Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Литература

Фэнтези и фантастика 5 нашумевших книг, от которых невозможно оторваться

17.01.2022 19:52:51 | Автор: admin
Параллельные миры, апокалипсис, пришельцы и искусственный интеллект... Каким будет будущее человечества? В этой подборке увлекательные книги в жанрах фэнтези и фантастики, которые захватывают с первой страницы.




Дневники Киллербота: Книга 5. Сетевой эффект, Марта Уэллс

Очередной роман в серии Дневники Киллербота, получивший в 2021 году сразу две престижных премии Локус и Небьюла, и ставший лучшей книгой по версии Amazon. Все дело в захватывающем сюжете, тонком юморе и некоторой мелодраматичности, обычно не свойственной подобным произведениям. Действие разворачивается в далеком корпоративном будущем, где миром правит Компания. Она дает исследователям разрешения на космические экспедиции, в которых участвует искусственный интеллект Киллербот. Робот осознает себя как человека, имеет чувства и эмоции. А еще он постоянно попадает в передряги, за которыми очень интересно следить.


Позже, Стивен Кинг





Выход каждой книги Стивена Кинга это литературное событие. Роман Позже рассказывает о маленьком мальчике Джейми, который живет в Нью-Йорке с мамой, работающей литературным агентом. У него есть необычный дар Джейми видит мертвецов, что ужасно его тяготит. Кинг подробно описывает переживания ребенка, мечтающего о нормальном детстве, Джейми общается с призраками и боится рассказать маме о своих способностях, пока тяжелая финансовая ситуация не заставляет его вступить с одним из умерших писателей в переговоры, чтобы выяснить, где хранится его рукопись. Только так мальчик может помочь матери издать новую книгу и заработать. Но безопасно ли это?


Блуждающая Земля, Лю Цысинь


Лю Цысинь один из самых известных китайских авторов, права на экранизацию произведений которого выкупил Netflix. Каждая книга Цысиня долгожданная, и сборник Блуждающая Земля не исключение. Это 10 повестей о далеком будущем Земли, которая вот-вот может погибнуть. Люди научились путешествовать между Галактиками, но по-прежнему остаются людьми со своим слабостями и ошибками. Общество продолжает бесконтрольно потреблять, а экологическая катастрофа скоро уничтожит все живое. Каждая история раскрывает судьбы героев, пытающихся что-то изменить в этом обреченном мире.





Семь дней до Мегиддо, Сергей Лукьяненко


Черновики этой книги Сергей Лукьяненко публиковал в сети, все больше подогревая интерес поклонников к новому роману. Мир на пороге конца света. На Землю прилетели пришельцы, которые нанесли несколько ударов и даже взорвали Луну. Теперь ее осколки стали чем-то вроде валюты. Главный герой Макс занимается тем, что ищет эти осколки, используя специальные очки. От привычной жизни почти ничего не осталось, и люди пока не знают, как существовать в новых условиях. Множество объемных персонажей, каждый из которых сыграет важную роль в развитии сюжета. Любовная линия и узнаваемый стиль Лукьяненко от романа будет сложно оторваться.





Мы Легион. Мы Боб, Деннис Тейлор


Инженер Боб Йоханссон, свято веривший в достижения науки, завещал свой мозг криокомпании в надежде проснуться в новом прекрасном мире и увидеть будущее человечества. И он действительно проснулся в будущем... только оно больше напоминает ад, чем рай. Компания давно обанкротилась, а замороженные люди, не имеющие тел, были проданы на аукционе и стали рабами-репликантами. Боб не собирается с этим мириться, поэтому ему придется через многое пройти, чтобы обрести свободу и отправиться в космос. Это новый роман из серии бестселлеров Вселенная Боба, которая очень популярна среди любителей классической научной фантастики.


Источник Подробнее..
Категории: Литература

Что посмотреть на выходных 5 лучших иностранных экранизаций русской классики

14.01.2022 15:52:20 | Автор: admin
Русская классика всегда вдохновляла не только отечественных, но и зарубежных режиссеров.




Анна Каренина, режиссер Джо Райт
Пожалуй, одна из самых необычных экранизаций культового романа Льва Толстого. Сценарий для фильма написал драматург и поклонник всего русского Том Стоппард. Он убрал из истории назидательность, оставив две основные любовные линии. А режиссер Джо Райт воспользовался экспериментальным подходом, чтобы передать суть истории. В фильме использовано множество театральных приемов, съемки проходили частично под Санкт-Петербургом, частично в театре, специально построенном в Шеппертоне. Главные роли исполнили Кира Найтли, Джуд Лоу и Аарон Тейлор-Джонсон, а в массовке в основном принимали участие русские.




Война и мир, режиссер Том Харпер



Это 11-я по счету экранизация Войны и мира стала самой масштабной постановкой за историю компании BBC. Съемки 6-серийного сериала проходили в нескольких странах, только над военной формой артистов работала команда из 180 человек, а 500 актеров массовки прошли специальную военную подготовку. В Великобритании фильм побил все рекорды по рейтингам, а продажи одноименного романа резко выросли. Кстати, сам режиссер до начала работы над проектом не читал литературного первоисточника. И получилось у него, надо сказать, весьма недурно, красиво и очень дорого.



Дуэль, режиссер Довер Кошашвили
Драматическая экранизация одной из самых объемных и сложных повестей Антона Павловича Чехова. Молодой аристократ Иван Лоевский живет в небольшом городке на побережье Черного моря. Он страдает пристрастием к азартным играм и алкоголю. Некоторое время назад он сошелся с Надей, которую увел у мужа, но теперь не испытывает к ней любви и постоянно думает о своем желании разойтись с женщиной. Однажды героиня изменяет Лоевскому, но сама не считает произошедшее преступлением. А вскоре герою приходится выйти на дуэль с лучшим другом...



Онегин, режиссер Марта Файнс
Вольная интерпретация знаменитого романа с Лив Тайлер и Ральфом Файнсом в главных ролях. Герои общаются прозой, а письма цитируются стихами. Частично съемки фильма проходили в Санкт-Петербурге, режиссером картины выступила сестра исполнителя главной роли Марта Файнс, а автором музыки стал его брат Магнус Файнс. Лента удостоена престижных кинонаград.




Братья Карамазовы, режиссер Петр Зеленка
Весьма необычная инсценировка романа Братья Карамазовы, в основу которой лег спектакль знаменитого чешского режиссера и сценариста Эвальда Шорма. Вместе с труппой пражского театра кинозритель попадает на старый металлургический завод, где проходит фестиваль альтернативного искусства. Актеры репетируют постановку по роману Достоевского, а за ними наблюдают многочисленные зеваки, в том числе один из рабочих, чей сын получил серьезную травму на заводе. В какой-то момент границы между артистами и зрителями начинают стираться, а события приобретают реальный драматизм.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

Что почитать на новогодних каникулах (13 фото)

05.01.2022 09:56:53 | Автор: admin
Подборка нескучных книг для уютного отдыха с пледом и какао.




1. Двенадцать стульев





Сатирический роман Ильи Ильфа и Евгения Петрова, в котором великий комбинатор Остап Бендер и предводитель дворянства в отставке Воробьянинов пускаются в очередную авантюру. Книга давно разлетелась на цитаты и не раз была экранизирована. Но это тот случай, когда пересматривать и перечитывать можно бесконечно. Не надоест! Напротив, при каждом прочтении будешь находить для себя что-то новое.


2. Автостопом по Галактике



Роман английского писателя Дугласа Адамса, дающий ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого. Понравится тем, кто любит фантастику и не лишён чувства юмора. Книга легка в прочтении, а сатира автора столь же проста, сколько и остроумна. В компании с Артуром Филипом Дентом, маниакально-депрессивным роботом Марвином и другими персонажами вы отправитесь в межгалактическое путешествие и поймёте, что в масштабе Вселенной наши насущные проблемы не так уж и глобальны.



3. Сто лет одиночества



Роман лауреата Нобелевской премии Габриэля Гарсиа Маркеса, раздвигающий границы реального до границ фантастического. Одно из самых читаемых и переводимых произведений на испанском языке. Красная нить повествования тема одиночества. Это чувство не просто порок семьи Буэндиа и сущность города Макондо. Одиночество знакомо каждому из нас. Книга захватывает с первых страниц и надолго оставляет послевкусие. Как жаль, что у неё нет продолжения



4. Понедельник начинается в субботу


В этой юмористической повести братья Стругацкие рассуждают о возможности талантливого человека сосредоточиться на научном творчестве и познании тайн Вселенной. Вместе с программистом Александром Приваловым вы в предновогоднюю ночь останетесь на дежурство в НИИЧАВО (Научно-исследовательском институте чародейства и волшебства) и познакомитесь со всеми приспособленцами, бюрократами и псевдоэкспертами, мастерски высмеиваемыми в книге.


5. Чайка Джонатан Ливингстон



Повесть-притча Ричарда Баха, проповедь о самосовершенствовании и самопожертвовании, манифест безграничной духовной свободы. В книге рассказывается о чайке, учившейся летать. По утверждениям автора, на написание этой повести его вдохновили полёты реального пилота Джона Ливингстона. Как и многие другие произведения Баха, Чайка многослойная повесть. Каждый читатель воспринимает лишь ту часть содержания, к пониманию которой готов.



6. Вечера на хуторе близ Диканьки




С возрастом по-другому воспринимаешь произведения из школьной программы. Начинаешь ценить гениальную сатиру Николая Гоголя и извлекать уроки из его сочинений. Ночь перед Рождеством повесть, входящая в двухтомник Вечера на хуторе близ Диканьки. Эту рождественскую сказку, как и всю книгу, можно читать вслух всей семьёй. История о смелом Вакуле, капризной Оксане, коварном Чёрте, Солохе, Голове и Дьяке будет одинаково интересна как детям, так и взрослым.


7. Цветы для Элджернона



Научно-фантастический рассказ и роман Дэниела Киза. Главный герой умственно отсталый Чарли Гордон, ставший в результате научного эксперимента одним из умнейших людей на планете. Это пронзительная история об экстремумах человеческой натуры жестокости и милосердии. Сначала был написан рассказ, за который автор получил премию Хьюго. В дальнейшем Киз дописал рассказ до полноценного романа (под тем же названием) и получил премию Небьюла.


8. Убить пересмешника


Удивительный по своей атмосфере роман Харпер Ли, помогающий детям взрослеть, а взрослым не забывать, что значит быть ребёнком. Действие происходит в маленьком городке на юге Америки. Глазами маленькой девочки читатель видит, каково быть честным адвокатом, а каково чернокожим юношей, обвиняемым в насилии над белой девушкой. Книга по-детски наивно поднимает вопросы толерантности и ханжества, которые должны были бы остаться там, в 1930-х, но актуальны по сей день.



9. Три товарища



Роман Эриха Марии Ремарка о настоящей дружбе и настоящей любви. Одно из немногих невоенных произведений автора. Три товарища Роберт Локамп, Отто Кестер и Готтфрид Ленц содержат небольшую автомастерскую. Они прошли через горнило Первой мировой войны, но не разучились верить друг другу и приходить на выручку. Поэтому, когда возлюбленная Роберта попадает в беду, ему есть на кого положиться.



10. Мастер и Маргарита



Классика русской литературы. Но при этом роман Михаила Булгакова не похож на всё, что было в ней ранее. С первых страниц погружаешься в мир мистики и иронии и не можешь оторваться до самого конца. Даже если вы уже читали Мастера и Маргариту, новогодние каникулы отличное время, чтобы вновь побывать в нехорошей квартире, отправиться на бал сатаны, постоять на балконе у Понтия Пилата, полетать с Маргаритой и убедиться, что рукописи не горят!



11. Над пропастью во ржи



Роман американского писателя Джерома Сэлинджера о молодости, бунте и жажде свободы. Семнадцатилетний Холден со свойственным юности максимализмом выражает своё неприятие лживой общественной морали. Произведение имело огромную популярность и оказало существенное влияние на культуру ХХ века. Издательство Modern Library включило его в список 100 лучших англоязычных романов прошлого столетия.



12. Просто вместе



Хороший и добрый роман французской писательницы Анны Гавальда о трёх совершенно разных людях, которые оказались соседями по квартире. Главным героям не повезло ни с семьями, ни с характерами. Но через личные взаимоотношения, ссоры и примирения, споры и согласие они вдруг обретают внутреннюю гармонию и начинают чувствовать вкус жизни. Книга была экранизирована в 2007 году. Если вы видели фильм, то обязательно сравните его с первоисточником.



13. Ежевичное вино


Это лёгкая сказка для взрослых, написанная Джоанн Харрис. Людям нужны сказки, причём взрослым даже больше, чем детям. Не удивляйтесь, когда поймёте, что повествование ведётся от имени вина. Ведь вино способно творить чудеса и открывать новые миры. Запутавшийся и, казалось бы, растерявший талант писатель по имени Джей вспоминает лучшие моменты своего детства и отправляется на поиски себя. Книгу приятно читать за чашкой ароматного согревающего глинтвейна.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

ТОП-10 лучших книг за 2021 год в жанре фантастика (10 фото)

29.12.2021 15:48:17 | Автор: admin
В настоящее время в мире существует огромное количество разнообразных литературных жанров, и фантастика величественно занимает вершину литературной пирамиды. По этим книгам снимают фильмы, сериалы, их читают взахлеб повсеместно как подростки, так и взрослые. Мы расскажем вам о новинках в мире научно-фантастической литературы, о лучших книгах и произведениях в жанре фэнтези и фантастики, которые заняли свое место на прилавках в 2021 году.





"Золотая империя"

Автор: Чакраборти Шеннон А.
Переводчик: Шульга Е.
Год выхода: 2021


Золотая империя последняя книга в жанре фантастики в трилогии Дэвабада, вышедшая в 2021 году. И разумеется, прочтение лучше начинать с Латунного города и Медного королевства, и только тогда вы с сожалением будете перелистывать страницы заключительной книги, чтобы узнать развязку истории, мечтая, чтобы книга никогда не заканчивалась.

Дэвабад пал. К власти приходит тиран, который не может сдержать собственных демонов. Нари и Али вынуждены скрываться в Египте среди обычных людей, но они обязательно вернутся и спасут своих близких, несмотря на то, что им придется сражаться с теми, кого они когда-то любили и встать на защиту тех, кому однажды причинили боль.




В книге детально прописан характер каждого героя. Здесь нет добра и зла, каждый преследует свою цель, что у читателя не возникает сомнения в правильности поступков действующих лиц. Не всегда их можно оправдать, но все они логичны.

Искушение

Автор: Вульф Т.
Переводчик: Татищева Е.С.
Год издания: 2021


Искушение это вторая часть серии из пяти книг в жанре фэнтези, поэтому рекомендуем начать знакомство с историей с первой книги.

В Искушении нас ждет классический любовный треугольник: Грейс, Джексон и Хадсон, где Грейс оказывается не простой девочкой-сиротой, притягивающей к себе всех красивых парней академии, но единственной горгульей за тысячу лет, которая ничего не помнит. Не удивительно, ведь она провела в камне четыре месяца. Автору удалось создать очень реалистичную вселенную, которая на долю секунды заставит вас усомниться, что все истории о вампирах, оборотнях и ведьмах выдумка. Невероятная атмосфера, выразительные локации и реалистичные герои Трейси Вульф перенесут вас в Академию Кэтмир, где Грейс будет бороться не только за себя, но и за других учеников. И их спасение потребует новых жертв.



