стороны диких животных и агрессивных племен тогда усугублялась еще и острой и постоянной нехваткой еды и воды.





Зато в 1913 году экспедиция под руководством Гумилева привезла в царскую столицу, Санкт-Петербург, большую коллекцию произведений искусства и предметов, которая обогатила Музей антропологии и этнографии (Кунсткамеру). Конечно Африка вдохновила Гумилева на написание нескольких стихотворений, вероятно, самое популярное Жираф.



Н.Гумилев в Париже 1906 года. Автор фотографии - другой поэт, Максимилиан Волошин

2. Основатель акмеизма
В начале XX века в России возникло несколько литературных течений, разной силы и разного таланта, а в 1912 году Гумилев провозгласил свое движение акмеизм, который, отчасти, был реакцией на абстрактные элементы символизма. Акмеизм был сосредоточен на поэзии прямого выражения через вещные (вещественные) образы и точность слова. К движению присоединились крупные поэты Серебряного века, включая Анну Ахматову, Осипа Мандельштама и Сергея Городецкого.

3. Муж Анны Ахматовой
Известно, что Гумилев был, без сомнения, ловеласом. У него была пестрая любовная жизнь, которая включала в себя дуэль, несколько попыток самоубийства, троих детей и два брака. Его первой женой стала небезызвестная русская поэтесса Анна Ахматова, с которой он познакомился в 1907 году. У них были страстные романтическая и литературная жизни, они посвятили друг другу многочисленные стихи: брак продлился восемь бурных лет (с 1910 года). Пара уже распалась к тому времени, когда Гумилева объявили врагом народа, но Ахматова не осудила его и помогла сохранить его поэтическое наследие. Их сын, Лев Гумилев, добился многопрофильного успеха как ученый, этнограф, историк и писатель, которого, конечно, не обошла стороной карательная машина Советского Союза.


Гумилев в 1906 году


4. Герой Первой мировой

Когда грянула Первая мировая в 1914 году, Гумилев сразу пошел добровольцем. Он проявил себя храбрым воином не без поэтического стремления к славе: прошел обучение в Гвардейском запасном кавалерийском полку, участвовал в боях у Восточной Пруссии (районы Кенигсберга/Калининграда) и в боях за Петроков (Царство Польское). Поэт получил Георгиевский крест и дослужился до звания унтер-офицера. Отмечается, что, хотя многие литераторы эпохи сочиняли стихи на патриотическую или военную тему, только двое оказались на поле боя: Гумилев и Бенедикт Лившиц.

5. Расстрел

Гумилев был против большевистской революции, но отказался эмигрировать. Он не скрывал своих взглядов, открыто крестился перед церквями и заявлял о своих симпатиях к царизму. Будучи влиятельным литератором, он вскоре попал в поле зрения коммунистических властей и был арестован 3 августа 1921 года по подозрению в причастности к антисоветскому заговору.



Фото из следственного дела 1921 года


Поэта казнили в возрасте 35 лет. До сих пор неизвестно, когда и где это произошло (предполагаемая дата 26 августа 1921 года), где был похоронен Николай Гумилев. Исследователи также расходятся в мнениях, участвовал ли Гумилев в заговоре, или же дело против него было полностью сфабриковано.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

10 новых книг, которые стоит прочитать этой осенью

31.10.2022 15:46:50 | Автор: admin
Встречайте эмоционально-поддерживающий бестселлер, гендерные исследования и любопытное размышление японской писательницы о хрупкости этого мира.



1. Катя Колпинец, Формула грёз


Сколько раз вы сравнивали себя с идеальными блогерами и это портило вам настроение и понижало самооценку? Исследовательница медиа и культуры Катя Колпинец рассказывает, как работают эти проекции, почему социальные сети всегда превращаются в иерархические пирамиды и что делать, если для вас важны социальные капиталы и признание в виде лайков и количества фолловеров. В качестве бонуса автор разбирает инфоцыганство, феномен путешественников и инстазвёзд (деятельность Meta Platforms Inc. и принадлежащих ей социальных сетей Facebook и Instagram запрещена на территории РФ), жертвующих личной жизнью во имя сомнительной популярности.


2. Рэйчел Свейби, 52 упрямые женщины. Учёные, которые изменили мир



Книга независимой журналистки Рэйчел Свейби посвящена женщинам, имена которых незаслуженно забыты. Известные исследовательницы, испытательницы и первооткрывательницы долгое время были вытеснены на периферию общественного внимания. А ведь именно их работы в области химии, биологии, медицины и археологии позволили сделать мир более понятным и безопасным. Рэйчел Свейби решила исправить ошибку и рассказать об этих учёных, чей вклад в науку бесценен.