Гнев Тиамат

Автор: Кори Дж.
Переводчик: Соловьева Г.
Год издания: 2021


Гнев Тиамат это уже восьмой по счету том девятитомной эпопеи в жанре научной фантастики, который вышел в 2021 году. Главный вопрос, который назревает с первых страниц прочтения: кто же все-таки создал протомолекулу и всю эту кажущуюся непобедимой цивилизацию? Автор держит нас в напряжении до последнего и большую часть загадок оставляет на финал цикла. Ну же, пора раскрыть все карты, но нет. Холден все это время проводит в плену на Лаконии, остальная команда Росинанта раскололась, и каждый, в меру своих сил, пытается бороться с навязанным Лаконцами политическим режимом. Между тем, Элви Окойе пытается двигать магистральный сюжет и разгадывать загадки протомолекулы.




Остается ждать последнюю книгу серии, которая ответит на все вопросы.

Чужие игры: Столкновение
Автор: Вадим Панов
Год издания: 2021


Российская фантастика не отстает, и перед нами одна из лучших книг, в которой мы столкнемся с подростками, попавшими в нестандартную ситуацию. Понаблюдаем, как они реагируют на опасность, борются за лидерство, объединяются в группировки, противостоят немногочисленным выжившим взрослым, ну и конечно, влюбляются.

В книге проходит три сюжетные линий: здесь рассказывается о событиях на потерпевшем крушение корабле, о противостоянии между бедными и богатыми, о бардаке и хаосе, возникающих при попытке действовать в критической ситуации демократическими методами. С другой стороны речь пойдет о событиях на Земле, где пытаются разобраться в случившемся и организовать спасательную операцию. Ну и конечно же предыстория злосчастного полета. Перчинкой вечера будет ожидание встречи с инопланетянами хозяевами объекта, в который врезался земной корабль. Интрига сохраняется до последнего. Ведь катастрофа клипера произошла не сама по себе...




Билет в никуда
Автор: Морден С. Дж.
Переводчик: Саксин С. М.
Год издания: 2021


В ваших руках вторая научно-фантастическая книга цикла о заключенном, которого отправили на Марс для строительства базы. Сюжет затягивает своего читателя с первых страниц. Динамика и напряжение повествования не отпускают до неожиданной развязки. Фрэнк Киттридж вынужден убивать ради права снова увидеть своего сына и спасти собственную жизнь. Оставшись в одиночестве на марсианской базе, он заключает сделку с корпорацией, пославшей его на смерть. Зная все подводные камни, он делает все, чтобы вернуться на Землю и встретить астронавтов НАСА. Неожиданное открытие ставит под угрозу не только возвращение домой, но и само существование Фрэнка он не единственный человек на Марсе.




Семь дней до Мегиддо
Автор: Лукьяненко Сергей
Год издания: 2021


Действие романа происходит в постапокалиптическом будущем, в мире, где Луна взорвалась и превратилась в Лунное кольцо с двумя крупными осколками Дианой и Селеной.

Часть людей естественно мутировала. Человеческим миром пытаются управлять две враждующие расы, обладающие суперспособностями. А в самом центре схватки находчивый парень Максим Воронцов с легким намеком на избранность, благодаря которой попадает в эпицентр межзвездного конфликта, развернувшегося между властями. Именно с ним вступают в контакт Инсеки, налаживают сотрудничество Прежние и делятся секретами Продавцы.

Странная птица. Мертвые астронавты
Автор: Вандермеер Джефф
Переводчик: Шокин Григорий Олегович
Год издания: 2021





Добро пожаловать в Город без названия, в котором на кон поставлена судьба будущего, судьба Земли всех Земель.

В странной Лаборатории создают странных существ. И одно из них Странная Птица.

Уйти от Земли и от живущих на ней людей как можно дальше. Воспарить как можно выше туда, куда тянет, в самый зенит, и делать там, где ее никто не достанет, всё, что душе угодно.

Книга состоит из прыжков из реальности в реальность, из прошлого в будущее и наоборот, от существа к существу.

Каждая глава, как кусочек витража, осколок, который необходимо правильно соединить с другими...

Проект Аве Мария
Автор: Вейер Энди
Дата издания: 2021





Человечество на пороге вымирания. Солнце почти поглотил некий внеземной одноклеточный организм, отбирающий критическое количество солнечной энергии. А это значит, что через тридцать лет температура на Земле опустится до значений, непригодных для существования развитой биосферы.

Долгожданная космическая фантастика автора бестселлера Марсианин, которую фанаты наконец-то дождались в 2021 году.

Райланд Грейс просыпается на борту космического корабля в компании с парочкой мертвецов и понятия не имеет кто он и как здесь оказался. Все, что всплывает в его памяти это то, что он школьный учитель. Но что случилось потом? Почему вдруг перед ним стоит задача предотвратить вымирание человеческого рода. Эта сверхсложная миссия билет в один конец, и на Землю ему уже не вернуться. И помощи, похоже, ждать неоткуда...

Мастер джиннов
Автор: Джели Кларк
Год издания: 2021



Книга вот-вот уже появится в переводе на русский язык, а фанаты могут уже насладиться прочтением фантастики на языке оригинала.

Оригинальный гибрид альтернативной истории, стимпанка, фэнтези и детектива, повествующий о Фатиме, на плечи которой ложится расследование убийств, жертвами которых стали члены секретного братства аль-Джахиза. Пятьдесят лет назад аль-Джахиз изменил мир, открыв проход между ним и магической реальностью, после чего исчез. Убийца утверждает, что он и есть аль-Джахиз, вернувшийся, чтобы исправить современную цивилизацию с ее социальным неравенством. Его опасные магические способности вызывают волнения на улицах Каира, которые угрожают распространиться на весь мир.

Агент Фатима, вместе с коллегами из Министерства и подругой Сити, должна раскрыть тайну самозванца и вернуть мир своему городу или признать, что тот может оказаться именно тем, кем себя называет.

Мерцание экрана
Автор: Терри Пратчетт
Год выхода: 2021



Книга представляет собой сборник 33 коротких историй автора Терри Пратчетта: от фэнтези и стихов до научной фантастики, от первого опубликованного рассказа, который Терри написал в возрасте 13 лет, до отрывков, не вошедших в повести о Плоском мире.

Дьявол нанимает рекламщика, чтобы популяризировать Ад. Писатель убивает опостылевшего персонажа, но следующим утром тот объявляется на пороге его дома. Незадачливые путешественники попадают в мир оживших рождественских открыток и видят там то, что Лавкрафту не снилось. Волшебники Незримого Университета думают, как пережить проверку лорда Витинари, а капитан Моркоу решает проблему преступности среди анк-морпоркской молодежи.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Кто есть я 6 увлекательных книг о том, как устроены люди (6 фото)

22.12.2021 15:59:30 | Автор: admin
Для тех, кому интересно разобраться в устройстве своего организма и понять принципы его функционирования, мы подготовили подборку нескучных научно-популярных книг, которые принесут немало открытий о человеческой анатомии и физиологии.



Мозг и его потребности. От питания до признания, Вячеслав Дубынин
Физиолог и нейробиолог Вячеслав Дубынин в своей книге пишет, как любопытство, страх, стремление к размножению, свобода, голод и еще примерно десяток биологических потребностей мозга управляют нашей жизнью.

Эти потребности лежат в основе наших сиюминутных решений и долгосрочных планов, поэтому книгу рекомендовано прочитать, пожалуй, каждому, кто хочет разобраться в мотивах своего и чужого поведения. Кроме того, ясное представление о работе мозга позволит стать более осознанными и четче видеть физиологические ловушки, которая сама природа разбросала по полю нашей жизни. Вы поймете, какие потребности вам важнее всего удовлетворять, чтобы быть успешным в карьере и личной жизни и в целом более счастливым.




Вкус. Наука о самом малоизученном человеческом чувстве, Боб Холмс
Научный журналист Боб Холмс написал книгу для тех, кто хочет научиться получать больше удовольствия от еды и напитков, разобраться в кулинарном искусстве и повысить свое мастерство в приготовлении блюд. Сколько на самом деле вкусов, чем занимаются дегустаторы, почему пиво хочется закусывать солеными орешками и как картинка с лимоном заставляет наш рот вырабатывать слюну? На эти и другие вопросы отвечает Холмс в своей книге. Прочитав его путеводитель по миру вкуса, в конце вы гораздо лучше будете разбираться, что такое вкус, как вы его воспринимаете и как можете использовать эти знания для обогащения своего пищевого опыта.





Сердце, которое мы не знаем: История важнейших открытий и будущее лечения сердечно-сосудистых заболеваний, Хайдер Варрайч
Доктор Хайдер Варрайч написал подробную и доступную широкому читателю книгу об истории, анатомии, физиологии и болезнях сердца. Вы узнаете о строении и функциях сердца и коронарных сосудов, о самых распространенных болезнях, их диагностике, о плюсах и минусах популярных методов лечения, например, катетеризации, кардиостимуляции и электроимпульсной терапии.

Книга полна историй пациентов, с которыми работал кардиолог и его коллегии, и дополняет их обширная база источников со ссылками на актуальные исследования. Особенно ценной эту работу делают рассуждения автора о современном состоянии мировой клинической кардиологии и перспективах ее развития в эпоху искусственного интеллекта.





Как мы видим? Нейробиология зрительного восприятия, Ричард Маслэнд
Профессор нейронаук в Гарвардской медицинской школе Ричард Маслэнд написал увлекательную книгу о том, как работает зрение. Если вам интересно в подробностях узнать, как мы различаем лица, объекты и ориентируемся на местности, как мозг перерабатывает и осмысляет визуальную информацию, обратите внимание на эту работу.



Второй мозг: Как микробы в кишечнике управляют нашим настроением, решениями и здоровьем, Эмеран Майер
Прочитав эту книгу, вы познакомитесь с революционным взглядом на то, как мозг, ЖКТ и триллионы обитающих в нем микроорганизмов взаимодействуют друг с другом и влияют на нашу жизнь. Доктор медицинских наук Эмеран Майер приводит данные исследований, подтверждающие, что микробы, которые обитают в кишечнике, влияют на наш эмоциональный фон. Они, например, способны влиять на уровень тревоги и переживание депрессии.




Также в книге Майер вы не только прочитаете, как состояние ЖКТ влияет на принятие решений и наши поступки, но и получите практические советы о том, как надо питаться, чтобы быть в хорошей физической и психологической форме, и как сохранить на долгие годы здоровье мозга и пищеварительной системы.



ДНК и ее человек: Краткая история ДНК-идентификации, Елена Клещенко
Научный журналист Елена Клещенко просто и с минимум формул рассказывает об устройстве макромолекул ДНК, которые обеспечивают передачу генетической информации через поколения. Это достоверная с точки зрения науки, но увлекательная книга, больше похожая на детектив с яркими персонажами, чем академическое исследование. Она будет полезна и интересна тем, кто хочет разобраться, как связаны наша ДНК и наша индивидуальность не в философском, а в прикладном смысле. Из нее вы узнаете, что ученые могут точно сказать о человеке, зная только его ДНК; нужно ли для точной идентификации читать весь геном; может ли ошибаться тест на отцовство и как биологи подтверждают, что найденные останки являются определенным человеком.


Материал подготовлен издательской группой Альпина
Источник Подробнее..
Категории: Литература

Выбор Esquire 4 книги, которые необходимо прочитать в декабре

13.12.2021 15:52:05 | Автор: admin
Свобода, одиночество тревога, беспомощность и не только.





Мэгги Нельсон, О свободе. Четыре песни о заботе и принуждении





Четвертая книга Нельсон на русском после Синетов, Аргонавтов и Красных частеи". Экспериментируя с формои, используя жизненныи и интеллектуальныи опыт, автор размышляет об отношениях человека и общества и о понятии свободы в наши дни. Концептуальные рассуждения объединяются в сложное философско-художественное высказывание.

Дуглас Стюарт, Шэгги Беин


Не часто дебютныи роман автора становится лауреатом однои из самых престижных премии - в прошлом году Стюарт получил Букера. Это жестокая, трагичная история, основная часть которои происходит в Глазго в восьмидесятых: на глазах мальчика распадается семья, он остается один с матерью, которая убивает себя алкоголем. Деиствие разворачивается на фоне социальных трудностеи тэтчеровскои эпохи и поисков идентичности.

Марк Данилевскии, Маленькии синии воздушныи змеи"


Последняя книга автора интеллектуального бестселлера Дом листьев. Марк Данилевскии продолжает эксперименты с нарративом при кажущеися простоте сюжета: мальчик хочет запустить воздушного змея, но все время за него боится и не может осуществить задуманное. Перед нами глубокомысленная история с множеством вариантов прочтения и интерпретации.

Ким-Жандри Кымсук, Трава. История женщин для утешения

В этом южнокореиском графическом романе приемы комикса сочетаются с отсылками к традиционному кореискому искусству. Во время Второи мировои воины в оккупации женщина попадает в сексуальное рабство на так называемую станцию утешения для японских солдат. Роман о беспомощности отдельного человека перед большои историеи в неевропеиском контексте.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

6 проектов идеального государства (6 фото)

12.12.2021 09:51:42 | Автор: admin
Плох тот философ, что не предложил своей модели идеального мира. Еще хуже тот философ, что эту модель все-таки предложил. Только посмотри, какие уродливые и неказистые утопии порождал разум великих чудиков прошлого.

Ты доволен миром, в котором живешь? Государственным устройством? Политическими новостями? Тебе никогда не приходило в голову, что дай тебе волю и ты бы мог устроить этот мир гораздо мудрее, справедливее и лучше?

Так вот, не один ты в этом убежден. Многие мудрецы прошлого точно знали, как должно выглядеть идеальное государство, в котором все люди были бы безудержно счастливы. Увы, никто из них так и не сумел реализовать свои светлые мечты. Просто удивительно, что тупое человечество не взяло на вооружение ни одну из предложенных утопий, а предпочло прозябать во мраке беззакония, разврата и неэффективности.

Марш интеллекта 1829 г. Художник Хит, Уильям (1795-1840).



Идеальное государство
Платон (423348 гг. до н. э., Афины)
Великий философ, создавший в своих Диалогах образ идеального государства, настолько восхитил мудростью современников, что даже получил от сицилийского тирана Дионисия предложение попробовать устроить что-то похожее у него в Сиракузах. Полный энтузиазма Платон отправился в Сицилию, увяз в интригах, поучаствовал невольно в нескольких дворцовых заговорах, чуть не был продан в рабство и до идеального государства руки как-то не дошли.

Зато еще долго, вплоть до Просвещения, многие вдохновенные умы Европы превозносили созданный им образ безупречного государственного устройства.


Симпозиум Платона: Сократ и его товарищи сидят за столом и обсуждают идеальную любовь, прерванную Алкивиадом (слева), 1648 год. Худ. Пьетро Теста

Что интересного предлагал Платон? Половину Государства составляют рассуждения о том, что лучше всего, когда землю пашет землепашец, обувь делает сапожник, а воюет солдат. Поэтому в идеальном государстве все делают то, к чему приставлены, а для этого нужна кастовая система.

Касты у Платона определяются не только рождением. Например, крепкие и красивые дети, родившиеся у ремесленников, могут быть переведены в касту стражников, а слабые и невоспитанные подростки могут быть разжалованы из стражников в каких-нибудь торговцев. Семей ни у кого не будет, это совершенно ни к чему.

Наиболее красивым, смелым и умным женщинам и мужчинам дозволено будет размножаться. Для этого в назначенный день всех отобранных для размножения представителей касты соберут на площадь, там устроят красивый обряд, и в течение нескольких недель новобрачные всей толпой будут радостно предаваться промискуитету, ни в коем случае не останавливаясь на одном партнере. Всех новорожденных у матерей будут сразу отнимать и относить в ясли, чтобы женщина не успела запомнить своего ребенка.

Потом матери будут приходить в ясли кормить младенцев, не зная, кто из них чей. Детей, зачатых вне официальных брачных мистерий, а также детей с физическими недостатками станут уничтожать. Людям, которым не разрешено размножаться, тоже позволят заниматься друг с другом втихаря этими делами, но без последствий.

Но хотя мы и разрешим все это, они должны особенно стараться, чтобы ни один зародыш не вышел на свет, а если уж они будут вынуждены к этому обстоятельствами и ребенок родится, пусть распорядятся с ним так, чтобы его не пришлось выращивать.


Воспитывать детей будут весьма усердно при помощи гимнастики и искусств. Без некоторых искусств, впрочем, придется обойтись. Например, литературу и поэзию нужно будет как следует почистить, потому что даже гениальные произведения кишмя кишат всякими страшилками, излишней чувственностью, неуважением к богам, да и просто никому не нужной белибердой.


Еще предлагалось запретить врачевание. Приготовить слабительное, пустить себе кровь или перевязать рану сможет кто угодно, а более сложные болезни лечить не нужно вообще. Нельзя стоять на пути судьбы и природы ни больных, ни врачей общество содержать не будет.

Кто положенный человеку срок не способен прожить, того не нужно и лечить, потому что такой человек бесполезен и для себя, и для общества.


Важно следить, чтобы государство не менялось в размерах, пусть в нем всегда будет примерно одно и то же количество граждан и одно и то же количество земли. Поэтому воевать с другими государствами нужно будет не за территории, а за ресурсы, прежде всего за рабов. Рабы будут выполнять тяжелые и неприятные работы, которыми не захотят заниматься свободные и счастливые жители идеального государства.

Утопия
Томас Мор (14781535, Англия)
Будучи лордом-канцлером Англии при непростом короле Генрихе VIII, Томас Мор философ и писатель осмелился спорить с королем, защищая свои принципы, за что и отправился на плаху*.



Так что не получилось у Томаса Мора создать на пару с Генрихом государство, описанное им в Утопии, государство, идеалами которого вдохновлялся и сам тогда еще юный король. Ах, какое это было бы замечательное государство! Ведь еще несколько столетий оно считалось непревзойденным по гармоничности и разумности, а первые социалисты Сен-Симон, Оуэн и Фурье апеллировали именно к работе Мора.

Что такое высшая социальная справедливость по Мору? На прекрасном, хорошо защищенном острове существует государство Утопия. Состоит оно из 54 городов, в каждом примерно 6 тысяч жителей. Все города построены по одному и тому же плану. Все улицы одинаковые, вдоль них стоят тоже совершенно одинаковые трехэтажные дома. В доме живет семья 1620 взрослых, связанных родственными узами (дети не считаются).

Если в семье наблюдается переизбыток людей, кого-нибудь из старших взрослых детей передают на усыновление семье, в которой, наоборот, людей не хватает. Каждые десять лет семья переезжает в другой дом, новое место жительства определяется по жребию. Все граждане старше 12 лет должны работать по 6 часов в день.

У каждой семьи есть свое ремесло, но если возникает нужда в работах другого профиля, например на уборке урожая или починке дорог, то все беспрекословно подчиняются указаниям распорядителя и делают то, что велено. Также все по очереди живут и работают в деревне там трудиться тяжелее всего. Для самых же тяжелых работ есть рабы, примерно по две штуки на каждую семью (живут они в специальных общественных домах, под надзором).

Рабы работают с утра до вечера, и их за леность бьют. Рабами становятся преступники, а также военнопленные. Кроме того, утопийцы периодически покупают рабов у соседей. Рабом утопиец может стать легко. Например, за прелюбодеяние, если мужчина или женщина состоят в браке (за прелюбодеяние неженатых людей полагаются публичная порка кнутом и пожизненный запрет на вступление в брак).

Также в рабство можно попасть за леность, за драки и сквернословие, за неуважительное отношение к святыням (атеистов из Утопии немедленно выгоняют), за неумеренное пьянство, за поездку в другой город без разрешения властей и другие ужасные преступления. Пары для брака подбирают местные власти. Девушки выходят замуж в 18 лет, мужчины женятся в 22 года. Чтобы уменьшить разврат, существует важный обычай:

Пожилая и уважаемая матрона показывает женщину, будь это девица или вдова, жениху голой, и какой-либо почтенный муж ставит, в свою очередь, перед молодицей голого жениха.

Такое знакомство со всеми статями будущего супруга, по мнению Мора, является отличной профилактикой супружеских измен, потому что:

Под покровами может прятаться самое позорное безобразие, которое способно совершенно отвратить от жены сердце, когда физически от нее отделаться уже нельзя.


Частной собственности тут нет, одежда и утварь каждой семье выдаются с общего склада. Так как все вещи почти одинаковые, то никто не пытается взять больше, чем нужно. Питаются все сообща в больших столовых. Дети от пяти лет и молодые люди до вступления в брак в это время прислуживают старшим. Они не имеют права садиться, заговаривать или сами брать себе пищу, едят они стоя куски, которые подают им старшие.

Каждый обед и ужин начинается с какого-либо нравоучительного чтения, но все же краткого, чтобы не надоесть. После него старшие заводят приличный разговор, однако не печальный и не лишенный остроумия.

Денег в Утопии нет, но государство активно торгует с соседями, в основном продовольствием и тканями. Полученное золото и серебро утопийцы держат у себя на острове для нужд внешней торговли и для того, чтобы покупать рабов и наемников-солдат (сами утопийцы воевать не любят). Чтобы не вызвать у граждан почтения к этим презренным металлам, из золота и серебра делают ночные горшки, также из них куют рабские ошейники (кроме того, рабы должны носить золотые кольца и серьги как знак своего положения).

Все свободное время утопийцы посвящают наукам, в коих удивительно преуспели (правда, у Томаса Мора как-то неясно обрисованы плоды этих наук, учитывая, что самый сложный из описанных им приборов это мотыга, окна домов обычно затянуты тряпками, пропитанными маслом, а пишут свои замечательные научные труды они на кусках коры и кожи). Если они хотят поразвлечься, то играют в некую похожую на шашки игру, в которой пороки в боевом порядке борются с добродетелями.

А всем этим совершенством правит, естественно, благородный и мудрый король, законный наследник древнего короля Утопа, который и утвердил эти прекрасные правила жизни для своих подданных. Именно придуманное Томасом Мором словом утопия (в переводе с греческого оно значит что-то вроде место, которого нет) стали называть любой вымышленный, но абсолютно счастливый мир, на который нам, обитателям унылой реальности, стоило бы равняться, понимая, что в действительности мы вряд ли когда-нибудь сможем приблизиться к столь блистательному идеалу.



Город Солнца
Томмазо Кампанелла (15681639, Италия)

Портрет Томмазо Кампанеллы (1568-1639), доминиканского монаха и философа. Гравюра

Этот отважный и образованный доминиканский монах двадцать семь лет просидел в тюрьме по вполне справедливому обвинению: он пытался руководить восстанием против испанского владычества в его родной Калабрии. Кампанелле повезло: он был не только политическим преступником, но, с точки зрения испанской инквизиции, еще и еретиком. Будь он кем-то одним, его сожгли бы или удавили через несколько недель, а тут им занимались сразу два карающих органа, которые никак не могли преступника по-честному поделить.

Кампанеллу годами допрашивали и пытали то одни следователи, то другие, а потом забывали о его существовании тоже на годы. Так что за это время он успел создать и переслать на волю немало своих трудов, прежде всего, конечно, Город Солнца. Этот проект идеального устройства общества восхитил не только европейских мыслителей, но и многих европейских правителей, поэтому в конце концов Кампанеллу все же выпустили во Францию, где кардинал Ришелье назначил новому Платону небольшую пенсию.

Что мы видим в городе Солнца? Верховный правитель именуется Солнцем, его выбирают из самых мудрых и образованных жителей города. Ему подчиняются три больших начальника с официальными титулами Могущество, Любовь и Мудрость. Могущество занимается армией, Любовь воспитанием детей, земледелием и прочей социалкой, а Мудрость науками и вообще просвещением масс. Например, в обязанности Мудрости входит следить за тем, чтобы все стены в городе были разукрашены живописными изображениями, в которых бы заключались все науки, от риторики до геометрии, всевозможные животные, созвездия, формулы и поэтические изречения.

Частной собственности тут нет, равно как и разделения по профессиям: все люди одинаково трудятся по четыре часа в день, выполняя работы, которые им поручит начальство. Но те, кому еще не исполнилось сорока лет, должны и после официальных работ выполнять распоряжения мудрых стариков и старух, приставленных следить за молодежью. Молодежь прислуживает старшим за столом, бегает по поручениям, убирает у старших в комнатах и вообще выполняет функции слуг.

Если молодые люди плохо справляются со своими обязанностями, мудрые старики и старухи их бьют. Одежду тут носят все одинаковую, которую выдают из общественных кладовых; меняют ее четыре раза в год, и каждому сезону соответствуют свои расцветка и фасон. Каждый день все жители города отправляются в гимнастический зал, где много и упорно тренируются совершенно голые (в общем зале или разных, Кампанелла, к сожалению, не указал).

В это время за всеми наблюдают мудрые старики и старухи, которые берут на заметку тех, кто явно готов к совокуплению, после чего на административном совете подбирают пары так, чтобы можно было ждать появления наиболее здорового и красивого потомства. Пара совокупляется по строгому графику. Если спустя несколько недель зачатие не произошло, женщине подбирают другого мужчину. Если она и тогда осталась бесплодной, то получает статус общей жены. Отныне с ней может спать любой мужчина, но ее общественный статус падает ниже плинтуса.

Впрочем, с беременной женщиной до родов тоже не возбраняется спать любым желающим мужчинам, но только после того, как старики и старухи зафиксируют факт беременности в своих племенных книгах. После рождения ребенка она опять становится запретной до следующего официального совокупления. Детей здесь воспитывают в яслях и детских садах, матери приходят только кормить их. Женщинам в городе Солнца вообще живется очень интересно.

Они подвергли бы смертной казни ту, которая из желания быть красивой начала бы румянить лицо или стала бы носить обувь на высоких каблуках, чтобы казаться выше ростом, или длиннополое платье, чтобы скрыть свои дубоватые ноги.


Но еще интереснее тут быть инвалидом или больным.

Никакой телесный недостаток не принуждает их к праздности, за исключением преклонного возраста, когда, впрочем, привлекаются они к совещаниям. Хромые несут сторожевую службу, так как обладают зрением; слепые чешут руками шерсть, щиплют пух для тюфяков и подушек; те, кто лишен и глаз и рук, служат государству своим слухом, голосом и т.д. Наконец, ежели кто-нибудь владеет всего одним каким-либо членом, то он работает с помощью его в деревне, получает хорошее содержание и служит соглядатаем, донося государству обо всем, что услышит.


Ну а в целом жители города Солнца исключительно счастливы. Все преступления они карают, сообща побивая преступников камнями (иногда в виде великой милости казнимому разрешается обложить себя мешочками с порохом и взорваться самостоятельно), воюют с соседями по нескольку раз в год, потому что им нравится это занятие (и они, разумеется, всегда побеждают), почти все страдают припадками эпилепсии, потому что эта болезнь знак особо избранных душ и великая божественная милость.

А еще они изобрели летающие машины, строят корабли, движущиеся без весел и парусов, и терпеть не могут японцев, так как те любят носить одежду омерзительного черного цвета.

Новая Атлантида
Фрэнсис Бэкон (15611626, Англия)
Еще один английский лорд-канцлер энциклопедист, физик и натуралист, один из самых образованных людей своего времени тоже был не прочь отдохнуть от государственных забот, размышляя над заботами государства вымышленного. Естественно, идеального.

Идеальное государство Бэкона называется Атлантида и находится в Бразилии. В Новую Атлантиду нельзя пускать чужестранцев, которые умеют только пороки и заразу разносить. Но здесь, в отличие, скажем, от Китая, туристов не казнят, а селят в специальных домах, их лечат, кормят, а потом помогают оперативно убраться на родину. Также атлантам категорически запрещено шляться по чужим странам. Впрочем, им и дома есть чем заняться.


Английский драматург Уильям Шекспир (1564 1616) держит шапку, символ славы, над головой Бэкона. Около 1610 года


Целью нашего общества является познание причин и скрытых сил всех вещей и расширение власти человека над природою, покуда все не станет для него возможным.


И действительно, все поголовно атланты и мужчины, и женщины заняты наукой. В каждой деревне у них минимум одна глубокая шахта, необходимая для некоторых физических опытов, а также обсерватория.

Немало у нас искусственных колодцев и источников, содержащих примеси купороса, серы, железа, меди, свинца, селитры и других веществ.

Есть помещения, где мы искусственно вызываем и показываем различные явления природы, как-то: снег, дождь, искусственный дождь из различных твердых тел, гром, молнию, а также зарождение из воздуха живых существ лягушек, мух и некоторых других.

Есть у нас всевозможные парки и заповедники для животных и птиц, которые нужны нам не ради одной лишь красоты или редкости, но также для вскрытий и опытов, дабы знать, что можно проделать над телом человека. Из гнили выводим мы различные породы змей, мух и рыб, а из них некоторые преобразуем затем в более высокие виды живых существ.

Есть у нас дома света, где производятся опыты со всякого рода светом и излучением.
Есть у нас дома звука для опытов со всевозможными звуками.
Есть у нас дома механики, где изготовляются машины и приборы всех видов.
Есть у нас также особые дома, где исследуются обманы органов чувств.

К сожалению, Фрэнсис Бэкон не пожелал описать, каким образом атланты ухитряются поддерживать в своих согражданах такой потрясающий интерес к научным занятиям на протяжении тысяч лет, равно как не счел нужным описать их государственное или экономическое устройство. Он счел лишь возможным быстренько сообщить между делом, что атланты очень нравственны, занимаются любовью только в браке и рожают много детей, которых приучают к науке буквально с пеленок, так что не успеет младенец встать на ножки, как у него в руках уже оказываются циркуль и мензурка для выведения змей из гнили.



2440 год
Луи Мерсье (17401814, Франция)

Писатель предреволюционной эпохи попытался рассказать современникам, что их ждет в будущем, если они пойдут по правильному пути. Правда, он сразу честно оговорился, что видел это все во сне. И снился ему Париж грядущего, и был этот Париж велик и прекрасен.

На каждой улице стоял стражник, который следил за общественным порядком; он распоряжался движением карет, а также людей, нагруженных тяжкой ношею, причем особо заботился о том, чтобы дать им дорогу в первую очередь.


Карикатура на французского писателя Луи-Себастьяна Мерсье


Кареты скромные, не больше чем на пару лошадей. Навоз убирается эффективно. Пользоваться каретами можно только административным служащим и пожилым людям, все остальные ходят пешком, потому что это полезно для здоровья, так что никаких пробок и заторов. На больших площадях приводят в исполнение смертные приговоры убийцам и прочим преступникам. Например, торговцам, подмешивающим воду в вино, рубят головы под скорбные песнопения.

Частная собственность по-прежнему в большом почете, но бедняков и голодных нет. Голодных кормят вельможи по доброте сердца, а безработным государство подыскивает занятие. Налоги платят, бросая деньги в расставленные повсюду сундуки с прорезью и надписью Для пожертвований, народ безостановочно швыряет туда пухлые конверты со счастливым видом.

И вообще, алчность, корысть и себялюбие тут чрезвычайно редки. А все благодаря тому, что еще пятьсот лет назад тогдашние государства провели важную работу по смешению всех рас и наций, что наконец привело к созданию новой, совершенно гармоничной породы людей, лишенных недостатков отдельных национальностей.

Чувствительные англичанки как нельзя более подошли французам, которым присуще некоторое легкомыслие, а наши француженки смягчили меланхолический нрав англичан.