3. Рёко Секигути, Нагори. Тоска по уходящему сезону



Японская писательница Рёко Секигути живёт во Франции и пишет о нагори. Это слово происходит от японского наминокори буквально след волн, отпечаток, оставленный на берегу отхлынувшими водами. Её эссе Тоска по уходящему сезону это размышление о вечности и хрупкости человеческой жизни, о потерях и разочарованиях, о том, что остаётся в памяти. Её нагори близко к португальскому saudade ностальгии по утраченному и тоске по неосуществимому. Кажется, эта поэтичная и нежная книга, которую нынешней осенью выпустило издательство Ad Marginem, может утешить в непростое и смутное время.


4. Люси Эдлингтон, Портнихи Освенцима. Правдивая история женщин, которые шили, чтобы выжить



Ещё одна важная книга о женщинах, чемто напоминающая труд Кейт Мур и её Радиевых девушек. Автор книги Люси Эдлингтон встретилась с 98летней миссис Когут последней оставшейся в живых портнихой модного ателье в Освенциме. Вместе они воспроизвели тот ужасный период, когда Германия погрязла в крови: у власти были нацисты, людей казнили, травили в газовых камерах и морили голодом.


Ателье в Освенциме? Какойто абсурд, скажете вы. Но оно действительно было его открыла Хедвига Хёсс, жена коменданта лагеря. Вокруг гибли люди, а тех, кто был у власти, попрежнему беспокоил их внешний вид, модные наряды и соответствие статусу. Так, например, свадебное платье Евы Браун доставляли через горящий Берлин чуть ли не по трупам.

В модном ателье в Освенциме почти все швеи были еврейками, а чуть позже к ним присоединились нееврейки коммунистки из оккупированной Франции. И работа за швейной машинкой это единственное, что могло спасти их от гибели. Они шили, кроили, конструировали, а ещё тайно составляли планы сопротивления. В этой страшной книге Эдлингтон их подлинная история, основанная на документах и воспоминаниях.


5. Роланд Паульсен, А вдруг? Тревога: как она управляет нами, а мы ею



Шведский социолог Роланд Паульсен написал очень актуальную эмоциональноподдерживающую книгу о том, как формируется тревога и что делать с этим чувством. Кроме того, Паульсен рассказывает, что такое тревожность и чем она отличается от страха, как размывается социальный фундамент настоящего и как формируется будущее, какие есть самые популярные тревоги в мире и почему многое из того, что раньше считалось нормальным, сегодня объявлено заболеванием.


6. Дмитрий Воденников, Бессмертная стрекоза



Новая книга эссеистики известного современного поэта Дмитрия Воденникова. Его тексты могут быть обо всём от личных воспоминаний до размышлений о Надежде Мандельштам, Марине Цветаевой или Арсении Тарковском. Воденников с любопытством и нежностью всматривается в окружающий мир, он живёт каждый день как новую жизнь. Его память фотографически точна, местами милосердна и поэтична: Человек человеку не волк, а строчка.

Если вам нравятся стихи Дмитрия Борисовича, то обязательно дайте шанс и его сборнику эссе.


7. Джон Сибрук, Машина песен



Переиздание легендарной книги Машина песен американского писателя и журналиста Джона Сибрука. Издательство Ad Marginem и Институт музыкальных инициатив выпустили текст в новой редакции. В своей книге Сибрук исследует фабрику хитов и то, как песни становятся популярными. Выясняется, что за самыми известными треками таких попзвёзд, как Кэти Перри, Тейлор Свифт, Рианна и Бейонсе, стоят одни и те же продюсеры, разгадавшие секрет успеха.


8. Карл Циммер, Планета вирусов



Многие за время пандемии превратились в вирусологов и стали тщательнее следить за здоровьем. Популярный научный журналист Карл Циммер обратился к благодатной теме и исследовал разнообразные вирусы, управляющие нашим развитием. Кстати, Циммера вы можете знать по предыдущему бестселлеру Она смеётся, как мать о влиянии наследственности и ДНК на жизнь потомков.


9. Сьюзан Кейн, Тихая сила. Как достичь успеха, если не любишь быть в центре внимания



Бестселлер The New York Times рассказывает, как интроверты могут добиться феноменальных результатов без серьёзных эмоциональных затрат. Выпускница Принстона и Гарварда Сьюзан Кейн считает, что не обязательно быть душой компании и экстравертом, чтобы построить карьеру и завести нужные социальные связи. По мнению автора, именно интроверты обладают необычным мироощущением, особенным складом ума и тихой силой, которые могут пригодиться в работе и достижении личных целей.


10. Женщина модерна


Любопытный нонфикшен из серии Гендерные исследования. Это коллективная монография, посвящённая гендеру в русской культуре 18901930х годов. В начале XX века женщины наконецто стали появляться в истории мировой культуры и литературы как самостоятельные творческие единицы. Поэтому, например, в сборнике Женщина модерна есть тексты о маскулинности и феминности в художественной прозе, размышления о лирических героинях Тэффи и Мирры Лохвицкой, а также о конструировании женской субъектности в прозе и поэзии.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Последние комментарии

© 2006-2022, wellwebway.ru