Четвертый сон Веры Павловны
Николай Гаврилович Чернышевский (18281889, Россия)

Е. Д. Горовых. Н. Г.Чернышевский пишет роман Что делать? в Алексеевском равелине Петропавловской крепости


Ну и, конечно, мы не могли обойти своим вниманием самый знаменитый рецепт идеального устройства общества, принадлежащий перу русского автора. Конечно, мы все проходили это в школе. Но вдруг ты забыл?

Россия XX векаЛюди живут большими группами во дворцах из чугуна и хрусталя. Всю домашнюю работу вместо слуг делают дети это уж как во всех утопиях заведено.

Но как же все это богато! Мебель из алюминия. Везде алюминий и алюминий. И какие ковры на полу! Вот в этом зале половина пола открыта, тут и видно, что он тоже из алюминия.

Взрослые сообща работают на полях: земледелие теперь общая обязанность. Интеллигенция выведена под корень, равно как и рабочий класс; они теперь едины, скрепив в новом организме силу мышц с тонкостью чувств. После работы все вместе обедают в огромной столовой.

Великолепная сервировка. Все алюминий и хрусталь.

По вечерам люди будущего наряжаются в легкие разноцветные одежды и устраивают бал. Для тех, кто во время бала испытал прилив чувств, полная свобода уединиться с выбранным партнером в одном из множества альковов. Никаких половых запретов, сковывающих женщину, в новой России нет.

На бедную голову Чернышевского, конечно, вылилось за эту его маленькую утопию много помоев. До революции его бранили за восхваление разврата. В брежневские годы граждане припоминали ему спящую Верочку в частушках: Луг в цветах, поля в ромашках, все живут в пятиэтажках. Всюду мир, труд, май! Баю-бай! Но надо признать, что из всех утопистов, он, пожалуй, дальше всех сумел проникнуть пытливым глазом в грядущее. Ковры, хрусталь, алюминий

Все эти утопии писались, как бы странно это сегодня ни смотрелось, людьми умными, благородными и желавшими счастья для человечества. Все они так или иначе повлияли на развитие общества: многие их идеи весьма уважались и христианами, и социалистами, и коммунистами.

Отчасти благодаря им на Земле смогли возникнуть такие государства, как сталинский СССР, маоистский Китай, пол-потовская Кампучия и Северная Корея. И человечеству пришлось на собственной шкуре понять печальную истину: попытка насильственно изменить несовершенную природу человека и общества приводит к чудовищным последствиям. Нельзя делать всех равными, потому что сила человечества в уникальном разнообразии людей, их желаний, вкусов, потребностей и способностей.

Нельзя отлучать от семьи детей, потому что дети, лишенные семьи, при самом лучшем уходе в самых лучших интернатах не получают той социальной практики, которая так необходима представителю нашего вида для полноценного развития.

Нельзя отменить частную собственность и жить большой дружной коммуной, потому что медным тазом накроется экономическое, а потом и научное развитие. А любая попытка выстроить идеальное общество, где под страхом быть обложенными мешочками с порохом все должны будут отречься от мелких частных интересов во имя высшего всеобщего благополучия, неизбежно приводит к тому, что на свет появляется общество рабов. А рабство, как мы знаем, штука крайне неэффективная.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Вместо конфет и алкоголя что положить под елку преподавателю, начальнице или свекрам (7 фото)

10.12.2021 15:42:57 | Автор: admin
Книжный магазин лучшее место, чтобы купить подарок тем, кому трудно подобрать что-то оригинальное. Собрали подборку из семи роскошных изданий для эстетов и интеллектуалов такую книгу можно положить под елочку личному врачу, научному руководителю или любимому дедушке.



Нобели в России. Как семья шведских изобретателей создала целую промышленную империю, Бенгт Янгфельдт
История семьи Нобель не ограничивается шведским химиком и учредителем Нобелевской премии Альфредом Нобелем. Ее следует связать и с другими членами семьи все они на протяжении десятилетий развивали бизнес и достигли внушительных успехов. Их увлекательная история неразрывно связана с Россией. Именно здесь с 1838 года и до революции 1917 года создавалась история выдающейся семьи. Биографию Нобелей изучил известный шведский русист Бенгт Янгфельдт. Книга понравится любителям исторической литературы и поможет ответить на вопрос: как на самом деле распределился талант внутри предпринимательской семьи Иммануил Нобель и Сыновья.




Космические туманности 3D: там, где рождаются звезды, Дэвид Эйчер, Брайан Мэй, Джей-Пи Метсавайнио
Суперсовременные телескопы вроде Хаббла или Кеплера позволяют разглядеть космос в большом разрешении. Но многим ли из нас доводилось в них заглянуть? Исправить несправедливость и насладиться подробными 3D-изображениями масштабных космических объектов поможет это подарочное издание. Внутри специальный стереоскоп OWL, линзы которого объединяют две фотографии в объемное трехмерное изображение. В результате перед вашими глазами предстанут галактики, планеты, спутники, галактические скопления в таком виде, будто вы смотрите на них через иллюминатор космического корабля. Это роскошный подарок всем любителям космоса, который придется по душе как взрослым, так и детям.





A значит Anonymous. Иллюстрированная история хакерской группировки, изменившей мир, Дэвид Кушнер, Корен Шадми
Марши Black Lives Matter. Борьба за справедливость. Битва с саентологами. Все это Anonymous популярная хакерская группировка без лидера и строгой иерархии. Как молодежная бунтарская субкультура повлияла на работу крупнейших корпораций и бросила вызов самому Пентагону? Дэвид Кушнер, автор бестселлеров Повелители DOOM и Потрачено. Беспредельная история GTA, и Корен Шадми, американский художник, вошедший в список Топ-100 лучших иллюстраторов современности, рассказывают ставшую легендарной историю хакеров-революционеров. Это комикс, который позволит разобраться в устройстве засекреченной группы Anonymous, и понять, почему ее действия влияют на всю мировую политику.




Великий Китайский Файрвол. Как создать свой собственный интернет и управлять им, Джеймс Гриффитс
В Китае обуздали интернет. Сегодня это слаженная система контроля за поведением пользователя в Сети. Правительства считают, что слежка позволяет избежать общественного недовольства, нарастить пропаганду, внедрить цензуру. Эта заставляющая задуматься книга рассказывает, как Китай первым в мире научился управлять интернетом, и как на это отреагировали пользователи, западные страны, общественные деятели и экономика. Некоторые главы посвящены конфликту Роскомнадзора и Telegram, лоббированию Россией в ООН национализации сегментов интернета и борьбе правительства с оппозиционными пабликами ВКонтакте поэтому для российских читателей книга будет актуальной и увлекательной.




Галерейщица. Или как я ходила в искусство, Елена Петрова
Соосновательница и директор художественной галереи Нескучный сад Елена Петрова рассказывает, как работает российский арт-рынок. И предлагает взглянуть на него с четырех позиций: художника, галериста, профессиональной среды и зрителя-покупателя-коллекционера. Такой подход помогает понять запросы, интересы, мотивацию, увидеть логику взаимодействия всех участников рынка. Книга повествует о буднях российских обывателей культуры: обычном художнике, обычной галерее, обычном зрителе. Издание поможет лучше понять друг друга всем, кто создает, распространяет, объясняет и потребляет искусство. Его можно смело дарить любителям искусства: зрителям, покупателям, коллекционерам.



Разгадка кода майя: как ученые расшифровали письменность древней цивилизации, Майкл Ко
Таинственные письмена майя расшифровал человек, у которого не было возможности выехать из СССР, доступа к интернету и мощным вычислительным мощностям. Майкл Ко рассказывает удивительную историю советского гения-одиночки Юрия Кнорозова, который исключительно силой собственного ума сумел проникнуть в мир древнего народа, жившего много веков назад на другом континенте. Это увлекательное погружение в сложнейшие методы дешифровки письменности майя, и одновременно гимн невероятной интеллектуальной мощи русского майяниста Юрия Кнорозова.





The Wes Anderson Collection. Беседы с Уэсом Андерсоном о его фильмах. От "Бутылочной ракеты" до "Королевства полной луны", Мэтт Золлер Сайтц
Большой поклонник и хороший друг Уэса Андерсона писал эту книгу двадцать лет. Его целью было выяснить, как придумывались истории и создавались сценарии, каких усилий стоило довести задуманное до конца, в чем состоит магия каждого кадра. Получилась большая и красочная книга, в которой нашлось место и душевным откровениям, и атмосферным иллюстрациям, и теориям шведского режиссера о творчестве и искусстве. Это интервью журналиста с великим художником длиною в несколько десятилетий, которое позволяет взглянуть на мир глазами Уэса Андерсона и узнать, в чем состоит его неизменное очарование.


Материал подготовлен издательством "Бомбора"
Источник Подробнее..
Категории: Литература

12 детских книг, которые станут отличным подарком на Новый год (11 фото)

08.12.2021 15:50:15 | Автор: admin
Портрет Деда Мороза в юности, самая веселая азбука и сказки Астрид Линдгрен: если ваши дети любят читать, то эти новые книги они будут рады найти под елкой.
Звездная пыль. Языки и знаки





Можно ли научить Маугли говорить? Как мы понимаем другого? Умеет ли горилла шутить? Как общаются между собой клетки? Мы не имитируем поведение очень бодрого человека лет четырех, а рассказываем о книге, где можно найти ответы на все эти вопросы.

Пусть небольшой размер альманаха вас не смущает: это полноценная книга, которая благодаря сочетанию научных фактов, комиксов и загадок будет интересна даже самым непоседливым читателям.


Год, полный чудес Шерил Б.Кляйн
Иллюстрации Цинь Лэн




Юная героиня этой книги просыпается в первый день нового года, еще не зная, сколько всего с ней произойдет за эти 365 дней, которые несмотря на сложности в виде потерянных зонтов и ссор с братом окажутся чудесными.

Небольшая книга станет отличным подарком для начинающей читательницы, особенно если у нее есть вредный старший брат. Дополнительно стоит отметить иллюстрации, очень теплые и местами ужасно смешные.

Когда я вырасту, я стану Дедом Морозом Грегуара Золотареффа




Маленький мальчик Ноэль Мороз, обожающий красный цвет, находит в лесу загадочный мешок и записку, а потом и вовсе знакомится с гномами, шепчущими ему какойто большой секрет. Теперь Ноэлю нужно преодолеть страх и отправиться ночью в лес, чтобы помочь гномам в их загадочных делах.

Книга французского художника Грегуара Золотареффа отлично подойдет для предновогоднего вечера, когда малышам непременно хочется узнать, откуда же взялся этот загадочный старик, развозящий подарки в новогоднюю ночь.


Гном и лис Астрид Линдгрен
Иллюстрации Эвы Эриксон




Хитрый голодный лис отлично знает, что в праздничную ночь никто не помешает ему полакомиться свежей курятинкой, поскольку люди сидят по домам. Но коекто охраняет хутор и пристально следит, чтобы никаких неприятных событий на хуторе не произошло.

Книга Астрид Линдгрен (советую обратить внимание, что переизданы две книги, Гном и лис и Не спит лишь гном) отличный вариант книжного подарка на Новый год. Во-первых, это классика, во-вторых, герои добрые и потешные, а в-третьих, смотреть, как лис ест кашу, сидя рядом с гномом, удовольствие, которого не стоит себя лишать.


Чай в зимнем лесу Акико Миякоси


Маленькая Кикко решительно надевает красную шапочку и отправляется к бабушке, потому что папа забыл взять с собой пирог. В лесу не очень уютно, Кикко торопится и оказывается у незнакомого дома в чаще, где звери собрались для праздничного чаепития.

Классическая история про Красную Шапочку звучит по-новому. Сдержанная черно-белая графика добавляет очарования, а портреты зверей завораживают. Единственный минус: после прочтения очень сильно захочется пирога.


Азбука БВ Елены Вышинской
Иллюстрации Марии Бронштейн




Ежик встречает единорога, эму лопают эскимо, а загадочная балерина на барабане превращается в бабушку! А еще здесь вам попадутся рыцарь-рыба и замаскировавшийся под зайца жираф.

Если у вас потихоньку подрастает будущий ученик (или ученица), то Азбука станет отличным подарком на Новый год. Вроде как очень полезный подарок, но главное, что это время чистого удовольствия от чтения и иллюстраций, прячущихся в окошках.


Как хамелеон спас Ноя Яэль Молчадски
Иллюстрации Орит Бергман




На ковчеге стоит шум и гам, потому что звери не только радуются спасению, но и всегда хотят есть. Ной с семьей постоянно заняты, но сталкиваются с неожиданной проблемой: во фруктах завелись черви, и скоро всех нечем будет кормить. Только маленький хамелеон может помочь.

Переосмысленная история ковчега, который и служит местом для спасения, и становится метафорой мирного сосуществования самых разных зверей и птиц. Эта захватывающая книга заставляет переживать и за маленьких хамелеонов, и за остальных обитателей огромного корабля.


Таня, Выдра и компания Дарьи Варденбург
Иллюстрации Кати Шумковой




Таня вместе с родителями переезжает в новый дом. Но двигать мебель ей скучно, поэтому девочка уходит гулять в парк и рисовать все интересное, что встретится на пути, например, выдру. Героиня готовится к наброску и неожиданно обнаруживает, что зверек умеет разговаривать.

Сказочная повесть Дарьи Варденбург отличный пример детской книги, которую открываешь, чтобы почитать пару глав между делами, а потом не можешь оторваться. Рекомендуется юным фантазерам и их родителям.

Колыбельная для маленькой Зо Ольги Артамоновой
Иллюстрации Людмилы Сальниковой




Забавный бело-рыжий котенок зарабатывает себе сосиску на пропитание, танцуя на столиках в придорожном кафе и показывая удивительные представления. Только вот жизнь маленького артиста вовсе не такая легкая и радостная, как кажется посетителям.

Повесть Ольги Артамоновой о бездомном котенке понравится и тем, кто уверенно читает сам, и тем, кто еще предпочитает читать вместе с родителями. Вместе с героями нам предстоит понять, как важно заботиться о живом существе, не бояться неизбежных трудностей и помнить, что для важных вещей нужно время.


Мираморе Алены Кашуры
Иллюстрации Наташи Морозовой





Дедушка и мама Миры в ссоре, поэтому девочка тайком ходит навещать старика в интернат, пока не узнает, что он никогда не был на море. Теперь для Миры нет задачи важнее, чем организовать поездку. К тому же вдруг удастся помирить маму и дедушку? Но все идет не по плану.

Повесть Алены Кашуры рассказывает о сложных семейных отношениях, которые смогут исправить дети: они иногда лучше взрослых знают о важности любви.

Молли Мун и волшебная книга гипноза Джорджии Бинг
Иллюстрации Антонины Лопатиной




Молли Мун живет в приюте, и каждый ее день плох изза мисс Гадкинс, издевающейся над сиротами. Однако героиня не может предположить, как найденная ею книга про гинотизм изменит мир вокруг, заставив опасных и неприятных взрослых слушаться бедную сироту.

Роман Джорджии Бинг выходил в России много лет назад. История о девочке, научившейся преодолевать трудности благодаря смекалке, с юмором описывает мир, где дружба и любовь могут сделать больше, чем гипнотизм.

И охотник вернулся с холмов Марии Пастернак


Главный герой Уолден МакГрегор студент, волей судьбы покинувший родной Эдинбург и оказавшийся в Оксфорде. Не то что Оксфорд так плох, но сложная семейная история тяготит Уолдена, и он старается разобраться в своих чувствах и в запутанных событиях прошлого.

Мария Пастернак, знакомая читателям по книге Золото Хравна, написала роман, который кажется посвященным современности, но лишь на первый взгляд. Ведь причины всего лежат в прошлом, и именно оно становится одним из главных участников событий. Стоит купить на каникулы, чтобы дать отдохнуть за чтением истерзанным выпускникам.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Фильмы, которые оказались лучше книг (13 фото)

06.12.2021 15:51:31 | Автор: admin
Тот самый момент, когда лучше не читать.


1. Старикам тут не место






В отличие от остальных книг Кормака Маккарти, изначально Старикам тут не место вышла в виде сценария. Поэтому после адаптации в книгу стиль письма остался очень простым. Из-за этого простым читателям, особенно не знающим всех нюансов ее биографии, читать было довольно непривычно.

Но братьям Коэн в 2007 году по этому роману удалось снять захватывающую мрачную историю. Причем настолько, что она завоевала четыре Оскара из восьми номинаций и кучу других наград.

2. Челюсти





Хоть роман Питера Бенчли Челюсти был бестселлером на протяжении 44-х недель, он все же получил смешанные отзывы от читателей. Многие отмечали, что, несмотря на захватывающий сюжет, к персонажам довольно сложно проникнуться эмпатией.

Но Стивен Спилберг отлично исправил это в фильме. Он вырезал побочные сюжетные линии, очерняющие героев. В результате получился один из величайших блокбастеров в истории кино. Челюсти стал самым кассовым фильмом всех времен до выхода Звездных войн, собрав 470 миллионов долларов при бюджете в 9 миллионов.

Семь экранизаций, финал которых отличается от книги.

3. Американский психопат




Роман Американский психопат вышел в 1991 году, а фильм появился почти десять лет спустя. И этот тот самый случай, когда фильм отлично дополнил и визуализировал книгу, в основном благодаря отменной игре Кристиана Бэйла. Актер смог передать идеальное сочетание сумасшедшего садиста и очаровательного бизнесмена. И это как раз то, что книге сделать не удалось. Поэтому фильм получился сочнее и интереснее.

4. Побег из Шоушенка




Повесть Стивена Кинга Рита Хейуорт и спасение из Шоушенка впервые была опубликована в 1982 году издательством Viking Press в авторском сборнике Четыре сезона. И сразу была тепло принята критиками и читателями, но в число величайших произведений писателя так и не вошла.

Причем кинематографическая адаптация особо не отличается от повести. Следуя основным сюжетным поворотам повести, режиссеру Фрэнку Дарабонту в 1994 году удалось сделать фильм, который не выходит из верхних строчек всевозможных рейтингов до сих пор. Хотя в первоначальном прокате он заработал всего лишь 28 миллионов долларов при бюджете в 25 миллионов. Всенародная любовь к нему пришла позже, когда картину выпустили на видеокассетах и стали показывать по телевидению.

Интересный факт: Фрэнк Дарабонт купил права на адаптацию у Стивена Кинга за 5000 долларов в 1987 году. Писатель так и не обналичил чек, а позже вернул его с запиской: На случай, если когда-нибудь понадобятся деньги под залог. С любовью, Стив.

5. Молчание ягнят



Книга Томаса Харриса Молчание ягнят была опубликована в 1988 году и является вторым романом про серийного убийцу Ганнибала Лектера. Он быстро стал популярным и даже вошел в американскую версию 100 лучших детективных романов всех времен.

Но все же фильм 1991 года получился лучше книги. Он показал Ганнибала именно таким, каким его представлял себе Томас Харрис. И пять Оскаров отлично это доказывают. Чуть позже, в 2011 году, эта картина и вовсе заняла 64-е место в списке 500 лучших фильмов ужасов, по мнению пользователей сайта IMDb.com.

В тему! 10 лучших фильмов по книгам, которые считались неэкранизируемыми.

6. Бойцовский клуб



По признанию Чака Паланика, написавшего роман, фильм вышел намного лучше, потому что он привнес дополнительные детали, яркие образы и сделал саму историю более драматичной. А потрясающий актерский состав помог создать картину, абсолютно затмившую книгу.

Кстати, именно после выхода этого фильма Чак Паланик обрел мировую популярность. Это позволило ему начать публикацию новых романов и устраивать промотуры.

7. Форрест Гамп



Фильм Форрест Гамп один из самых известных фильмов. Он получил 38 наград по всему миру, включая шесть Оскаров. Еще ему удалось собрать 677 миллионов долларов США в прокате.

Но большинство зрителей не знают о том, что в основе его лежит роман Уинстона Грума. И это к лучшему, потому что многие критики считают книгу не особо удачной. Например, анонимный рецензент в журнале Kirkus Reviews охарактеризовал ее как неуклюжую попытку создания фантастического романа.

Создателям фильма пришлось вырезать многие события из книги и изменить характер самого Форреста Гампа, потому что в романе он более циничный и злой.

Кстати, а ты знал, что Форреста мог сыграть Джон Траволта? Что? Да!

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Трогательные и смешные цитаты из Денискиных рассказов Виктора Драгунского

04.12.2021 05:59:10 | Автор: admin
Цикл Денискины рассказы о жизни простого советского школьника Дениса Кораблева увидел свет в 1959 году и навеки вписал имя писателя Виктора Драгунского в сердца миллионов! В честь дня рождения их автора и, можно сказать, отца (прототипом главного героя стал сын писателя Денис) вспоминаем самые смешные и трогательные цитаты.


Утром я ничего не мог есть. Только выпил две чашки чаю с хлебом и маслом, с картошкой и сосиской. Потом пошел в школу.


Я люблю посмеяться Иногда мне нисколько не хочется смеяться, но я себя заставляю, выдавливаю из себя смех смотришь, через пять минут и вправду становится смешно.




А вообще вы правильно говорили: когда болеешь, все тебя больше любят.

Я сказал:
Ну как?
Чудовищно! похвалил Борис Сергеевич.

От этих мыслей я долго не мог заснуть, так долго, что не заметил, как все-таки заснул.




И я теперь дал клятву, что буду учить уроки всегда. До глубокой старости.

Меня даже досада взяла. Вот в кои-то веки захотел быть рыцарем, так денег нет!





Там народу было видимо-невидимо, и все в костюмах. Одних гномов было человек пятьдесят. И еще было очень много белых снежинок. Это такой костюм, когда вокруг много белой марли, а в середине торчит какая-нибудь девочка.

А разве бывают хорошие болезни?
Ого, сказал я, сколько хочешь! Ветрянка, например. Очень хорошая, интересная болезнь. Я когда болел, мне все тело, каждую болявку отдельно зеленкой мазали. Я был похож на леопарда. Что, плохо разве?

Хотя мне уже идет девятый год, я только вчера догадался, что уроки все-таки надо учить.

Но я пел только громко, я не хотел петь потише, потому что настоящее пение это именно когда громко!




Ну что ты, мама, сказал я, какое может быть сравнение? Серые мышки это как простые, а белые вроде диетические, понимаешь?

Два часа! Каких-нибудь пять минут поиграли, а уже два часа!

Я выбежал в коридор прямо в чем мать родила, в одних трусиках.


А теперь идите учитесь хорошо!
И мы пошли учиться. Но я сидел и плохо учился.

И я сел на подоконник и принялся ничего не делать.

Вот, папа, послушай, какую я Мишке задам задачу: вот у меня есть два яблока, а нас трое, как разделить их среди нас поровну?
Сдаюсь!
Я сказал:
Чтобы мы все получили поровну, надо из этих яблок сварить компот.

Когда Аленка меня увидела, она сразу заорала:
Дениска пришел! Ого-го!
Я вежливо сказал:
Здравствуйте! Чего орешь, как дура?

Я прямо опешил. Я сразу понял, что я все лето зря прочепушил. С ежами возился, в лапту играл, пустяками занимался. А вот Павля, он времени не терял, нет, шалишь, он работал над собой, он повышал свой уровень образования.



А что, трудный английский язык? спросил я.
С ума сойти, вздохнул Павля.
Еще бы не трудный, вмешался папа. Там у них сам черт ногу сломит. Уж очень сложное правописание. Пишется Ливерпуль, а произносится Манчестер.

И мы все так хохотали, что чуть не померли.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

5 писателей-дебоширов

26.11.2021 15:47:41 | Автор: admin
Куприн приткнул вилкой баранью котлету к брюху толстяка и другие скандальные выходки знаменитых писателей.

Сергей Довлатов
Самый читаемый в России прозаик отличался от своего сдержанного лирического героя. Вежливость в нем отлично уживалась со злословием, интеллигентность сменялась раздражением.

Как-то раз изрядно выпивший Довлатов ударом в ухо разбил очки своему близкому другу и известному издателю Григорию Поляку, обозвав его тюфяком и поцем. Добраться до дома самостоятельно после выпитого он уже не мог. Тюфяку Поляку пришлось самому отвести домой совершенно пьяного друга.



Однажды в Ленинграде Сергей Донатович пришел к писательнице Людмиле Штерн домой с предложением руки и сердца. А протесты со стороны мужа писательницы Виктора попытался пресечь серией безграмотных хуков.


Вот как о происшествии вспоминала Штерн: Тут Витя применил то ли дзюдо, то ли карате, то ли айкидо без предварительного поклона. Довлатов ответил сильным, но безграмотным ударом. Витя схватил Довлатова за ухо. В этот миг в переднюю выскочила наша няня Нуля, грозя милицией, потому что приходят всякие писатели и хулиганют.

В тот вечер Довлатов жаловался Бродскому, что Виктор Штерн оторвал ему ухо. Наутро, протрезвев, позвонил супругам и вежливо извинился.



Хантер Томпсон


Биография отца гонзо-журналистики усеяна аморальными подвигами. Его боевой дух не знал границ. Однажды на новогодней вечеринке Томпсон, деливший столик со своим приятелем Майклом Солхеймом, заметил, что за ними наблюдают двое парней, околачивающихся у барной стойки. Неожиданно парни решили приблизиться и тут же напоролись на кулаки Хантера. Уже в больнице выяснилось, что парни хотели всего лишь взять у Томпсона автограф. Обрадованный писатель повез их обратно в бар угощать выпивкой.

Ни одна биография Томпсона не обходится без упоминания дебоша в столовой газеты Middletown Daily Records. Там он подрался не с кем-нибудь, а с шеф-поваром, пытаясь доказать, что местная лазанья никуда не годится.

И все-таки самым колоритным столкновением в жизни Томпсона считается драка с членами криминальной мотобанды Ангелы ада. По одной версии, журналист не захотел делиться с байкерами гонораром, полученным с одноименной книги. По другой задолжал ребятам обещанную бочку пива. Потасовка получилась что надо: со сломанными ребрами и другими необходимыми атрибутами хорошей драки.

Сергей Есенин



По широте и размаху его драки могли бы конкурировать с драками небольшой фанатской группировки. Пожалуй, самый известный соперник Есенина Борис Пастернак. Рукопашные схватки между поэтами были обычным делом и никого не удивляли.

Валентин Катаев увековечил одну такую схватку, обозвав Есенина королевичем, а Пастернака мулатом: Королевич совсем по-деревенски одной рукой держал интеллигентного мулата за грудки, а другой пытался дать ему в ухо, в то время как мулат по ходячему выражению тех лет, похожий одновременно и на араба и на его лошадь, с пылающим лицом, в развевающемся пиджаке с оторванными пуговицами, с интеллигентной неумелостью ловчился ткнуть королевича кулаком в скулу, что ему никак не удавалось.

В московском Краснопресненском суде хранятся копии уголовных дел, посвященных некоторым эпизодам из жизни Есенина. В том числе дебошам в литературном кафе Стойло Пегаса на Тверской. Сергей Александрович был совладельцем заведения, так что милицию вызывали только в крайних случаях. Например, если в дело шла мебель.

Зато, протрезвев, поэт полностью признавал свою вину. Сотрудники милиции вспоминали его дружелюбный характер, неожиданно раскрывавшийся наутро.



Александр Куприн


Александр Иванович объяснял свою вспыльчивость неуемным татарским нравом: его мать принадлежала к роду татарских князей.

Импульсом к началу его литературной карьеры косвенно послужил инцидент в киевском ресторане. В 1893 году молодой поручик Куприн едва не поступил в военную академию в Петербурге. В Киеве перед отъездом он зашел в известное среди местных кутил заведение на набережной. Взбешенный надоедливыми расспросами околоточного надзирателя, Куприн завязал драку и столкнул полицейского в реку. Когда история дошла до чиновников покрупнее, вопрос с поступлением был снят. Зато на горизонте появилась новая перспектива: Куприн увлекся писательским ремеслом.

Желтая пресса любила его. И было за что! Газетная хроника хранит десятки историй о его дебошах в городских кабаках. Например, о том, как он облил горячим кофе критика Найденова, нелестно отозвавшегося о его повести, а затем порвал на нем костюм. Встречаются и совсем фантастические: Куприн приткнул вилкой баранью котлету к брюху толстяка поэта Рославлева, при этом стал ее резать и есть, после чего оба плакали.


Франсуа Вийон

Потомки узнавали биографию Вийона из судебных документов. Грабитель, убийца и сутенер, первый французский лирик эпохи Возрождения преступал рамки закона с легкостью, которой позавидовал бы Аль Капоне.

Первым в жизни Вийона громким криминальным событием стала драка со священником Филиппом Сермуазом. По одной из версий, Вийон соблазнил девицу, понравившуюся Сермуазу. Финал происшествия был неожиданным для обоих: Вийон попал камнем в голову обидчика.

К несчастью (особенно для обидчика), удар оказался смертельным. Перед смертью Сермуаз успел снять с Вийона любые обвинения, что, однако, не помешало парижским властям устроить судебное разбирательство, затянувшееся на полгода.

Перспектива пополнить ряды заключенных Консьержери, одной из самых страшных парижских тюрем, нависла над бедным школяром грозовой тучей. До решения суда он бежал из Парижа. К моменту, когда его признали невиновным, Вийон успел связаться с шайкой профессиональных воров и совершить крупное ограбление.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Билл Гейтс поделился 5 любимыми книгами, которые он прочитал в 2021 году

24.11.2021 15:58:54 | Автор: admin
В подборке сооснователя Microsoft есть книги о жизни Шекспира, интеллекте и вероятном будущем.









В этом году Гейтс решил поделиться книгами нейробиолога Джеффа Хокинса, автора Марсианина Энди Уира, журналиста и писателя Уолтера Айзексона, британского писателя Кадзуо Исигуро и североирландской романистски Мэгги ОФаррелл.


Проект Да здравствует Мария (Project Hail Mary), Энди Уир
Этот роман Билл Гейтс посоветовал всем любителям научной фантастики. В нем рассказывается о школьном учителе естественных наук, который вместе с дружелюбным инопланетянином пытается спасти Солнечную систему от пожирающих солнце микроорганизмов.

Хамнет (Hamnet), Мэгги ОФаррелл
В этой книге реальные события смешиваются с выдуманными. Роман рассказывает о семье Уильяма Шекспира в частности, о его сыне Хемнете, который умер в 11 лет и сильно повлиял на творчество английского поэта и драматурга: трагедия Гамлет была написана всего через два года после смерти ребенка.

Взломщица кода (The Code Breaker: Jennifer Doudna, Gene Editing, and the Future of the Human Race), Уолтер Айзексон
По словам Гейтса, все книги Айзексона, написавшего биографии Стива Джобса, Альберта Эйнштейна и Бенджамина Франклина, хороши. Взломщица кода посвящена американскому биохимику, лауреату Нобелевской премии по химии Дженнифер Даудне. Она стала одной из создателей нового метода редактирования геномов с помощью системы CRISPR/Cas9, которую Гейтс считает одним из главных прорывов последних десятилетий.

Тысяча мозгов: Новая теория интеллекта (A Thousand Brains: A New Theory of Intelligence), Джефф Хокинс
Автор книги нейробиолог и сооснователь компании по производству персональных компьютеров Palm Computing. В своей книге он изучает, как люди воспринимают мир и как формируется мышление.

Клара и Солнце (Klara and the Sun), Кадзуо Исигуро
Этот фантастический роман рассказывает о роботе Кларе. В романе это Искусственная Подруга, робот, ожидающий своей очереди в магазине. Она попадает в семью тяжелобольной девочки Джози. Ее болезнь результат неудачной операции по продвижению ее способностей. По словам Гейтса, читая книгу, он ощущал, что в книге описывается вероятное будущее человечества.

Читаете ли вы книги из списка Билла Гейтса? Подробнее..
Категории: Литература

6 книг про искусственный интеллект о том, что готовит нам будущее (6 фото)

17.11.2021 15:58:19 | Автор: admin
Будущее уже наступило: искусственный интеллект стремительно развивается, практически во всех сферах жизни мы так или иначе пользуемся помощью машин. Но что дальше? Если вас интересуют футурологические прогнозы, то без хороших книг о развитии технологий не обойтись. Издательство Альпина подготовило подборку из шести книг, авторы которых расскажут об умных роботах и tech-перспективах на ближайшие годы, и научат шагать в ногу со временем, чтобы оставаться востребованными в условиях конкуренции в новом обществе.




Форма жизни 4: Как остаться человеком в эпоху расцвета искусственного интеллекта

Визионер и бионик, ИТ-спикер TED New York Евгений Черешнев написал книгу об искусственном интеллекте как ступени эволюции человеческой жизни. Прочитав его работу, вы получите экскурс в историю умных роботов, узнаете об их влиянии на социум, политику, экономику, а главное сможете представить реалистичную картину мира XXII века. По мнению автора, нам уже сегодня стоит задуматься о машинной этике, а также строгих правилах сбора и анализа данных. Если мы будем мудры и предусмотрительны, люди, усиленные имплантами и искусственным интеллектом, появятся уже в недалеком будущем и сделают мир лучше.


Эта книга дань научному поиску, неутолимой жажде задавать вопросы и искать доказательные, проверяемые в лабораториях ответы

Черешнев описывает, как бизнес и государство использует фрагменты наших цифровых ДНК, рассказывает о способах тотальной слежки, сферах применения ИИ, почему вообще человечество помешано на технологиях,и надо ли тревожиться по этому поводу. В конце вы получите внезапный бонус топ из 101 книги, с которого стоит начать тренировку собственной нейронной сети.



Искусственный интеллект, аналитика и новые технологии

Коллектив авторов Harvard Business Review (HBR) написал полезные и увлекательные статьи, которые стоит прочитать и специалистам в области IT, и предпринимателям, увлеченным темой ИИ. Этот сборник поможет разобраться, в каком направлении развиваются современные технологии и какую пользу можно извлечь из них уже сейчас.

Из книги вы узнаете, как когнитивные технологии влияют на бизнес, почему алгоритмы не могут работать без менеджеров, как должен выглядеть маркетинг в эпоху умных помощников, почему каждой организации нужна стратегия дополненной реальности. Также в издании затронуты темы дронов, блокчейна, 3D-печати и выживания в экономике хабов.




Воспитание машин: Новая история разума
Специалист в области искусственного интеллекта, кандидат физико-математических наук Сергей Шумский написал книгу, в которой доказывает, что без создания искусственного разума в ближайшие годы человечество просто не сможет обойтись.

Автор рассказывает о зарождении машинного интеллекта и том, как он будет развиваться до сверхчеловеческого уровня. По прогнозам автора, разум эволюционирует из органической материи в неорганическую и свидетелями этого перехода станем если не мы, то наши дети и внуки. За счет перехода от массового производства к экономике длинного хвоста продуктов и услуг, нацеленных на индивидуальные потребности, эффективность ИИ будет подниматься на новый уровень: люди постепенно начнут все больше и чаще работать сначала с интеллектуальными агентами (подробно о том, что это, вы узнаете из книги), а потом и с разумными роботами.

Шумский также делится рисками, которые грозят людям во время становления человеко-машинной цивилизации. Ждет ли нас массовая безработица, новая гонка вооружений и тотальный контроль? И что нужно предпринять сегодня, в какую сторону разработки ИИ двигаться, какими ценностями руководствоваться, чтобы будущее было безопасным?



Искусственный интеллект: Перезагрузка. Как создать машинный разум, которому действительно можно доверять
Исследователи в области ИИ Гэри Маркус и Эрнест Дэвис утверждают, что до сверхразумных роботов нам еще очень далеко, а ажиотажу вокруг ИИ доверять не стоит. Подходы, которые приняты сейчас в сфере IT-разработок, всё еще слишком несовершенны для создания чего-то действительно мощного.

В своей книге авторы делятся мнением, как можно наделить машины здравым смыслом и глубоким пониманием, чтобы людям было не страшно доверять им свое здоровье, дома и многое другое. А также разбираются в проблемах современных нейросетей и способах их решения, объясняют, что не так с теорией заговора машин и какие перспективы развития интеллектуальных систем.



Искусственный интеллект в медицине: Как умные технологии меняют подход к лечению
Практикующий кардиолог, профессор геномики и директор института трансляционных исследований Скриппса (Калифорния) Эрик Тополь написал книгу об искусственном интеллекте в медицине и о том, что нас ждет в будущем в сфере здравоохранения.

Из книги вы узнаете, почему роботы вряд ли превзойдут врачей, и стоит ли нам ожидать, что умные машины смогут лечить неизлечимые заболевания, сведя к нулю вред для пациентов. Вы поймете, какие технологии все-таки смогут улучшить условия труда медиков, а какие уйдут в прошлое, и как в будущем с помощью ИИ специалисты смогут увидеть то, что недоступно человеческому зрению. И главное Тополь рассказывает о мерах предосторожности, о которых нельзя забывать в развитии машинной медицины, чтобы не нанести вреда пациентам.



Как учится машина. Революция в области нейронных сетей и глубокого обучения
Ученый в области информатики, лауреат премии Тьюринга, профессор Нью-Йоркского университета и руководитель фундаментальными исследованиями в Facebook Ян Лекун написал книгу о методах и приемах в сфере ИИ. Вы получите подробное и компетентное описание научного подхода, который работает на стыке вычислительной техники и нейробиологии.

Автор также делится историей собственного научного приключения: его имя по-прежнему связано со сверхточными нейронными сетями, которые подняли распознавание объектов компьютером на небывалую высоту. Вдохновленные структурой и функцией зрительной коры головного мозга млекопитающих, эти сети могут эффективно обрабатывать изображения, видео, звук, голос, текст и другие типы сигналов. Лекун рассказывает, откуда берутся такие идеи у разработчиков, в чем вообще состоит их деятельность, как проходит путь разработки глубокого обучения. И в конце делится мнением, смогут ли машины догнать нас, и если да то как скоро?


Материал подготовлен издательством Альпина
Источник Подробнее..
Категории: Литература

Автомобили великих писателей на чем бы они ездили в наше время?

14.11.2021 09:59:04 | Автор: admin
Какие колеса выбрали бы русские классики.


Автомобиль говорит о характере человека больше, чем ты можешь представить. Но если мы сейчас всерьез начнем рассказывать тебе о внутреннем мире писателей, ты можешь заснуть на работе (или где ты там нас читаешь). Поэтому давай лучше потратим время с удовольствием и пофантазируем!

Лев Толстой

Конечно, ездил бы на классической Lada Niva. С его тягой к простоте, народности и крестьянкам тут просто без вариантов. Но поскольку этот автомобиль имеет экстремально низкий ресурс и компактные размеры, то следом за Львом Николаевичем ездила бы его супруга Софья Андреевна на полноприводном VW Transporter стоимостью как шесть Нив и возила запчасти, а также запасные теплые фуфайки, сухофрукты и левашники пироги с вареньем, которые перед выпечкой с углов поддували воздухом. Лев Николаевич грешным делом любил покушать, особенно сладкого.



Лев Николаевич очень бы любил Ниву и всегда сам заливал стеклоомывающую жидкость в расширительный бачок системы охлаждения



Ф.М. Достоевский

Федор Михалыч водил бы старый Mercedes-Benz C-класса. Почему старый? Да просто Федор наш Михайлович любил играть в казино, обыкновенно продуваясь в пух и прах, так что денег у него вечно не было. Однако он как никто постиг русскую душу (это тебе любой иностранец скажет), а русская душа и Mercedes-Benz неразрывно связаны еще с начала 90-х. И уж, конечно, Достоевский не стал бы ездить на общественном транспорте одна только фраза Тварь я дрожащая или право имею выдает в писателе обостренное чувство собственного достоинства.

А.С. Пушкин
Пушкин был горяч, и ему, конечно, подошел бы BMW M-серии. Пятерка, например. С другой стороны, все не так просто. Возможно, что при его афророссийских корнях и бесстрашии (ты же слышал, что Александр Сергеевич сам вызывал противников на дуэль 23 раза и еще шесть раз вызывали его, хотя только в четырех случаях дело дошло до стрельбы?) в наши дни Пушкин стал бы величайшим из гангста-рэперов и гонял бы на черном Cadillac Escalade. И уж, конечно, он бы не погиб от той пули Дантеса: сейчас с такой раной справились бы в любой больнице.


Я застрелю тебя хореем, взорву тебя ямбом; у тебя нет шансов, снежок, скажу тебе прямо


И.С. Тургенев
Иван Тургенев дворянин и состоятельный человек: книги его хорошо продавались, а играть в карты Ивана Сергеевича в детстве не научили. Ездил бы он на Land Rover Discovery IV: внимание Тургенева было сфокусировано на жизни российской деревни и родной природе, а тут без настоящего вездехода не обойтись. Был он при этом красавец, отличался большой опрятностью и глубоким чувством стиля, а четвертый диско, согласись, один из самых благородных внедорожников. Опять же в любви Тургеневу не везло, а старые Land Rover здорово помогают отвлечься от проблем с женщинами, оттягивая внимание на себя.

Н.В. Гоголь
Николай Васильевич, скорее всего, водил бы неприметный подержанный Volvo, например S60. Николай Васильевич был полон тревог по самым разным поводам, а безопасный шведский седан дарил бы ему немного покоя. К тому же, несмотря на выдающийся литературный талант, фантазия у Гоголя обычно буксовала на старте. Например, он с большим трудом придумывал сюжеты идею Ревизора по его просьбе ему подкинул Пушкин, прочитавший что-то подобное в тогдашних новостных лентах (их еще называли газетами). И так бывало не раз. Вот и с выбором автомобиля Гоголь бы крепко завис и потом спросил: Сергеич, ну чего брать-то? И уж тот, зная о вечных страхах коллеги, дал бы верный совет.

Гоголь и старый Volvo S60 вполне созвучны: скромная внешность в обоих случаях скрывает богатый внутренний мир


М.Е. Салтыков-Щедрин
Салтыков-Щедрин, высмеяв самую суть российской государственности, использовал бы в качестве транспорта стильный, державный Mercedes-Benz S-класса. Дело в том, что, клеймя отечественное чиновничество, служил Михаил Евграфович вице-губернатором в Рязани и Твери, так что с маркой и моделью автомобиля вариантов немного. Правда, чиновником он всегда был энергичным и кристально честным, к огорчению родных и близких.

И.С. Бунин
Бунин, певец любви на сеновале и Нобелевский лауреат, ездил бы на Porsche 911. Иван Алексеевич ценил все настоящее, от фальши его корежило, и посредственное шасси могло бы заставить его разрыдаться. Это, кстати, не шутка, человек он был крайне чувствительный. А то, что 911-й в наших условиях не везде может проехать, его бы не смущало: характер Бунин имел такой, что просто требовал бы перед своим прибытием положить до пункта назначения идеально ровный асфальт.


Бунин любил все настоящее, так что его тянуло бы к бескомпромиссным тачкам


А.П. Чехов

Чехов бы купил VW Passat, потому что за высшее счастье Антон Палыч почитал возможность расслабиться и ничего не делать. Не то чтобы совсем ничего так-то взять вина и поехать к девушкам он всегда был готов, а в смысле не работать, не напрягаться. Поэтому автомобиль он выбрал бы комфортный, не провоцирующий на агрессивное вождение. Почему не Lexus или Mercedes? А потому, что Чехов был мудр и наверняка понимал, что лучше, чем надо, не надо. Будь у него возможность, он бы катался на большом седане с водителем, но, кажется, писатель был состоятелен не настолько. Да и увлечения, требующие денег, у него имелись (смотри выше), так что он бы не стал тратить лишнее.

М.Ю. Лермонтов
А Лермонтов, как нам кажется, взял бы подержанную Alfa Romeo. Жил Михаил Юрьевич ярко, писал дерзко и явно не планировал становиться долгожителем, так что приземленные вопросы надежности и доступности запчастей его явно не волновали. Гонял бы он, конечно, как черт, и все горские красавицы сохли бы по темпераментному молодому офицеру на крутейшей тачке.


Конечно, Лермонтову подошла бы Alfa Romeo: он был темпераментный и романтичный



Источник Подробнее..
Категории: Литература

Ностальгия без права переписки (21 фото)

11.11.2021 15:52:05 | Автор: admin
22 книги о том, как общество и искусство воспринимают прошлое
Блокада Ленинграда, осмысленная через призму личного опыта, этнографические музеи и 169 песен, рассказывающих историю постсоветской поп-музыки, всё это позволяет современной культуре мыслить себя через прошлое. Об этих и других способах восприятия прошлого можно узнать из работ, вошедших в подборку исследователя памяти и медиа Андрея Завадского. Специально для Ножа он составил список из 22 книг, повествующих о том, как прошлое проявляет себя в самых разных областях человеческой деятельности.


Коллективная память

Алейда Ассман Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика
Новое литературное обозрение, 2014





Помимо названной выше, на русский язык переведены еще три книги Ассман Новое недовольство мемориальной культурой, Распалась связь времен? Взлет и падение темпорального режима Модерна и Забвение истории одержимость историей (Новое литературное обозрение, 2016, 2017 и 2019 соответственно). Всячески рекомендую все четыре, но первую особенно. Именно из-за нее я однажды, зачитавшись, едва не опоздал на самолет. На русском языке, на мой взгляд, нет лучше издания, где бы доступнее и увлекательнее излагались основы исследований памяти. Во-первых, Ассман прекрасно разбирает разные виды памяти, среди которых биологическая (личная), социальная (коммуникативная) и культурная (которую она впервые теоретизировала вместе с мужем Яном Ассманом); отдельного обсуждения удостаивается ставшее расхожим но оспариваемое учеными выражение коллективная память, употребляемое и в этом тексте. Во-вторых, автор рассматривает и пытается синтезировать многочисленные теории и подходы к изучению памяти. И, наконец, в книге множество интереснейших примеров и кейсов, что делает ее чтение во время путешествий занятием если не опасным, то как минимум рискованным. Со времени выхода книги на немецком языке прошло 15 лет и с тех пор memory studies ушли вперед. Но даже несмотря на это Длинная тень прошлого стоящее чтение.

Юлия Сафронова Историческая память: введение

Учебники Европейского университета, 2020


Юлия Сафронова, историк из Европейского университета в Санкт-Петербурге, написала отличное введение в исследования памяти. Книга задумана как учебник и это ее сильная сторона. Начиная с определения memory studies как исследовательского поля, автор последовательно разбирает самые важные концепции памяти за последние сто лет от коллективной памяти и социальных рамок памяти Мориса Хальбвакса до мест памяти Пьера Нора и культурной памяти Яна и Алейды Ассманов (для концептуализации которых, кстати, важнейшее значение имели работы Юрия Лотмана и Бориса Успенского). Отдельные главы посвящены культурной травме, ностальгии и постпамяти, взаимоотношениям памяти и медиа, а также бытованию и использованию прошлого в публичной сфере, включая историческую политику и публичную историю. Если задаетесь вопросом, с чего начать знакомство с memory studies, то это отличный вариант.

Николай Эппле Неудобное прошлое. Память о государственных преступлениях в России и других странах
Новое литературное обозрение, 2020


Российские исследования памяти остаются довольно герметичными, замкнутыми на себе, поэтому русскоязычные издания о том, как зарубежные страны работают с трудным прошлым, можно пересчитать по пальцам. Книга Николая Эппле посвящена памяти о советских репрессиях, но особенно хороша именно анализом иностранных кейсов Аргентины, Испании, ЮАР, Польши, Германии и Японии, служащих контекстом для осмысления государственных преступлений в СССР. Смысл здесь не только в расширении горизонтов: примеры того, как другие страны прорабатывают прошлое, создают новую оптику для осмысления собственной истории.

Александр Эткинд Кривое горе: Память о непогребенных
Новое литературное обозрение, 2016


Книга посвящена памяти о жертвах советских репрессий. Почему Эткинд говорит о горе и почему о кривом? Принадлежащая ему концепция миметического горя, определяемого как повторяющаяся реакция на потерю, которая символически воспроизводит саму потерю, напоминает травму, но не сводится к ней хотя, по словам самого автора, некоторые элементы теории травмы позволяют понять горе. В книге анализируются пространство культурной памяти после социальной катастрофы в Советском Союзе и механизмы скорби.

Культурные жанры памяти в России, пишет Эткинд во введении, <> демонстрируют необычные и, может быть, даже извращенные кривые формы горя по прошлому, которые связаны с подобными же способами понимания настоящего.

С такой концептуализацией памяти о советских репрессиях можно спорить, но то, что это одна из действительно оригинальных попыток выработать язык для разговора на эту тему, отрицать невозможно. Я когда-то в рецензии на Длинную тень прошлого написал, что нам нужна своя Ассман. Так вот Эткинд, один из пионеров исследований восточноевропейской памяти (тут стоит вспомнить его известный проект Войны памяти: культурная динамика в Польше, России и Украине в Кембриджском университете (20102013)), один из главных претендентов на эту роль.

Елена Жемкова, Алена Козлова, Николай Михайлов, Ирина Островская (авторы-составители) Право переписки. Связь воли и неволи: о письмах, посылках и свиданиях заключенных советских тюрем и лагерей
Agey Tomesh, 2017


Право переписки одна из моих любимых книг издательской программы общества Мемориал, наряду со сборником Папины письма. Письма отцов из ГУЛАГа к детям, в котором собраны и проанализированы письма репрессированных родителей из мест заключения и который в 2020 году вышел уже в третьем издании, и книгой Агнесса. Исповедь жены сталинского чекиста (2017) Миры Яковенко с воспоминаниями Агнессы Мироновой, жены сотрудника Народного комиссариата иностранных дел СССР Сергея Миронова. Право переписки вышла вслед за одноименной выставкой (20142015) в московском Мемориале, посвященной общению советских заключенных с волей.

Иногда, чтобы хоть немного приблизиться к пониманию такой необъятной, полной лакун темы, как советские репрессии, лучше всего взять лупу и попытаться как можно внимательнее вглядеться в миниатюрные свидетельства такие как письма узников ГУЛАГа, написанные на крошечных обрывках бумаги и зашитые в складках одежды в надежде, что адресат догадается, отыщет послание и сможет разобрать написанное.

Выставка в Мемориале выдающаяся, на мой взгляд, предоставляла возможность ознакомиться с подобными источниками. Книга же, снабженная научными комментариями, может служить как средством для углубленного обращения к теме, так и для тех, кто выставки не видел, прекрасной возможностью восполнить этот очевидный пробел. К тому же и Право переписки, и Папины письма можно скачать совершенно бесплатно. Кстати, сейчас в московском Мемориале идет выставка Материал. Женская память о ГУЛАГе о материальных объектах, созданных и сохраненных бывшими узницами лагерей (временно закрытая для посещения в связи с пандемией, она будет работать до марта 2023 года, так что советую сходить при ближайшей возможности).

Публичная история

Светлана Бойм Будущее ностальгии
Новое литературное обозрение, 2021


Рано ушедшая от нас Светлана Бойм (19592015) была одной из первых, кто обратился к теме советского прошлого и его роли в постсоветском настоящем. Впервые опубликованную на английском в 2001 году работу Будущее ностальгии на русский перевели в 2019-м, а недавно выпустили второе издание. Книга, как очевидно из названия, посвящена ностальгии как модусу взаимодействия с прошлым. Таких, как Бойм, принято называть людьми эпохи Возрождения. Я предпочитаю пусть и несколько неловкое (по крайней мере, в русскоязычном варианте) слово мыслитель другие слова не отдают Бойм должного.

Она работала мыслила не только как славистка и антрополог, но и как художница, куратор, писательница, драматург.

Сводить ее наследие к одной книжке даже как-то неудобно, но тем не менее: ее концептуализация двух типов ностальгии рефлексирующей и реставрирующей до сих пор актуальна и активно применяется исследователями, работающими по всему миру.

Андрей Завадский и Вера Дубина (редакторы-составители) Всё в прошлом: теория и практика публичной истории
Новое издательство, 2021


Минутка саморекламы. Несмотря на растущий интерес к прошлому и увеличение числа посвященных ему медиапроектов, на русском языке до сих пор не существовало хендбука или учебника, который служил бы введением в публичную историю как дисциплину. Коллективная монография Всё в прошлом была задумана мной и историком Верой Дубиной с целью этот пробел восполнить. Среди авторов книги Андрей Зорин, Илья Калинин, Юлия Лайус, Дарья Радченко, Елена Рачева, Сергей Ушакин и еще два десятка чудесных людей.

В каких точках пересекаются публичная история и защита окружающей среды? Как прошлое используется в видеоиграх или комиксах? Что такое историческая проза и кто такие попаданцы? Авторы дают ответы на эти и многие другие вопросы.

Одна из глав книги, кстати, посвящена отличиям и пересечениям memory studies и публичной истории.

Иван Курилла Битва за прошлое. Как политика меняет историю
Альпина Паблишер, 2021


Книгу эту я в руках пока не держал (она должна выйти в ближайшее время), но всё, что делает Курилла, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, безоговорочно заслуживает внимания, поэтому не боюсь рекомендовать эту работу, посвященную влиянию политики на историю, вслепую.

Олег Хлевнюк Сталин. Жизнь одного вождя
Corpus, 2015


Главная задача публичной истории как сферы практической деятельности (в отличие от поля научных исследований) сделать прошлое ближе и понятнее современному человеку, не упрощая это прошлое и не лишая его инаковости. В этом смысле Сталина Олега Хлевнюка можно считать выдающимся примером публичной истории. При этом особенность этой работы в том, что написана она не просто публичным историком, доходчиво пересказывающим уже опубликованные и известные штудии, а едва ли не главным специалистом по сталинизму в России. Иными словами, эта чрезвычайно интересная книга создана на основе кропотливой работы с многочисленными источниками.

Сильная сторона увлекательно написанной книги Хлевнюка состоит как раз в максимально возможной объективности автора, не утверждающего ничего, что не подтверждалось бы документами или чего бы нельзя было на их основании с известной долей вероятности предположить, пишет Вера Дубина в посвященной жанру исторической биографии главе упомянутой выше книги Всё в прошлом.


Через биографию Сталина Хлевнюк показывает, как создавалась, развивалась и функционировала репрессивная система в Советском Союзе.

Прошлое в искусстве

Клементин Делисс Метаболический музей
Музей современного искусства Гараж, 2021


В 20102015 годах исследовательница, издательница и куратор Клементин Делисс была директором франкфуртского Музея мировых культур (Weltkulturen Museum), где предприняла амбициозную попытку переосмыслить колониальное наследие музея. В этой книге, недавно переведенной на русский язык, Делисс рассказывает о своем опыте директорства и предлагает экспериментальную модель музея-университета, в основе которого междисциплинарная и трансдисциплинарная исследовательская работа, призванная вернуть коллекции европейских этнологических музеев к жизни. Но для данного перечня книга Делисс важна другим, а именно призывом совсем не новым для новой музеологии и постколониальной теории, но по-прежнему довольно редким для музейной практики вернуть этнографические объекты в пространство искусства.

Делисс справедливо утверждает, что украденные колонизаторами предметы искусства должны быть возвращены их законным владельцам, но пока этого не происходит, необходимо сделать их доступными для всех.


Выполнить эту задачу можно путем извлечения этих экспонатов из пыльных запасников и приглашения современных художников, писателей, режиссеров и других профессионалов для лабораторной работы с ними. Эти предметы искусства могут рассказать многое о своем прошлом и их истории должны быть услышаны.

Наталия Мазур (редактор-составитель) Мир образов. Образы мира. Антология исследований визуальной культуры
Новое издательство, 2018


Хрестоматийный труд, посвященный памяти искусства и ее механизмам. Считается, что вопросом, какую роль во взаимодействии человека с прошлым играют визуальные образы, впервые задался гамбургский историк искусства Аби Варбург. Самая известная его работа Атлас Мнемозина представляет собой затянутые черной тканью панели, на которых Варбург располагал организованные тематически и принадлежащие разным историческим эпохам картинки, пытаясь понять, как визуальные образы передаются из поколения в поколение. Именно с Варбурга и его метода и начинается антология Наталии Мазур, включающая также тексты Эрнста Гомбриха, Эрвина Панофского, Карло Гинзбурга, Светланы Алперс, Уильяма Дж. Т. Митчелла и многих других исследователей визуальной культуры. Несмотря на очевидный уклон в сторону авторов-мужчин, эта антология абсолютный маст для всех, кому интересны визуальные исследования и их связь с прошлым.

Ольга Лаврентьева Сурвило
Бумкнига, 2019


Прекрасный пример того, как искусство может работать с прошлым. Вопросы, является ли комикс жанром искусства и позволительно ли этому жанру работать с трагическим прошлым, сегодня уже не актуальны. Задаваться ими бессмысленно с тех пор, как Маус Арта Шпигельмана стал бестселлером и получил (в 1992 году) Пулитцера. Сурвило Лаврентьевой можно поставить в один ряд с этой и другими такими работами.

В комиксе рассказывается история бабушки Лаврентьевой, Валентины Викентьевны Сурвило, которая прошла через сталинские репрессии и блокаду Ленинграда.

Эта чрезвычайно личная, но при этом отражающая судьбы тысяч и миллионов советских людей история. Лаврентьева бережно относится к рассказу бабушки, а самое главное разрабатывает графический язык для передачи сложности и неполноты воспоминаний.

Прошлое в художественной литературе

Катя Петровская Кажется Эстер
Издательство Ивана Лимбаха, 2021


Историческая проза, по ощущению, переживает сегодня ренессанс. Здесь можно было бы назвать и Памяти памяти Марии Степановой, и Восстание Николая В. Кононова, и Зимнюю дорогу Леонида Юзефовича, и романы Гузели Яхиной, и многие другие произведения. Но я остановлюсь на трех. Во-первых, на недавно вышедшей на русском языке книге украинско-немецкой писательницы Кати Петровской Кажется Эстер. В ней Петровская рассказывает историю XX века через историю своей семьи, ставшей жертвой Второй мировой войны, голода, холокоста. Примечательно, что Петровская написала книгу по-немецки:

В этой книжке вообще всё правда кроме немецкого языка. Немецкий язык это единственный фиктивный элемент, который всё переводит из плана нон-фикшен в план фикшен, рассказывает она в одном интервью.


По мнению критиков, с которым я обеими руками соглашаюсь, в Кажется Эстер Петровская находит способ рассказать о том, что трудно облечь в слова.

Полина Барскова Живые картины
Издательство Ивана Лимбаха, 2019


Вторая книга, которую я хотел бы отметить в этом списке, посвящена сложнейшей теме блокады Ленинграда. В этой прозаической работе поэт и филолог Полина Барскова рассказывает истории блокады, но делает это через личный опыт. С книгой Петровской эту работу объединяет удачная попытка найти язык для разговора о болезненном, не поддающемся осмыслению, а тем более облечению в текстовую форму фрагменте прошлого. Гораздо лучше меня об этой книге написал Станислав Львовский:

Формально в книге собраны скорее рассказы, скорее повести (что бы ни значило это слово) и даже одна пьеса, но на самом деле она представляет собой цельный, тщательно выстроенный длинный нарратив: так выглядел бы русский роман, если бы его взяли живым на небо однако и в этом случае, боюсь, вещество его не смогло бы сгуститься в субстанцию такой режущей хрупкости, такой стеклянной прозрачности и такой обжигающей ясности, как субстанция этой книги.


Вьет Тан Нгуен Сочувствующий
Corpus, 2019


Наконец, третья книга, которую я хотел бы порекомендовать, это Сочувствующий. В дебютном романе, получившем в 2016 году Пулитцеровскую премию, Вьет Тан Нгуен рассказывает о последнем этапе вьетнамской войны. Книга меняет оптику взгляда на эту войну, включая в американскую историю перспективу вьетнамцев, как оставшихся в родной стране, так и иммигрировавших в США. По сути, автор вписывает членов вьетнамской диаспоры в историю страны, и вписывает по своим, не навязанным извне правилам. Российскому читателю этот роман следует читать по целому ряду причин. Во-первых, в рамках общей открытости иному опыту. Во-вторых, как отличный пример разговора о трудном прошлом. И, наконец, как кейс интеграции теории в практику: Вьет Тан Нгуен, университетский профессор, хорошо знаком с наработками memory studies и даже выступал на одной из ежегодных конференций Ассоциации исследований памяти.

Прошлое в кино

Евгений Добренко Музей революции: Советское кино и сталинский исторический нарратив
Новое литературное обозрение, 2008


В этой работе известнейшего исследователя советской культуры Евгения Добренко рассказывается о том, как память и история использовались в эпоху сталинизма для конструирования советского человека и какую роль в этом процессе играл кинематограф. Техники создания исторических репрезентаций в центре внимания Добренко. Именно через эту призму он анализирует фильмы Эйзенштейна, Пудовкина, Ромма и других советских режиссеров. Рекомендую всем, кто интересуется использованием прошлого в кинематографе и не только.

Илья Кукулин Машины зашумевшего времени: как советский монтаж стал методом неофициальной культуры
Новое литературное обозрение, 2015


Какую роль в истории русского модернизма сыграл монтаж? Это исследование Ильи Кукулина прослеживает развитие монтажа в XX веке, включая его превращение из важнейшего инструмента революционного модернизма в инструмент соцреализма, а затем в метод неподцензурных кино и визуального искусства в позднем СССР.

Автора интересует, как киномонтаж сказался на творчестве писателей и художников Александра Солженицына, Людмилы Улицкой, Ильи Кабакова и других.


При этом важно, что Кукулин не ограничивается российским материалом, помещая свое исследование в контекст американской и европейской культур.

Прошлое в театре

Наталия Якубова Театр эпохи перемен в Польше, Венгрии и России, 19902010-е годы
Новое литературное обозрение, 2014


Важнейшая для исследований театра и прошлого книга на русском языке. В этой монографии Якубова анализирует причины и контекст театральных революций в Польше и Венгрии и сравнивает эти события с развитием российского театра. Эта книга о роли театра и театроведения в формировании культуры памяти, в том числе о переосмыслении документа и обращении к концепции постпамять Марианны Хирш, а также о том, чем польский и венгерский опыт могут быть полезны России.

Прошлое в музыке

Александр Горбачев (редактор) Не надо стесняться
Институт музыкальных инициатив и журнал Афиша, 2021


Огромный розовый том, в котором рассказывается история постсоветской поп-музыки в 169 песнях. Здесь Ясный мой свет Татьяны Булановой, Посмотри в глаза Натальи Ветлицкой, Третье сентября Михаила Шуфутинского, Сэра Валерия Меладзе и другие хиты, которые пропитывают все поры выросших в 1990-е и которые сегодня снова можно услышать на московских вечеринках. Но если вечеринки всего лишь проявление ностальгии по юности и откровенное заигрывание с ней некоторых музыкантов (тут невозможно не вспомнить Про белые розы (2019) Димы Билана), то прогремевшая в 2018-м песня 90 Монеточки нечто большее: попытка понять себя и свое настоящее через обращение к предыдущей эпохе.

Михаил Калужский Репрессированная музыка
Классика-XXI, 2007


В книге Михаила Калужского рассказывается о том, как восемь композиторов (Всеволод Задерацкий, Александр Мосолов, Александр Веприк, Моисей Вайнберг, Павел Хаас, Гидеон Кляйн, Виктор Ульман и Эрвин Шульхофф) противостояли двум самым жестоким режимам XX века нацистскому и коммунистическому и как это отразилось на судьбе их музыкальных произведений. Это история травли инакомыслящих композиторов в СССР и Третьем рейхе. Важно, что в рамках проекта был записан CD, на котором современные музыканты исполняют сочинения всех восьми репрессированных композиторов. На Spotify я этот альбом, к сожалению, найти не смог.

Прошлое и гендер

Наталья Пушкарева, Анна Белова, Наталья Мицюк Сметая запреты: Очерки русской сексуальной культуры XIXX веков
Новое литературное обозрение, 2021


Как менялись представления о женской сексуальности в России на протяжении XIХХ веков? В этой коллективной монографии анализируются церковные сборники наказаний, медицинские формуляры российских родильных домов, материалы судебных дел, личные воспоминания и другие источники, на основе которых Пушкарева, Белова и Мицюк рассказывают о том, кто, почему и как регулировал и цензурировал сексуальную жизнь женщин в России на протяжении десяти столетий.

Клэр И. Макколлум Судьба Нового человека
Новое литературное обозрение, 2021

Исследование британского историка Клэр И. Макколлум, тоже вышедшее на русском языке в этом году, посвящено анализу репрезентаций маскулинности в советской визуальной культуре 19451965 годов. Как менялись в советском государстве представления о том, каким должен быть мужчина? На материале советских медиа, среди которых, например, журнал Огонек, автор анализирует образы маскулинности до Второй мировой и после нее, фокусируясь на сформировавшемся в послевоенном СССР образе мужчины, в основу которого был положен идеал солдата и отца.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Темные пятна и светлые головы 5 увлекательных книг по истории России

10.11.2021 15:43:45 | Автор: admin
История наука неоднозначная. Несмотря на многочисленные исторические документы, фиксирующие те или иные события, трактуются они на удивление по-разному. Все зависит от политической ситуации и мировоззрения смотрящего. Мы подготовили подборку из книг, открывающих читателю неизвестные подробности и непопулярные, но очень ценные сведения, которые помогут составить объективную и полную картину прошлого.



Клим Жуков. Древняя Русь. От Рюрика до Батыя. Предисловие Дмитрий Goblin Пучков
Древняя Русь один из самых неоднозначных периодов в истории России. Изучая его, крайне важно опираться на достоверные источники и авторитет автора. Подробности, которые излагаются в учебниках и многочисленных книгах, зачастую представляют собой совершенно необъективные данные, которые где-то на 90% можно рассматривать только как исторический анекдот. Кроме того, все это очень сильно подогревается бытовыми представлениями, которые, в свою очередь, почерпнуты из кинематографа и книг.

Кто такие русы и варяги? Как формировалась Киевская Русь? Какую цель преследовали князья, воюя с поляками, и было ли монгольское нашествие на самом деле? На все эти вопросы отвечает Клим Жуков военный историк-медиевист и исторический реконструктор.




Борис Кипнис. Непобедимый. Жизнь и сражения Александра Суворова
Александр Васильевич Суворов один из величайших российских военных деятелей, полководец и генералиссимус. Основоположник русской военной теории, храбрый воитель, он был невероятно хорошо образован, писал стихи и владел девятью языками.

Борис Кипнис, военный историк и преподаватель, рассказал не только о карьерных достижениях Суворова. Он предоставил читателю уникальный шанс познакомиться с родословной великого полководца и узнать, что повлияло на его мировоззрение и выбор пути. Автор уделил много внимания быту, мыслям и образу жизни Суворова, благодаря чему мы можем глубже понять его удивительную личность.



Кирилл Назаренко. Под Андреевским и Красным флагом. Русский флот в Первой мировой войне, Февральской и Октябрьской революциях. 1914-1918 гг. Предисловие Дмитрий Goblin Пучков
Кирилл Назаренко, доктор исторических наук, профессор Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, подробно рассматривает действия русского флота во время Февральской и Октябрьской революции, ледовый поход Балтийского флота. Он уделяет внимание оснащению кораблей, ходу сражений, количеству матросов, офицеров и их взаимоотношениям. Многочисленные таблицы с характеристиками состава российского, а затем и советского военно-морского флота, а также фотографии времен Первой мировой войны и Великой революции, представленные в книге, делают облик сражений ярким и наглядным.




Егор Яковлев. Война на уничтожение. Третий рейх и геноцид советского народа
Международный военный трибунал в Нюрнберге вынес справедливый приговор лидерам Третьего рейха. Однако об одном из самых страшных преступлений нацистов всей правды мир тогда не узнал. На основании огромного массива документов, в том числе никогда не публиковавшихся на русском языке, Егор Яковлев убедительно доказывает: весной 1941 года лидеры Германии тайно согласовали план частичного уничтожения народов СССР. Его жертвами уже в ходе зимы 19411942 гг. должны были стать от 20 до 30 миллионов человек.

Такие, казалось бы, разные трагедии, как уничтожение советских военнопленных, искусственный голод в городах, сожжение деревень, блокада Ленинграда и отчасти холокост, на самом деле исходили из одной установки и были звеньями одной цепи. Книга, которую вы держите в руках, содержит принципиально новый взгляд на гитлеровскую агрессию и должна послужить серьезным аргументом для официального признания геноцида советских народов со стороны нацистов. Для второго издания автор существенно переработал текст и вдвое увеличил его в объеме.


Егор Яковлев. Друг государства. Гении и бездарности, изменившие ход истории. Предисловие Дмитрий Goblin Пучков
Еще одна книга Егора Яковлева, автора бестселлеров Война на уничтожение и Красный шторм. В основу издания легли биографии известных исторических личностей в области науки, искусства и политики: Зигмунд Фрейд, Жюль Верн, Клаус Манн, Генри Стюарт и другие знаменитые фигуры.

Зачем нужны биографии? Кроме развлечения от сюжетных ходов, которые выписывает судьба, жизнеописания преподносят одну мораль, о которой хорошо бы помнить и в трудную, и в легкую минуту. Люди живут в истории, она вертит ими, как щепками, попавшими в смерч. И все же далеко не все оказываются покорны воле этого вихря. Некоторые умеют, или во всяком случае пытаются, действовать ему наперекор. Именно их поступки в роковой час X меняют орнамент на историческом полотне.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

За что Достоевский всей душой ненавидел Тургенева

29.10.2021 15:45:01 | Автор: admin
Два писателя-современника Достоевский и Тургенев откровенно враждовали друг с другом на протяжении долгого времени, хотя поначалу были хорошими друзьями. Что послужило причиной непримиримого конфликта, из-за которого писатели даже перестали разговаривать?

Вражда Достоевского и Тургенева длилась долгие годы, и тому было несколько причин




На уроках литературы классиков обычно ставят в пример и рассуждают больше об их положительных качествах и нравственных достоинствах. Однако даже великие писатели были, прежде всего, живыми людьми со своими пороками, привязанностями и антипатиями.

В самом начале, когда Достоевский только познакомился с Тургеневым, то был им совершенно очарован. Они достаточно быстро сошлись и привязались друг к другу, но затем начались размолвки.

Их причиной стало общение в кружке Белинского. Молодой Достоевский, уже успевший издать роман Бедные люди, вёл себя высокомерно и прямо заявлял о том, что он талантливее всех.



Кружок Белинского



Тургенев, в свою очередь, часто ради развлечения провоцировал своего приятеля, а затем, как сейчас говорится, троллил, доводя того до белого каления: спорил, запутывал, высмеивал. Достоевский, который терпеть не мог, когда задевали его самолюбие, злился, нервничал и подозревал всех в зависти к его таланту.

Такое поведение не красило писателей, но конфликт всё ещё не принял катастрофических масштабов. Вражду классиков усугубила ссылка Достоевского в Сибирь, куда тот отправился за за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского и злоумышленного сочинения поручика Григорьева.

Время, проведённое на каторге в Омске, сильно повлияло на писателя: он вернулся убеждённым православным монархистом, в то время как Тургеневу были чужды эти взгляды.

Какое-то время их неприятие друг друга почти забылось и сошло на нет. Писатели словно обменивались комплиментами: сначала повесть Тургенева Призраки напечатали в журнале, который издавал Достоевский, затем Достоевский высоко оценил роман Отцы и дети, а Тургенев, в свою очередь, заявил о том, что его пока ещё друг очень точно понял идею романа.


Иван Сергеевич Тургенев



Вы до того полно и тонко схватили то, что я хотел выразить Базаровым, писал он, что я только руки расставлял от изумленья и удовольствия.

Но этот период не продлился долго. Выход романа Тургенева Дым стал той чертой, после которой стало ясно, что продолжать дружеские отношения не получится. Новая книга Тургенева показала, что идеологические разногласия между двумя писателями слишком велики, чтобы быть незамеченными.

Последняя встреча писателей состоялась в Баден-Бадене в 1867 году, когда литераторы проспорили почти полтора часа и после порвали все отношения. Достоевский не смог простить Тургеневу атеизма и западничества такое отношение к России он считал крайне неприемлемым и возмутительным.

Однако разрыв отношений никак не помешал классикам воевать дальше, в том числе, и на страницах книг. Тургенев резко и оскорбительно критиковал произведения Достоевского: назвал впечатление о Преступлении и наказании продолжительной холерной коликой и разгромил роман Подросток.


Фёдор Михайлович Достоевский



Достоевский не отставал в своих остротах и упрекал коллегу в отрыве от реальности, в которой живёт Россия. Но действовал он тоньше: перенёс выяснение отношений с коллегой на страницы новой книги. Именно так в романе Бесы и появился образ высокомерного писателя-западника Кармазинова, который стал едкой и злой пародией на Тургенева.

Намёк на улучшение отношений появился лишь один раз, когда Достоевский, произнося речь о Пушкине, публично признал образ Лизы из Дворянского гнезда прекрасным положительным типом русской женщины.

Однако налаживать отношения было уже поздно: всё зашло слишком далеко, и Тургенев не пошёл на примирение. Даже после смерти своего коллеги он продолжал язвить, сравнивая его с Маркизом де Садом и распуская непристойные слухи о личной жизни Достоевского.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Уже рядом 5 отличных книг о будущем

28.10.2021 15:50:40 | Автор: admin
Крупнейший книжный сервис в России и странах СНГ ЛитРес подготовил для вас подборку книг, которая поможет заглянуть в будущее и узнать, что же будет с человечеством завтра.



История городов будущего, Дэниэл Брук

Американский урбанист, историк, писатель Дэниэл Брук считает, что такие непохожие друг на друга города как Мумбаи, Санкт-Петербург, Шанхай и Дубай объединяет ощущение дезориентации, которое они вызывают у путешественников. Более того, автор уверен, что это часть замысла архитекторов, создавших эти окна в Европу. В своей книге он рассказывает историю строительства мегаполисов, анализирует их современное устройство и роль в истории и размышляет, что будет с ними через несколько лет. Книга будет особенно интересна архитекторам, урбанистам, историкам и всем, кто неравнодушен к градостроительству.



Физика будущего, Митио Каку


Американский физик-теоретик, популяризатор науки Митио Каку уверен, что ключ к пониманию будущего лежит в фундаментальных законах природы, и именно физика способна помочь в его поиске. Опираясь на современные технологии и исследования, автор предлагает свое видение мира в 2100 году. Научные разработки, упоминаемые в книге, не противоречат законам физики, а прототипы технических новинок, о которых пойдет речь, уже существует. Митио Каку пытается заглянуть в мысли ученых, работающих на переднем крае науки, и показать читателям возможное развитие мира. Авторитетно, научно и очень увлекательно.



Эволюция разума или бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов, Рэй Курцвейл
Как именно работа мозга связана с сознанием? Почему мы распознаем образы? Что именно в нашем мозге влияет на определение личности? На эти и многие другие вопросы о работе мозга и процессе мышления интересно и доступно отвечает специалист по созданию искусственного интеллекта, футуролог, технический директор Google Рэй Курцвейл. Автор делится своими идеями в области нейробиологии и пытается заглянуть в будущее, когда искусственный интеллект станет настолько сильным, что человеческий мозг не сможет его понять, а технический прогресс выйдет на новый уровень. Познавательно и ошеломляюще.




Жизнь 3.0. Быть человеком в эпоху искусственного интеллекта, Макс Тегмарк
Ученые считают, что в нашем столетии на Земле появится новая форма жизни, которая будет способна самостоятельно, быстро и радикально менять свое строение. Когда это произойдет, что случится с человечеством и стоит ли опасаться этого? Размышляет шведско-американский космолог, астрофизик, специалист по теории искусственного интеллекта Макс Тегмарк. Он подробно рассказывает про этапы развития жизни на нашей планете и объясняет, как найти общий язык с новой, более совершенной формой жизни.




Homo Deus. Краткая история будущего, Юваль Ной Харари
Историк, футуролог, писатель Юваль Ной Харари считает, что новые технологии скорее мешают человечеству, чем помогают. Сегодня мы находимся в начале новой модели развития, но какой она будет пока неясно. Автор анализирует настоящее, пытаясь ответить на множество вопросов о будущем. Влияние соцсетей на наши вкусы и взгляды, увеличение числа автоматизированных помощников, изменение экологии, генная инженерия и многое-многое другое. Эта книга своеобразный разговор с читателем, который заставляет рефлексировать о происходящем и попытаться предугадать развитие событий будущем.



Источник Подробнее..
Категории: Литература

Суд в Одессе приговорил воров к чтению книг

27.10.2021 09:50:09 | Автор: admin
В программе: Марк Твен, Тарас Шевченко и Джек Лондон.



Двое жителей Одессы зашли на автостоянку и украли из припаркованной Волги магнитолу. На днях Малиновский суд Одессы огласил приговор по их делу. Ворам назначили год условно и обязанность в виде чтения книг, пишет РИА Новости.

Учитывая личности обоих обвиняемых, их очень ограниченное развитие и образование, отсутствие понимания отношений собственности, отношений между людьми и непонимание общечеловеческих ценностей, в том числе которые закладываются родителями ребенка в детстве, назначить наказание с определенными особенностями... Суд считает, что на обвиняемых необходимо дополнительно возложить... обязанность... придерживаться установленных судом требований о совершении определенных действий, которые будут заключаться в чтении книг, говорится в судебном решении.

Подсудимые признали свою вину и объяснили, что на кражу их подтолкнуло отсутствие денег. Также у одного из них есть жена и ребенок. В судебном решении говорится, что в качестве дополнительных обязанностей обвиняемые должны будут прочитать Приключения Тома Сойера и Приключения Гекльберри Финна Марка Твена, Белый Клык Джека Лондона и стих Минають дни, минають ночи (Проходят дни, проходят ночи) Тараса Шевченко.

По мнению едора Достоевского, перестать читать книги значит перестать мыслить. Чтение определенных судом произведений станет для обвиняемых стимулом для мышления и познания мира, говорится в мотивировочной части решения суда.

Источник Подробнее..
Категории: Литература

Последние комментарии

© 2006-2022, wellwebway.ru